Глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей считает, что в нашей стране действует целая индустрия, поставляющая абортивный материал для фармакологических и косметологических целей

К расследованию произошедшего в Свердловской области, где у трассы Екатеринбург – Нижний Тагил были обнаружены мертвые неродившиеся дети в бочках, подключается Госдума. Синие емкости для воды заметили грибники из города Невьянска. Вскрыв их, люди пришли в ужас: внутри находились эмбрионы. На некоторых из них были бирки с номерами палат и фамилиями. О том, каковы могут быть причины произошедшего и откуда могла взяться страшная находка, в интервью «Известиям» рассказывает глава комитета ГД по делам семьи Елена Мизулина.

— Елена Борисовна, как вы можете прокомментировать страшную находку?

— Судя по тому, какая информация появилась в СМИ, напрашивается вывод, что явно скрываются следы криминального бизнеса. Ежегодно у нас делается порядка 5–6 млн незаконных абортов в год. Незаконных, потому что они делаются  на сроках, когда проводить их уже нельзя. Это небезопасно для матери и это уже убийство достаточно зрелого плода. Находка в контейнерах — это уже не эмбрионы, а человеческие плоды — неродившиеся убитые человеческие существа.

— Как вы считаете, почему бочки с эмбрионами находились в лесу?

— Скорее всего, это скрытие следов преступной деятельности. Не исключается, что ожидали какую-то проверку от надзирающих медицинских или правоохранительных органов, поэтому срочно избавлялись от вещественных доказательств. Очень много указывает на криминальный характер действий медиков, которые привели к такому большому числу неродившихся детей.

 — Женщины, наверное, и не знают, что происходит после аборта.

— Мы уже предлагали внести поправку в закон об охране здоровья — необходимо ввести обязательное информирование женщины, куда идут так называемые медицинские отходы после аборта. Ведь без согласия женщины их никуда использовать нельзя. То, что происходит сейчас в этом деле, это абсолютно неконтролируемая ситуация. 20–22 недели — этот абортивный материал идет на стволовые клетки, на фармакологические косметологические цели. Спрос на такой материал — огромный!

— Какое наказание может грозить за подобные преступления?

— Мы внесли в конце сессии поправки в Административный и Уголовный кодексы, предусматривающие за незаконные аборты как административную, так и уголовную ответственность. После принятия поправок ответственность за незаконное проведение абортов усилится. Сейчас, по сути, ни административной, ни уголовной ответственности за такого рода деяния не предусмотрено (за проведение абортов). А сегодня 123 статьей в УК уголовная ответственность предусматривается только для лица, проводившего аборт и не имеющего медицинского образования.

Проблема-то на самом деле в другом — например, в том, что на позднем сроке беременности делают аборты, не информируя женщину о последствиях, часто вводя ее в заблуждение и используя нерожденных малышей на стволовые клетки в косметологических и фармакологических целях. Мы надеемся, что осенью нам удастся принять такие нормы, которые будут предупреждать некоторых нерадивых врачей от преступных, аморальных действий.

— Следственный комитет уже начал проверку по факту находки.

— Мы очень плотно работаем с ведомством Александра Ивановича Бастрыкина. На следующей неделе мы подготовим запрос от имени нашего комитета относительно результатов проверки. Я надеюсь, что нам прояснят, откуда в лесу появился этот страшный груз. И могу сказать, что могут выйти наружу самые ужасные и невероятные факты, связанные с тем, что происходит, — с незаконной медицинской деятельностью.

 — Какова официальная статистика абортов?

— Официально — 1 млн в год. Реально, по экспертным оценкам, — 5–6 млн абортов в год. Дело в том, что все медицинские учреждения обязаны отчитываться о процедурах по прерыванию беременности, но реально отчитываются только муниципальные медучреждения. Частные клиники не дают информации, сколько и каких они делают абортов.

В стенах нашего комитета есть предложение запретить делать аборты в частных медучреждениях. До сих пор этот запрет не введен. Идея обсуждается, но у нас нет поддержки от тех, кто участвует в принятии закона. Данная находка — еще один весомый и серьезный аргумент вновь вернуться к этому вопросу и запретить в частных клиниках аборты, разрешить только в муниципальных в рамках обязательной медицинской помощи, и, соответственно, в этом вопросе будет прозрачность, где и какие делаются аборты. Однако тут тоже надо быть осторожными, так как запрет может вызвать всплеск открытия подпольных гинекологических кабинетов.

Светлана Субботина

 

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.