Елизавета Глинка: Письма последней надежды

|
Елизавета Глинка: Письма последней надежды

Люди, звонящие в фонд, плачут, ругаются, кричат, просят объяснить, что делать, сокрушаются о том, что случилось, задают вечный вопрос «За что?», отчаиваются и не знают, что делать.

Это касается не только малоимущих инвалидов и родственников умирающих.

Вполне благополучные люди приходят и спрашивают, как сделать так, чтобы в хосписы не было очередей. Ответ очевиден — создавать патронажные службы и строить больше доступных и бесплатных хосписов.

Очевиден для людей здравых. Но их не слышат.

Я не хочу писать здесь программ и обещаний. Хочу только процитировать несколько писем.

«Мама умерла сегодня утром, в хоспис не попала, не было мест».

«Коля улыбается, но я знаю, что ему больно. Пролежни размером с кулак, а медсестры приходят раз в неделю».

«Я боюсь праздников, потому что не будет обезболивания, вдруг на праздники выпишут».

«Мы заслужили хоспис, а в городе его нет».

«Помогите уйти из жизни — вместе с дочкой — так жить невозможно. Из людей мы превратились в попрошаек, а нам стыдно просить».

«Хочу быть вместе с сыном, но не разрешают».

«Покупать мясо для нас — роскошь недоступная».

«Я всю жизнь работала, сейчас мою подъезды, врач прописал дорогие лекарства, работать на них мне около года придется».

«Хочу умереть дома, без болей, это возможно?»

«Все пишут о доступной среде для инвалидов, а мне и коляска удобная недоступна».

«Я моего мальчика не хочу в интернат отдавать, он мне дорог и люблю его сильно, мы бедные, но очень счастливы, что вместе. Страшно думать, что будет с ним, если я умру раньше. Помочь нам некому».

«Денег на операцию нет. Что делать».

«Я знаю, что такие письма вы получаете каждый день, что беда случается повсеместно, все мы смертны, НО это — письмо отчаяния, я правда не знаю что делать, куда бежать. Помогите! Должен же быть какой-то выход!».

«А. 1992 года рождения, инвалид детства. Самостоятельно не сидит, не ходит, не передвигается. Проживает с мамой и бабушкой. Дистанционно обучается в институте.

Здоровье поддерживается во многом благодаря приёму лекарственных препаратов.

Обеспечение медикаментозными средствами в рамках социального пакета не является достаточным. Доход А. складывается из пенсии по инвалидности, пособия по уходу неработающей матери. Отец с семьей не проживает. Просим положительно рассмотреть вопрос о помощи».

Я получаю по несколько звонков в день от журналистов, которые спрашивают, почему я согласилась на выдвижение в Совет по правам человека. Зарплаты там нет, льгот тоже, в партиях не состою — зачем вам это нужно.

Отвечаю — исключительно для того, чтобы таких писем было меньше. Хотя бы наполовину.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
Психолог Наталия Скуратовская – о том, как жить, если гложет вина
Получится ли самому принять решение – и почему в России такой разговор пока невозможен

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: