«Ее христианство было подлинным, неформальным»

Сегодня - 40 дней со дня кончины Екатерины Гениевой. О Екатерине Юрьевне вспоминает протоиерей Александр Борисов, настоятель храма свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине.

Протоиерей Александр Борисов

Она была нужна нам и всей стране

Печально было узнать о кончине Екатерины Юрьевны Гениевой. Наше горячее желание о ее исцелении не исполнилось. Конечно, мы очень надеялись, что произойдет чудо, потому что она так нужна была всем нам и, если пафосно сказать, всей стране. Благодаря ее решимости, смелости, правильному видению и умению построить работу библиотеки происходили многочисленные очень важные и разнообразные встречи, обсуждения книг, существенных проблем.

Библиотека иностранной литературы под ее руководством стала местом встречи – не просто собранием книг, которые лежат на полках и иногда выдаются читателям, а настоящим культурным центром, и она это замечательно использовала. Екатерина Юрьевна неоднократно сама подчеркивала, что эта идея – библиотека как культурный центр —  была предложена ее духовником, отцом Александром Менем, в конце 1980-х гг. А ею эта идея была воспринята и блестяще осуществлена.  Думаю, что в эпоху интернета библиотека должна быть именно таким местом – не просто хранением редких книг, но именно таким фокусом, в котором сходятся разнообразные культурные и духовные нити, и происходит общение между ними.

Знакомство через семью Меней

С Екатериной Юрьевной мы близко познакомились после гибели о. Александра Меня (9 сентября 1990 года.). До этого мы, конечно, встречались у него дома в Семхозе и в Новой Деревне, где он служил, знали друг друга как бы издали. Семья Екатерины Юрьевны была из того же круга, что и мама о. Александра Елена Семеновна Мень, они были знакомы еще с 1950-х годов. Семья Меней тайно окормлялась в Сергиевом Посаде у архимандрита Серафима (Батюкова) с 1930-х годов – Елена Семеновна с сыном Аликом приняли у него крещение в 1935 году.

Екатерина Юрьевна вспоминала, что когда юный Алик Мень приезжал к ним на дачу, она, тогда маленькая девочка, обижалась на него за то, что он вместо того, чтобы с ней играть, все время книжки читал и что-то писал. А я с первого класса школы, с 1946 г., был хорошо знаком с семьей Меней – младшего брата Павла Меня я выбрал дружить (с тех пор мы всегда вместе), часто бывал у них дома, летом на даче. Т.е. получается, что мы с  Екатериной Юрьевной с разных сторон были близки к дому Меней.

Екатерина Юрьевна в приходе свв. Космы и Дамиана

После убийства о. Александра  Меня сразу возникла идея просить в Москве приход для его духовных чад. Тогда как раз началось движение за возвращение храмов Церкви, а я служил в храме на Речном вокзале и был тогда еще и депутатом Моссовета. Екатерина Юрьевна подала блестящую идею – просить именно этот храм, свв. Космы и Дамиана, в котором  в свое время располагались фонды Библиотеки иностранной литературы, а потом, с 1972 года  – типография Министерства культуры, с директором которой у нее были производственные контакты. Но Екатерина Юрьевна не просто подала идею, а сама пошла с прошением к Патриарху Алексию II и к мэру Москвы Ю. Лужкову. И в мае 1991 года уже состоялось первое собрание нашей общины.

Мы сразу попросили ее войти в наше приходское собрание (так называемая двадцатка, хотя нас было больше, около 40 человек, и сейчас тоже так). Летом 1991 года нам выделили первую комнату в пристройке к храму, там было что-то вроде конференц-зала (мы ее называем светлица), мы там соорудили маленький алтарь и отслужили там первую литургию 19 декабря 1991 года, в день памяти свт. Николая Мир Ликийских чудотворца. Это произошло через 61 год после закрытия храма в 1930 году.

При всей своей занятости Екатерина Юрьевна очень активно проявляла себя как член приходского совета, всегда была на его собраниях, отзывалась на все наши нужды, проблемы храма. Еще, конечно, она помогала нашему приходу, предоставляя место в Библиотеке иностранной литературы, например, для праздничных мероприятий воскресной школы, для молодежных групп — мы начали занятия сразу, а помещений у нас тогда никаких не было. Я помню, мы устроили тогда Рождественский вечер прямо вот тут, на лестнице: ангел по лестнице спускался и объявлял, что принес пастухам радостную весть о рождении Спасителя…

Все 25 лет со дня мученической кончины о.Алекандра  Меня  два раза в год с помощью Екатерины Юрьевны в Иностранке проходили вечера памяти о. Александра Меня – 9 сентября, в день его гибели, и 22 января, в день рождения. И всегда большой зал был полон!  Мы частенько перезванивались с ней, и муж ее приходил к нам, и дочка, а позже и внук, — всей семьей они бывали в нашем храме.

Протоиерей Александр Борисов и Екатерина Гениева

Протоиерей Александр Борисов и Екатерина Гениева

В ее библиотеке всегда возникало что-то новое

В издательстве Библиотеки при участии Екатерины Юрьевны выходило немало очень  важных, нужных книг. Все они были посвящены теме единства, сближения культур и отчасти,  не впрямую – межхристианского диалога. Всегда устраивались презентации, на которых была замечательная атмосфера. В Иностранке все время происходило что-то новое. Например, еще в 1990 г. впервые в государственной библиотеке был создан отдел религиозной литературы. С 1999 до своей кончины в 2007 этот отдел возглавлял о. Георгий Чистяков, клирик нашего храма, с которым Екатерина Юрьевна очень подружилась. Они много вместе ездили по российской глубинке, по провинциальным библиотекам (об этих поездках можно почитать в книге о. Георгия «Путевой блокнот»); бывали вместе и за границей. Им, двум широко образованным и интеллигентным людям, было интересно вместе.  Это была замечательная  дружба двух людей, которые понимали и любили друг друга.

Уже после кончины о. Георгия в Библиотеке был затеян еще один «творческий проект», как называла его сама Екатерина Юрьевна, – Институт Библии. Это не научно-исследовательское учреждение, а скорее, встреча людей, занимающихся библеистикой, совместное обсуждение проблем в кругу коллег. Практически каждый месяц проходят семинары по разным вопросам библеистики. Эти встречи ведет наш прихожанин, сотрудник Библиотеки иностранной литературы, доктор исторических наук Евгений Борисович Рашковский, который сменил о. Георгия на посту заведующего Центром религиозной литературы (так он теперь называется).

«Это не конец, продолжение будет»

Екатерина Юрьевна исповедовалась и причащалась в нашем храме и в Новой Деревне, когда мы приезжали на дни памяти о. Александра Меня. В июне, перед последним отъездом в Израиль,  я последний раз причащал ее у нее дома, в Москве. Тогда она совершенно спокойно, очень цельно говорила о своем возможном конце.  Она понимала, что это произойдет, но не то чтобы вот-вот, но ощущала большую вероятность того, что произойдет.  Это было мужественное принятие неизбежности. Она говорила, что относится к этому с полным доверием, спокойствием и верой, что это не конец, что продолжение будет.

Работала она до последнего. Помню, я исповедал ее, причастил – и она тут же заторопилась в посольство Германии, где у нее были какие-то дела. А ходить ей было уже трудновато, ее везде сопровождал муж  Юра. Рядом с ней в эти дни все время была Людмила Улицкая, с которой они очень подружились в последние лет 10. Люся специально поехала к ней в Израиль и была там с Екатериной Юрьевной до последнего. Потом она же участвовала во всех делах, связанных с перевозкой тела и похоронами. А с  Люсей-то мы знакомы очень давно, с 1966 г. – мы вместе работали в Институте общей генетики (она была тогда аспиранткой, а я в той же лаборатории младшим научным сотрудником).

Отпевание 14 июля – особый знак

Отпевание совершал митрополит Иларион, он сказал очень хорошее, теплое слово, и это очень значимо для всех нас. Отпевать Екатерину Юрьевну – это была его собственная инициатива: мне позвонил накануне его помощник, спросил, не буду ли я против. Я сказал, что почту за честь. Несколько лет назад владыка уже служил в нашем храме, на Благовещение. И храм, и община произвели тогда на него хорошее впечатление. Знаменательно, что отпевание состоялось именно 14 июля, в день свв. Космы и Дамиана Римских. Дело в том, что первые 4 года нашего служения мы считали, что именно им и посвящен наш храм. Это следовало из архитектурных документов, переданных нам типографией. Соответственно, престольный праздник мы отмечали 14 июля, и первый молебен состоялся ровно в этот день 24 года назад во дворе храма. И именно в этот день Господь привел Екатерину Юрьевну для последнего богослужения в тот храм, который ее усилиями был возвращен верующим – это удивительно!

Позже, когда стали раскрывать настенную живопись, и когда была возвращена храмовая икона свв. Космы и Дамиана, находившаяся неподалеку в храме Воскресения Словущего, стало ясно, что наш храм посвящен свв. бесср. Косме и Дамиану Ассийским. Их память 14 ноября, что теперь и отмечается как наш престольный праздник. Но патриарх Алексий II при этом сказал, чтобы мы не забывали и римских Косму и Дамиана. Поэтому мы всегда совершаем литургию и 14 июля. То, что мы отпевали Екатерину Юрьевну в этот день – это, думаю, особый знак: Господь ее встречал по нашим молитвам.

Услышит ли интеллигенция главный урок Екатерины Гениевой?

Самый главный урок жизни Екатерины Юрьевны – это соединение принадлежности к культурной элите (ее диссертация была посвящена Джойсу, она была переводчиком филологом) с глубокой церковностью. Ее христианство было подлинным, неформальным. Думаю, что это очень важно для нашего времени: такие люди показывают, что культура и знание, церковь и культура, церковь и наука совсем не противоположны, что они прекрасно могут соединяться и давать замечательные  результаты в жизни таких людей.

Это важно и для современного состояния нашей интеллигенции, которая к Церкви начинает относиться с иронией, скепсисом  из-за некоторых священнослужителей, проявляющих себя слишком властно, не соответствующих христианской любви и духовной глубине. Но дело-то не в них, а в том, что для культурного человек важно за этими недолжными проявлениями увидеть истину. Иначе, сосредоточившись на досадных препятствиях, можно перейти на позиции интеллигенции конца XIX –начала XX вв. – а ведь это поощрило большевистскую революцию и последующие за этим гонения. Благодаря этому джинн атеизма был выпущен из бутылки, и весь кошмар ХХ века в России своим первоисточником имел именно утрату христианской веры русской интеллигенцией.

Поэтому и сейчас важно обращаться не только к демократическим ценностям, которые, скорее, являются неким механизмом, но к главной истинной основе человеческой жизни – христианству. И  печально, что пока обращение это происходит слишком вяло. Даже многие деятели культуры, СМИ, журналисты, делающие передачи о церкви,  как выясняется, Евангелие никогда не читали, т.е. в сущности не знают того, о чем они рассказывают и спрашивают. Увы, в этом отношении наше общество остается  достаточно невежественным.

yYykcfoZBmg

 

Вспоминается замечательный пример митрополита Сурожского Антония. Будучи мальчиком Андрюшей Блумом, для того, чтобы опровергнуть пришедшего к ним в класс священника с рассказом о Пасхе, он не отвернулся (мол, чепуха!), а решил познакомиться, прочитать Евангелие. Как мы помним, он нашел то, которое покороче – Евангелие от Марка, начал читать его и понял, что это – истина. И произошло чудесное обращение – мальчик стал митрополитом Антонием.

Вот бы и наша интеллигенция,  прежде чем поворачиваться к церкви спиной, узнала бы – а что же там? Ведь это всего четыре  маленьких книжечки под названием Евангелие. Люди чуткие, глубокие делают этот шаг. Известно, что Надежда Яковлевна Мандельштам всегда спрашивала своих знакомых, которые  во множестве посещали ее: «Знаете, что меня убеждает в истинности Христа?» – «Что же, Надежда Яковлевна?» – «Чудо Четвероевангелия. Не могли четыре непрофессиональных писателя создать четыре шедевра, если бы за этим не стояла реальная Личность. Его нельзя было придумать».

Когда уходят такие замечательные, яркие люди, как Екатерина Юрьевна, то, наряду со скорбью, всегда присутствует чувство благодарности Богу за то, что на нашем жизненном пути такие люди были. Они являются огоньками, указывающими правильный путь в жизни.

Подготовила Юлия Зайцева

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: