Эфиопский изюм или «Странное у вас, русские, православие»

|
Пару недель назад мне довелось побывать в Эфиопии. Чтобы рассказать о красотах этой страны словами, – надо обладать хоть частью таланта потомка выходца из Эфиопии Александра Сергеевича. Поэтому предлагаю читателю просто записи тех разговоров, мнений, суждений, которыми мы обменивались с местными.
Эфиопский изюм или «Странное у вас, русские, православие»

В хаотичной и несколько агрессивной Аддис-Абебе, в спокойной и доброй Лалибеле, а также в горных монастырях этой страны – везде встречались замечательные, открытые люди, которые с удовольствием предлагали помощь в знакомстве с их родиной. И священники, и монахи, и бедные крестьяне, и богатые предприниматели, и даже эмигранты из Сербии – со многими людьми мне удалось встретиться, поговорить, порадоваться общению с ними.

Как и везде, в Эфиопии есть свои беды и свои поводы для радости. Есть и возможности провести параллели с Россией. А есть и свои «изюминки», не всегда, впрочем, сладкие, но запоминающиеся. Вот такое – очень субъективное – ассорти из эфиопского «изюма» и предлагаю. Надеюсь, не набьет оскомину. Может, кто и сам захочет съездить, попробовать. Наверное, не пожалеет.

Скотобойня на Пушкин-роуд

– Пушкинская? Pushkin road? Все просто: во-он там: дорогу перейдешь, рядом со скотобойней – вот там и начинается. Мало ли, что вывесок нет: это тебе Аддис-Абеба, а не Санкт-Петербург какой-нибудь! Привыкай. Итак, рядом со скотобойней, понял? Памятник нашему великому поэту? Да, был где-то здесь. Вот там стоял, где сейчас реклама «Форда». Ну, перенесли, значит. В музей рядом с русским посольством. Почему с русским, не знаю. Слушай, а не потому ли, что Пушкин какое-то отношение к вашей стране имеет? Что-то я такое слышал. Ну, вот поэтому и перенесли, значит.

Знай свое место, женщина!

– Почему в храм три входа? Очень просто: главный – для духовенства, левый – для мужчин, правый – для женщин. Да, у нас в храмах женщины и мужчины отдельно молятся. И, между прочим, обувь перед входом снимают – не забудь. Помнишь, наверное: «Иззуй сапоги от ногу твоею, место бо, на нем же стоиши, земля свята есть»? Вот поэтому.

Ха, правда, что ли, что в русских храмах женщины часто слева стоят, а мужчины справа? Дикари-с! Ева же была сотворена из правого ребра Адама! Почет-то какой для женщины! Правая сторона – их!

Как – свинину едите?! Как это – необрезанные?! Серьезно, что ли?! И после этого вы себя христианами называете? М-да, странный мир какой. Впрочем, Богу виднее. Но мы все-таки самые настоящие христиане, по-моему.

И барабаны у нас есть богослужебные – без танцев ни одна служба не обходится. А вы танцуете? Нет? Говорю же: дикари. Ладно, не обижайся – просто нам непривычно все это.

Странные православные

Была царица Савская в гостях у Соломона? – Была. – Получила от царя в дар Ковчег Завета? – Получила! Он в Аксуме хранится в отдельном храме, и туда никого не пускают! Вернулась в Эфиопию, э-э, непраздной, а потом родила сына, родоначальника династии царей-соломонидов? – Вернулась, родила. Вот и сиди на месте ровно, мы – самые что ни на есть настоящие, органичные, так сказать, христиане, вот! А еще, между прочим, те самые волхвы, которые пришли поклониться Младенцу Христу в Вифлеем, тоже были самыми настоящими эфиопами! Ну, не русскими же они были – русских тогда вообще не существовало. А эфиопы были. То-то же! Нет, честно: какие-то странные вы православные.

Только не танцуй

«Я – древо, на котором веток много,
Но зрелых я плодов не оброню.
Как та смоковница, по воле Бога
Бесплоден я, засохший на корню»

– Да, я люблю приходить сюда, к храму Георгия Победоносца, и читать стихи и Библию. Раздобыл в интернете Нарекаци – вещь, скажу я тебе! Вторую неделю прихожу сюда, спускаюсь к церкви, стою в тени, смотрю вверх на скалы и читаю Нарекаци. Ну, честное слово, все про меня написано. Мне? 18 лет. Надеюсь поступить в университет, но денег нет абсолютно. Пишу музыку еще, песни пою и танцую. Кем хочу стать? Ну, музыкантом, певцом, а танцевать у нас и так все умеют. А ты умеешь? Э, хватит! Не умеешь. Но смешно, спасибо, порадовал.

– Что – бедность? Подумаешь! Зато я свободен. Еда, слава Богу, есть. А нет сегодня – будет завтра. Так что я свободен, и это главное. Вон, вчера какой-то белый истерику устроил: обокрали его, машину угнали. Слезы, сопли, проклятия. А у меня нечего воровать, и у меня есть церковь Георгия, скалы, небо и Нарекаци. И, кажется, я счастлив.

Пошли, другие церкви покажу – их тут у нас много, и все в скалах вырублены: когда-то Эфиопия была великой империей, с Византией дружила, да-да. Вот тогда эти храмы и понастроили. Между прочим, царь Лалибела, когда их строил, их план не от кого-нибудь получил, а от ангелов с третьего неба, вот. Не веришь? А ты постой тут, посмотри, помолчи, помолись – поверишь. Да и не мог он без помощи ангелов такую красоту за 20 лет соорудить! Все-таки Эфиопия благословенная страна. Правда, я дальше Лалибелы и не выезжал никуда – только к родителям в село, это километров 15. Там у нас хорошо! А у вас, правда, снег бывает?

Параллель, однако

– Пойдешь к мурси – не вздумай после семи утра! Они в полседьмого уже пьяные, а в семь агрессивные. Жить хочешь? Вот и думай. Недавно двоих порезали, да они и между собой дерутся, стреляют. Водку, виски, просто спирт литрами пьют. Язычники – что тут скажешь. В деревни к себе пускают за деньги – сбор взимают за вход. Так что ты очень быстро туда сходи, экзотикой, если так уж приспичило, полюбуйся, пофотографируй и вали скорее обратно – целее будешь. Да, понимаю, всех иностранцев почему-то интересуют женщины мурси с их блюдцами в нижней губе, это у них считается признаком красоты и зрелости. Что тут интересного, не знаю, мне вполне хватило одного визита в их деревню: насмотрелся на всякое – больше не желаю.

Свобода

– А зачем нам деньги? Урожай собираем осенью, до декабря, потом начинаем отвозить на осликах в город – там меняем на то, что надо, вот и все. Ну, стиральный порошок, мыло, белье, ложки, ножи – все такое. Самое трудное – до сезона дождей, когда запасы кончаются, но тут год на год не приходится. У меня в городе несколько друзей есть, помогают. А, вот эти три полена, которые несу? Это просто все: обычай такой у нас. Если уважаешь того, к кому идешь, ты должен принести в его дом хотя бы пару поленьев, иначе некрасиво получается.

Страна вечной молодости

– Какой-какой у вас год? 2014-й? С Рождества Христова? Во, дают! Запомни: сейчас на дворе 2007-й! И полдень – это не 12 часов, а 6! День у нас делится на два цикла, каждый по 12 часов, поэтому полдень – это 6. Полночь тоже. Ладно, все равно не поймешь. Но хоть почувствуешь себя на семь лет моложе. Хорошая страна, правда?

Зажрались до безумия

– Сегодня мы совсем не тот народ, который был гордостью Африки. Нас жутко разбаловала «гуманитарная помощь» – сначала от России, потом из США и Европы. Когда задарма получаешь все, что хочешь, начинаешь сходить с ума. Желудок и кошелек становится шире души – сдвинешься тут. Вот потому и коррупция страшная, и воровство процветает, и попрошаек в городах куча. А зачем им работать где-то у себя в деревне, если можно приехать в столицу и жить на халяву, а? Ну, как живут, ты видишь: и грязь, и вонь, и болезни всякие непристойные. Зато спутниковые тарелки на своих жестяных хижинах ставят – много всяких интересных передач смотрят. Не хочешь зайти посмотреть? Нет? Понимаю. Социальной помощи нет в принципе – церковь что-то пытается делать, но с такой оравой ворующих нищих просто не справиться. Как будем жить дальше, ума не приложу. Раньше, лет 30 назад, даже представить себе было невозможно, чтобы кто-нибудь курил на улице. Уж про пьянство, СПИД и не говорю. Сейчас…Боже, спаси Эфиопию!

Спокойнее, чем дома

– А мне здесь нравится! Я – один из восьми сербов, которые живут в Аддис-Абебе. Женился на местной – сначала стали жить в Сербии, в Косово, сына родили. А потом – сам знаешь: оккупация. Ну, и что мне делать оставалось? Сначала переехали в центральную Сербию, но посмотрели, что там происходит, какая там жизнь началась, когда вдруг все резко «в Европу» захотели, я и подумал: похоже, единственное место, где я могу остаться сербом, – это Эфиопия.

Такие вот дела. Живем здесь с семьей уже шестой год. Да, трудно, но не безнадежно. И, главное, человеком себя чувствуешь. Только без церкви тяжело – тоскую без церкви. Надеюсь, появится православный храм. Привет России!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Теперь трансплантации легких придется ждать 5 лет
Рассказ кардиолога, начавшего дефибрилляцию в СССР и делавшего экспертизу смерти И. Сталина

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: