Главная Культура Литература, история. кинематограф Литература Проза

Две телеграммы

Я торжественно поручился в центре Москвы, недалеко от Кремля, что Римский Папа существует, и Ватикан тоже есть на земле. Пусть принимает факт их существования на мою ответственность. Телеграмма была принята.

Когда я был иподиаконом, незадолго до праздника Рождества Христова меня попросили помочь: кто-то там не успевает, надо съездить на Центральный Почтамт и послать по списку поздравления от нашего Святейшего

Патриарха Предстоятелям Православных Церквей и далее по чину и положению всем тем, кого уже много лет принято приветствовать и поздравлять в самые главные праздники в году. Текст был стандартный в двух вариантах: для православных и для неправославных. Надо было на международных бланках телеграмм написать русские тексты латинскими буквами.

Я провозился довольно долго, но все телеграммы с адресами написал. Подхожу к окошку и подаю телеграфистке целую стопку телеграмм. Она тоже довольно долго возится, проверяя по какой-то книге индексы государств и цену за слово. Позади меня потихоньку накапливается очередь из иностранцев, потому что другого международного окошка нет.

Один бланк телеграфистка возвращает мне и говорит:

— Эту телеграмму я принять не могу, потому что вы не написали название государства.

Я беру бланк. Там написано: “Град Ватикан. Его Святейшеству, Римскому папе Павлу Шестому”. Говорю телефонистке:

— Ватикан — это город-государство. По-славянски слово “град” означает “город”.

— А где он расположен?

— На территории Рима в Италии.

— Ну вот так и пишите: Италия, Рим.

— Не могу я так писать, это совершенно другое государство, так можно задеть очень важные дипломатические стихии, это очень опасно, да и текст не мой, я его только отсылаю.

Телефонистка полезла снова в справочник. Наконец встала разъяренная и громко и отчетливо на полтелеграфа сказала:

— Нету такого государства, видите, нет! Я говорю:

— Может быть и Римского Папы тоже нет?

— А может и нет, откуда я знаю? Принять не могу! В очереди получили большое удовольствие от нашего диалога. Такого яркого примера субъективного идеализма никто из них за всю жизнь наверняка не встречал. Смеялись громко и откровенно.

Наконец подошел из очереди один иностранный господин и очень почтительно сказал телеграфистке:

— Уважаемая госпожа, я хочу вас заверить, что Ватикан существует, и Римский Папа тоже есть, телеграмму можно принимать.

Свидетельство иностранца для нашей русской телеграфистки не имело никакого значения. Чувствуя, что попала в смешное положение, она наконец сказала мне:

— Только на Вашу ответственность, если Вы поручитесь за Римского Папу и Ватикан, я телеграмму приму, но доставку не гарантирую.

Я торжественно поручился в центре Москвы, недалеко от Кремля, что Римский Папа существует, и Ватикан тоже есть на земле. Пусть принимает факт их существования на мою ответственность.

Телеграмма была принята. Кто бы мог подумать, что мне, рязанскому студенту и “православному отроку”, придется поручиться за Папу и Ватикан и защищать их существование. Здесь есть что-то средневековое и рыцарское. И смех, и грех!

Другая телеграмма была совсем об ином, и разделяют их несколько лет.

Я уже год прослужил в Хамовниках в качестве диакона. Этот год был очень тяжелым и трудным. Я служил за двоих и нагрузки были такие, что можно было потерять здоровье (оно, кстати, и было потеряно в значительной степени именно в Хамовниках). Но физические нагрузки нельзя сравнивать с нравственными и духовными. Я был в самом презираемом и уничижительном положении у начальства, воспринимался как враг, которого хорошо бы уничтожить, но так сразу — неудобно, а постепенно даже лучше будет: пусть пострадает. О том, почему так было, скажу как-нибудь потом. А сейчас о телеграмме, которая дала мне передышку на одну неделю в этом непрекращающемся давлении со стороны моего начальства.

Под Воздвижение 1979 года ночью в Московской Духовной Академии случился страшный пожар. Погибли в огне несколько студентов, многие были ранены, чуть не сгорел академический храм. Я, как недавний выпускник, переживая случившееся, послал телеграмму Владыке Ректору с предложением собрать молодых энергичных прихожан в Хамовниках и выехать помочь на пожарище. В телеграмме дал обратный адрес нашего храма.

Прихожу через несколько дней. Мне говорят: — Отец Сергий, Вам телеграмма на храм пришла, лежит уже два дня. А глаза у всех какие–то странные и вопрошающие. Смотрю — и настоятель как-то по-человечески на меня вдруг взглянул. Думаю, что такое случилось, что это за телеграмма, которую уже все прочли?

Читаю: Москва, Николо-Хамовнический храм, диакону Сергию Правдолюбову = Прошу молитв = Apxuenucкon Александр.

Вот это да! Случился пожар, и могущественнейший Владыка Ректор, который всего через месяц получит государственный орден “Знак Почета” и нисколько не пострадает от последствий пожара, как пострадал бы любой генерал после такого происшествия в своей воинской части,— Он вдруг первым делом шлет телеграмму простому диакону с просьбой помолиться. Вот тебе, мол, и простой диакон, надо с ним поосторожнее.

Но прошла неделя, и все встало на круги своя. Опытный человек всегда поймет, где причинно-следственная связь, а где простая случайность. Думаю, что у других повод для усиленных размышлений все–таки имелся. Ведь никто не знал, что мною была послана телеграмма, а пришла простая ответная.


Протоиерей Сергий Правдолюбов. Что запомнилось из прошедшего. М., 2005.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.