Екатерина Бурмистрова: почему мы кричим и не можем остановиться

Родитель решает не срываться и не кричать на детей. Вроде бы удалось сдержаться, но вдруг взрослый обнаруживает себя вновь в состоянии крика. Бывает ли агрессия «ни с того ни с сего» и как справиться с ней? Рассказывает семейный психолог Екатерина Бурмистрова, автор книг про гнев и курса по управлению гневом.

Не пропускайте «желтый» сигнал

Екатерина Бурмистрова

Гнев, агрессия, пусть вербальная, в виде крика, не появляется сама по себе. Чаще всего не бывает так, что среди полного спокойствия, полного штиля, – вдруг резко, без каких-либо предупреждающих знаков – ураган, гром и молния.

Все-таки здесь работает светофор, у которого три цвета, и между зеленым – покоем и красным – агрессивным состоянием, есть еще и желтый – уже раздражение, уже потеря спокойствия, но еще не срыв. И это состояние раздражения длится не полсекунды, а дольше, но люди его нередко пропускают. Так водители могут проскочить на желтый, как бы не заметить его, и ехать уже на красный, запрещающий сигнал.

Так что очень важно научиться отличать потерю собственного комфортного состояния, почувствовать, что вот уже начал мигать желтый или даже раньше, когда зеленого остаются последние секунды (образ светофора, мне кажется, здесь самый подходящий). Это можно назвать просто внимательным отношением к собственному состоянию. Потому что мы обращаем на себя внимание в крайних ситуациях, когда уже все плохо, когда начались крики, а за ними – угрызения совести. Полезно видеть это самое «чуть раньше» и брать паузу.

Потому что когда агрессия уже стала выходить, выплескиваться, остановиться очень сложно. Очень часто я слышу, что «да, все это понимаю, все это читала, слышала, но вот в этот момент я уже сдержаться не могу, уже нет никаких тормозов».

Лучше не делать уроки, чем закончить их в истерике

Бывает, родитель понял, что он сейчас взорвется, вышел в другую комнату, перевел дыхание. Вернулся, а дети, скажем, игрушки разбросали, и – вот он уже кричит. Это шлейф гнева.

Даже если мама на семь минут осталась перевести дыхание и глубоко подышать, внутри у нее ничто не успокоилось. Да и если у вас совсем маленькие дети, вы надолго не выйдете даже в другую комнату.

И детям, и себе нужно объяснять, что если была вспышка и вам удалось ее погасить, не войти в агрессивное состояние, то еще в течение 40-45 минут гнев может очень легко вернуться, потому что запустился адреналиновый цикл. Значит, и вам, и окружающим надо понять, что уже равновесие потеряно и для того, чтобы баланс вернулся, вернулось какое-то более-менее гармоничное состояние, требуется время.

За пять минут можно купировать вспышку гнева, а дальше – нужно отходить от этого гнева плавно, медленно, с помощью разряжающего занятия. Не стоит наращивать темп или, наоборот, уходить в рефлексию, самообвинения.

Люди говорят, например, что невозможно уйти на 45 минут от забот, ведь детям задали много уроков и нужно помогать их делать. Но лучше перестать делать уроки, чем закончить вечер в полной истерике. Уроки того не стоят. У ребенка в долговременной памяти останутся ваши эмоции, а не сделанные уроки, так что цена, с моей точки зрения, таким урокам слишком высока.

Можно сказать: «Я сейчас не в состоянии делать с вами уроки, уже только что чуть на вас не сорвалась. Либо вы их делаете сами, либо не делаете». Порой дети бывают понимающие: вспышка могла быть и миновала, и они начинают координироваться. Но иногда они, наоборот, наращивают, наращивают плохое поведение, значит, им что-то нужно, но, возможно, вовсе не контроль за уроками, а просто что-то другое совсем.

Часто дети ждут этого крика как такого волшебного средства – мама закричит и мы начнем что-то делать. И это история не про гнев, а про то, что не настроена система самостоятельного подхода к урокам. И надо работать, прежде всего, с этим.

Чем поможет «дневник агрессии»

Чтобы научиться понимать себя и не допускать выплеска агрессии, я рекомендую карту наблюдений за собственным состоянием, именно за своим, а не за поведением ребенка. Своеобразный дневник агрессии, куда вы записываете, когда и в какой момент, в какой ситуации вы сорвались на крик или готовы были сорваться. Когда вы будете систематически записывать, вы увидите, в какие моменты бываете более склонны к этим вспышкам.

Обычно это конец дня, конец недели, конец какого-то периода, перед праздниками, в определенные дни женского цикла. Также стрессовую ситуацию, влекущую за собой всплески гнева, могут вызывать различные жизненные ситуации. Скажем, перед выплатой кредита у вас плохое настроение или после визита не очень приятного родственника. Раздражительность может вызывать недосып. Например, младший ребенок плохо спит, или кто-то заболел, или это бессонница, и если человек вместо семи часов спал пять, то велик шанс, что он будет кричать по любому поводу, просто потому, что ему нехорошо.

Это нужно знать и быть особенно внимательными, как на скользкой дороге.

Если у вас период нестабильности, то и самой нужно это понимать, и детям, и взрослым говорить, скажем: «Сегодня у меня плохой день».

Это безопасней, чем не говорить, более того, проговаривание учит детей тому, что у всех людей есть слабости, и с этими слабостями нужно пытаться бороться.

Можно договориться с близкими о каком-то стоп-сигнале. Им пользуются, чтобы показать, что гнев может выплеснуться и лучше всем остановить ситуацию. Это может быть жест, кодовое слово. Когда машина тормозит, сзади загораются тормозные огоньки. Значит, все, нужно останавливаться тем, кто сзади. Стоп-сигнал очень полезен и между супругами, и между родителями и детьми, и между детьми, но в последнем случае все сложнее настроить.

Гнев накачивается, как мышца

Гнев может стать привычкой. Говорят, что если выплеснуть гнев, то его становится меньше. Я убеждена, что гнев накачивается, как мышца. То есть человек привыкает гневаться и гнев выражается в раздражительности, выливается вовне. Чем больше злишься, тем больше хочется злиться. Редко бывает, что позлился и успокоился. Обычно привычка выплескивать агрессию для человека становится автоматической.

Фото: unsplash.com

Более того, гнев – заразен, происходит заражение эмоциями и заражение гневом.

В зоне риска к проявлению вербальной агрессии – люди, у которых не сбалансирована психика либо с детства, либо из-за нагрузки. Например, у человека было тяжелое травматичное детство, с агрессией, или у человека напряженная работа в самый кризисный момент.

Вербальная агрессия может быть наследственной. Скажем, человек рос в семье, где все всегда кричали, и любое напряжение вызывало крик. Он это еще не переработал, не преодолел этот механизм снятия напряжения, и понятно, что он будет более вспыльчивым.

Важный момент, что есть эндокринные заболевания, которым сопутствует агрессия. Про ПМС все слышали, но далеко не все знают, что, скажем, после родов может быть гипертиреоз – повышенная функция щитовидной железы и что с этим может быть связана раздражительность.

Сахарный диабет или повышенное давление и у мужчин, и у женщин тоже вызывает повышенную раздражительность.

Конечно, вызывает агрессию и гнев состояние выгорания. Человек становится особенно уязвим потому, что он живет в ситуации хронической перегрузки и давно не восстанавливался, и так, через агрессию, организм защищается, ведь гнев и агрессия – это защитная реакция, попытка выжить, отогнав от себя всех.

То есть гнев никогда не появляется вдруг ниоткуда, как сказочный дракон, он всегда имеет причину.

В числе прочего, она может быть в том, что семья переживает какой-то кризисный период – либо первый подросток, либо сложный, нервный ребенок, либо супружеский кризис. И гнев – это маркер того, что что-то не так, что система перегрелась.

Не бороться, а искать причину

Для каждого родителя есть такой детский возраст, который субъективно трудный. Для кого-то это младенчество, для кого-то – вредные дети 3-5 лет, для кого-то это подростки. Обычно это тоже всегда биографически объяснимо или вытекает из свойств характера. Почему данный возраст труден? Возможно, что именно в этом возрасте у родителя был трудный период в детстве, либо человек по своему характеру не переносит непослушания или, наоборот, зависимости. Это нужно знать. Да, возможно, у вас сейчас какой-то сложный период, и тут, я думаю, нужна такая специальная помощь, чтобы человек понял, что именно он находится в этой сложной для него точке.

Вот человек, например, понимает, что он особенно срывается на ребенка, когда тому исполнилось восемь, и, оказывается, потому, что в этот период мама лежала в больнице и его отдали бабушке, больной диабетом, а потому у него сформировалась модель кричащего взрослого именно в этот возрастной период ребенка. Или, скажем, человек не выносит ноющих двух-трехлетних детей. У него вспышки гнева, потому что его собственный папа сразу ругался, когда слышал ноющий голос. Или, может, у человека высокая собственная слуховая чувствительность и он не может справиться.

Но мы, люди, так устроены, что можем учиться, и если мы понимаем причинно-следственные связи, поведение перестает быть бесконтрольным. Мы увидим причину, и это дает возможность включить голову, то есть начать работу над проблемой.

Так что надо не с гневом бороться, а искать причины.

Если просто заткнуть клапан для выхода гнева, то ни к чему хорошему это не приведет.

Гораздо проще менять ситуацию, когда человек понимает, что гнев и чрезмерная нагрузка или гнев и детская травма – не отдельно друг от друга, а связаны. И если, например, пришло осознание, что есть связка “гнев – детская травма”, и вы даже самостоятельно, без помощи психолога, вспоминаете и анализируете, делаете выводы, ситуация с гневом меняется. Понятно, что с помощью специалиста бывает проще разобраться с проблемой.

Но иногда нужно идти не к психологу, а к эндокринологу или к диетологу. И вообще начать выходить из дома. Или, наоборот, больше бывать дома.

Повторяю, гнев – маркер, и нужно понять, на что он указывает.

Обычно самый опасный гнев неясного генеза, когда человек не может понять, что его вызывает. Например, человек набрал кредиты, но не может отрефлексировать, что это состояние ответственности, стресса вызывает гнев и активно смещается на какие-то другие вещи. Вот это смещение, переадресованная агрессия – невидимый враг. Если, как я уже сказала, размотать ниточку гнева и найти, к чему же она привязана, станет гораздо легче. Здесь не всегда нужен психотерапевт и порой достаточно внутренней работы и честности.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: