Над историей Михаила Ефремова, устроившего трагическое ДТП, размышляет иеромонах Димитрий (Першин).

Иеромонах Димитрий (Першин)

Не имеют никакого значения ни твои роли, ни пост, ни открытия, ни спортивные достижения, если ты перестал быть человеком.

Сесть по пьяни за руль — запрограммировать убийство. И отвечать за это надо по полной.

И здесь не может быть никакого снисхождения. Потому что, если одному сойдет с рук, то и другим повадно будет.

Примеров тому море. Депутаты, чиновники, офицеры, олигархи — сколько раз они ускользали от ответственности, прикрываясь положением и связями? И чем «гражданин поэт» лучше кого-либо из них?

И если дети за отца не отвечают, то и именитые отцы не должны «отмазывать» своих непутевых детей.

Таков месседж и такова правда многих гневных отповедей Михаилу Ефремову.

С другой стороны, понятно и то, что с особым рвением изголяются над ним, такие нынешние привластные пропагандисты как, например, Владимир Соловьев — соименник великого русского философа позапрошлого века. Ведь Михаил Ефремов из тех, кто критиковал власть имущих, читая стихи, скажем, Дмитрия Быкова в проекте «Гражданин поэт».

И припечатывать оных несогласных, да еще и в канун голосования по перекраиванию Конституции — это просто такая высоко оплачиваемая работа, ничего личного (возвращаю Соловьеву его аргумент против Дудя).

Ирония судьбы в том, что имя Владимир Соловьев — обязывает. Обязывает ходатайствовать о милости, а не добивать.

Тот Владимир Соловьев вступился перед императором Александром III не за случайного убийцу, но за убийц хладнокровных и преднамеренных. За тех подловатых русских революционеров, что лишили Александра II жизни, а Россию — Конституции.

Он просил императора их по-христиански помиловать, заменив смертную казнь иным наказанием.

Не был услышан. Был лишен права читать публичные лекции и в итоге ушел из университета. Ну, так он и за евреев заступался (что в те времена тоже было определенным вызовом общественному мнению).

Так что Соловьев Соловьеву рознь. А вот Михаил Ефремов нашел в себе мужество выйти на площадь и сказать: виноват. Не Раскольников, конечно, но…

И это существенно. Покаяние. Открытое. Прямое. Без самооправданий, выкручиваний и демагогии. Признание вины. Истрезвление, говоря на языке аскетики. Открытый отказ от махинаций с правосудием. Боль, граничаящая с отчаянием. Намерение искупить, насколько возможно, вину. Помочь семье, потерявшей отца, мужа, дедушку — просто хорошего и ни в чем не повинного человека. Сказать всем: нет больше никакого Ефремова. А есть несчастный человек, плачущий о своих страстях и пристрастиях, обернувшихся большой бедой.

И вот именно поэтому нулевую толерантность к подобному преступлению, а она может быть только такой — нулевой, мы не можем не восполнить состраданием и жалостью к тому, кто его совершил. И к молитвам об упокоении новопреставленного Сергия приложить молитвы о спасении заблуждшего Михаила.

Ибо он — нуждается в них.

Альтернатива — довести до самоубийства. Дотравить. К одной смерти добавить вторую.

Думаю, он и сам не раз говорил себе, что лучше было бы ему не родиться на свет, чем садиться за руль в подпитии.

Думаю, мы сможем его допинать. У нас это неплохо получается. Да он и заслужил.

Но если начистоту, то заслужил — и я, как и, боюсь, многие из тех, кто взяли в руки камень. Ведь пусть мысленно, но и каждый из нас в чем-либо не без греха.

Независимо от этого — милосердие не в том заключается, чтобы закрывать глаза, но в том, чтобы за всем ужасом сотворенного различить человека, который сам уже совсем не тот, что сел за руль «в проклятый понедельник».

Может человек умереть, но может и ожить. Может убить, но может и родиться вновь. Может разорвать душу на крестражи убийством, но может и собрать эти куски в единое целое. Может перечеркнуть Вселенную чужой жизни, но может и обновить свой внутренний мир, сказав: простите меня, эта кровь на мне (кстати, это сквозной сюжет Гарри Поттера — для тех, кто разминулся с Достоевским).

Суд будет. Каким будет приговор — решать судье по материалам следствия.

А нам бы не повторить ошибку Михаила Олеговича — и не стать вольными участниками уже его (само)убийства, что бы там не подливали нам иные телеведущие.

Ибо любовь выше закона, а милосердие — справедливости.

Когда-то эти слова сказал Патриарх Алексий. И мне кажется, сейчас самое время вспомнить о них (даже если ту проповедь Патриарха готовил его референт диакон Андрей Кураев :)).

С именинами всех, дочитавших до конца. Сегодня память всех святых, а значит, и нашего, коли мы крещены.

Христос да хранит нас всех.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.