В Сербии президент Александр Вучич объявил о введении новых ограничений для борьбы с распространением коронавируса. После этого начались массовые беспорядки. В ночь на 8 июля протестующие взяли штурмом парламент, после чего были оттеснены полицией. Акции протеста прошли во многих крупных городах страны. Митингующие требуют отставки правительства и президента. Почему люди так отреагировали на введение комендантского часа и что сейчас происходит в Белграде и «Правмир» спросил у жителей сербской столицы.

«Карантин был жестче, чем в Италии»

Почему начались протесты после введения комендантского часа, каким был предыдущий карантин в Сербии и чем он завершился «Правмиру» рассказал Александр Джокич, магистр политологии, ассистент кафедры сравнительной политологии Российского университета дружбы народов. 

— Что сейчас происходит в Сербии?

Александр Джокич

—  Снова собираются демонстранты в Белграде. Основные протесты в столице, более мелкие — в Нише и в Нови-Саде. Это тоже два больших города, по сербским меркам. 

Эти протесты вызваны попыткой снова ввести комендантский час в Белграде, в связи с эпидемией. Очевидно, что люди не протестуют против борьбы с коронавирусом, им просто не нравится то, что комендантский час уже действовал почти два месяца — с марта до мая. После майских праздников были сняты все ограничения. 

Строгие ограничения были введены в Сербии еще в марте. Они действовали до мая. Это было похоже на то, что происходило в Китае. Эти меры были самыми жесткими в Европе. 

Жестче, чем в Италии и в Испании?

— Может быть, да. Наше правительство пугало, что у нас случится то же самое, что случилось в Испании и в Италии, поэтому был введен комендантский час. Меры были такими же строгими, хотя число смертей и зараженных было намного меньше, чем в этих странах. Тогда люди не протестовали, они следили за принятыми мерами, следовали рекомендациями. 

Но проблема возникла, когда в мае эти ограничения сняли слишком внезапно. Из-за того, что сегодняшнее правительство и президент Сербии Александр Вучич хотели провести выборы для парламента 21 июня. Сербия была в режиме строгой изоляции, и вдруг все открывается, все СМИ и все государственные эпидемиологи говорят, что опасность почти миновала, почти побежден коронавирус, побеждена эпидемия. 

Даже стадионы открылись, до выборов был в Белграде состоялся футбольный матч — играли два самых известных футбольных клуба. Стадион, вмещающий в себя 50 тысяч людей, был заполнен. Эта дата вошла в историю, потому что это было самое большое собрание людей в Европе с начала эпидемии. 

Во всей Европе в одном месте не собиралось с начала эпидемии столько людей, сколько собралось на футбольном матче в Белграде. Это все делалось, чтобы граждане почувствовали себя в безопасности и вышли голосовать. 

Эти парламентские выборы были очень важны для нашего президента Александра Вучича, потому что большинство оппозиционных партий бойкотировали их. Большинство сербских партий думали, что нет демократической атмосферы, что их дискриминируют государственные СМИ, что у них недостаточно пространства и места выразить свое мнение. 

Они бойкотировали именно из-за политики, а не потому, что думали — эпидемия продолжается?

— Конечно, оппозиция критиковала власть, почему она сняла так внезапно все ограничения. Конечно, сама оппозиция это связывала с выборами.

Но бойкот выборов был придуман заранее, еще в прошлом году. Разные оппозиционные партии договаривались, выйдут ли они на эти выборы или нет. 

Но главная причина протестов — это попытка вернуть очень строгие антикоронавирусные меры, которые ранее были введены в марте-апреле, а потом сняты из-за выборов в мае. Люди думали, что все хорошо, а теперь им снова нужно в «тюрьму» вернуться. Люди не согласны с этим, хотя, конечно, они хотят бороться против коронавируса. 

Так случилось, что сейчас президент Вучич попытался отказаться от этого комендантского часа, но мы видим, что пока это не изменило ситуацию. 

Президент заявил в среду, что надо снова надо ввести комендантский час с пятницы до понедельника в Белграде. Несколько десятков тысяч граждан вышли спонтанно, протесты не были организованы оппозицией. Некоторые оппозиционные лидеры там появились, их не очень доброжелательно встретила толпа демонстрантов. Это был спонтанный гражданский бунт. 

Президент Александр Вучич в среду сказал, что комендантский час будет, граждане вышли на улицу. Сегодня уже в 15 часов была пресс-конференция по белградскому времени — он вышел и отменил комендантский час. 

Если комендантский час нужен, чтобы бороться против коронавируса, тогда надо потерпеть. А если он не нужен, почему тогда так?

— Получается, что власть отказалась только от комендантского часа или вообще от ужесточения мер в целом?

— Да, она отказалась от введения комендантского часа. Но президент сказал, что какие-то меры должны быть ужесточены, что вполне логично. Никто не думал, что надо допускать массовые мероприятия и массовые скопления людей, но власть сама это сделала. 

В Сербии противники повторного введения карантина взяли штурмом парламент. Фоторепортаж
Подробнее

В этом и проблема, поэтому эта эпидемия снова вернулась в Сербию. Она в марте-апреле пошла на спад, все было нормально. Но, конечно, если открыть все стадионы, арены для концертов, залы, организовать выборы — конечно, вирус вернется, он никуда не уходил. 

С одной стороны, президент Вучич и его правительство пытаются дискредитировать эти протесты и представить, как будто люди, которые вышли протестовать, не признают существование угрозы коронавируса; люди, которые верят, что Земля не круглая; люди, которые боятся вакцины и вакцинации против коронавируса, люди, которые боятся вреда 5G-сетей. 

Некоторые такие группы участвовали, но общее число протестующих — несколько десятков тысяч людей — это достаточно объемные протесты для Белграда. 

Но даже это первая история буквально на прошлой неделе — Александр Вучич в своем публичном выступлении перед нацией объявил, что будут закрыты все общежития в Белграде. Студенты на прошлой неделе вышли протестовать. Он в тот же самый вечер отменил свое решение, сказав, что общежития не будут закрываться, «мы найдем другое решение». 

Мы видим, очень много таких манипуляций вокруг коронавируса, что граждане утратили доверие к этой власти, что она вообще может бороться и против коронавируса. Эта администрация продемонстрировала, что она не очень способна действовать в период кризиса, что, наверное, очень важно, потому что эффективность и успешность видна в кризисной ситуации. 

Очень важно понять, что эти демонстрации имеют общий контекст, не только из-за коронавируса. Демонстрации не состоят из каких-то людей, которые отвергают, что Земля круглая.

— Видели ли вы лично эти протесты?

— Нет, мне люди показывали съемки. Вчера достаточно сурово полиция реагировала. Демонстранты пытались пробиться к зданию нашего парламента, им даже это удалось. Но потом приехали специальные подразделения полиции в доспехах для борьбы против протестов. Достаточно суровый я видел клип, когда полиция бьет людей, которые сидят на лавочке в парке рядом с парламентом. Было несколько таких съемок. К счастью, никто не погиб.

Можно сказать, что именно вчерашние протесты были достаточно активные, достаточно насильственные, особенно со стороны полиции. Можно сказать, что с 5 октября 2000 года, когда произошла цветная революция, в Белграде таких насильственных протестов, такой полицейской брутальности, не было.Это достаточно серьезно.

Сейчас идет стрим через СМИ, видел, что люди стали собираться снова, так что несмотря на то, что комендантский час отменен, люди продолжают собираться. Они думают, что президент Вучич потерял доверие, граждане очень недовольны государством. Раз он так меняет свои решения, это очень странное поведение. 

Во всем этом эпидемиологическом кризисе, который я наблюдаю как политолог, не видел ни одного другого государства в мире, которое бы так вело себя: очень строгие ограничительные меры, потом внезапная отмена этих мер, потом попытка после выборов снова ввести их. Я не зарегистрировал такое поведение ни у одного лидера, ни в Европе, ни даже вне ее

Важно, как эти протесты будут развиваться. Вчера они были спонтанные, сегодня уже оппозиция собралась и вывела своих активистов на улицы. Хотя все равно в большей степени демонстрации остаются спонтанными, самоорганизованными. Но есть активные попытки со стороны оппозиции, которая бойкотировала эти выборы, чтобы подключиться к ним, чтобы, может быть, забрать инициативу. 

«Комендантский час с пятницы по понедельник — это тяжело»

Ирина Антанасиевич, профессор Белградского Университета:

Ирина Антанасиевич

— Уже второй день в Сербии проходят большие протесты. Это не мирные акции, были драки с полицией, в здание парламента летели «коктейли Молотова». Митингующие требуют отставки президента и правительства.

Я думаю, что происходящее — это на самом деле очень сложное явление, потому что каждый выходит по своей причине. Люди действительно устали от того, что происходит, что власть многое замалчивает, о многом недоговаривает.

Если спросить каждого, почему он вышел протестовать, то выяснится, что кто-то вышел против того, что опять вторая волна коронавируса и снова вводятся очень неприятные карантинные меры, кто-то вышел из-за того, что застраивается парк и собираются строить жилой комплекс, третий выходит, потому что 11 июля будет принято решение или какие-то новые меры по Косово, и люди боятся, что полностью отдадут край, и так далее.

То есть причин много, и каждый выходит из-за какой-то своей. Все слилось в общий протест.

Объявление о введении комендантского часа стало началом. Это была причина, но, на мой взгляд, это было просто тем моментом, который подтолкнул людей к протестам. Все это зрело давно.

Беспорядке были и в Нише, и в Крагуеваце и других городах по всей стране. Понятно, что недовольством граждан пользуется и оппозиция, но нельзя сказать, что она все это организовала.

Выходят не из-за одной причины, а потому что назрело и назрело многое. Активный диалог власти и народа идет, но он при всем своем многословии все время какой-то непонятный. Народ не понимает, что власть готовит. Поэтому действия властей зачастую трактуются неправильно. Нет общения, нет настоящего, нормального диалога, объясняющего необходимость тех или иных мер и действий.

В стране вторая волна коронавируса по всем показателям. И действительно понятно, что меры, которые принимаются, необходимы, это понимают многие. Но не понимают неверно выбранный тон и, может быть, то, что меры выбраны острее, чем требуется, сверх необходимости. Комендантский час с пятницы по понедельник — это действительно очень тяжело. 

Протесты происходят во всех крупных городах. В данном случае уже процесс запущен. Без всякого сомнения это только начало.

Подготовили Юрий Чернуский, Ирина Сычева

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.