В истории уже были эпидемии, войны и иные катастрофы, когда народ, прозрев, шел в храмы с покаянием и молитвой. Мы эти дни даже особо празднуем. Но мы отличаемся от наших благочестивых (и не очень) предков. Отступая от правды, они по крайней мере понимали, что они от чего-то (и от Кого-то) отступают. Мы же — горды собой.

Монахиня Елизавета (Сеньчукова)

С чего все началось?

Со взаимных оскорблений из-за небезызвестного выступления в храме Христа Спасителя на масленицу 2012 года? С проклятий в адрес «укропов» или «колорадов»? С оправдания неправедных законов и судов? С поигрывания мускулами — про «ядерную пыль» с одной стороны и «хорошие, новые и умные ракеты» с другой?

С чего все началось? 

С презрения в адрес «молчаливого большинства»? С насмешек над «хомячками»? Со злорадства вокруг гибели доктора Лизы или Бориса Немцова? С «можем повторить»? С восхваления нацистов?

С чего все началось?

С изгнания онкологических больных из съемной квартиры? С возмущения из-за пандусов для инвалидных колясок? С хамства в адрес замотанной продавщицы? Или с хамства в адрес уставшего покупателя?

Скажем: «Это не про нас!», — но сами поймем, что это неправда. Сколько раз мы оставляли язвительные комментарии в соцсетях? Сколько раз высказывались с осуждением и без любви? Сколько раз под видом обличения грехов занимались злословием и сплетнями? Сколько раз про себя думали: «Я не таков, как другие люди»? Сколько раз лгали по мелочам и не только?

Я перебираю свои собственные слова, мысли и дела в памяти — и мне страшно. Я смотрю в новости — и мне страшно. Я пролистываю ленту в Фейсбуке — и мне страшно.

Странно, что коронавирус, а не саранча с человеческими лицами. Впрочем, как знать? Корона у той саранчи тоже будет.

«И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы. И сказано было ей, чтобы не делала вреда траве земной, и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям, которые не имеют печати Божией на челах своих. И дано ей не убивать их, а только мучить пять месяцев; и мучение от нее подобно мучению от скорпиона, когда ужалит человека.

В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них.

По виду своему саранча была подобна коням, приготовленным на войну; и на головах у ней как бы венцы, похожие на золотые, лица же ее — как лица человеческие; и волосы у ней — как волосы у женщин, а зубы у ней были, как у львов. На ней были брони, как бы брони железные, а шум от крыльев ее — как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну; у ней были хвосты, как у скорпионов, и в хвостах ее были жала» (Откр. 9:3-9).

Я предвижу недоумение: как? Неужели Господь может посылать бедствия на целый мир в наказание за грехи некоторых? Это даже не по-ветхозаветному: ради десяти только праведников Бог обещал помиловать Содом.

Бог не творил эту эпидемию или пандемию, потому что искушений вообще не посылает. Эпидемию послала то ли съеденная летучая мышь, то ли институт вирусологии — не так уж важно. Но Бог поставил именно нас именно сюда и именно в это время. Кого — «нас»? Думаю, тех, кто считает себя ближе к Нему. Нас. Христиан.

«Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем» (Ис.1:5-6).

Во всяком случае, сейчас Он закрыл для нас храмы. Закрыл — зачастую руками властей. И тут даже не назовешь их «властями не от Бога» — ведь сейчас они выполняют свою прямую функцию, защищают народ, сохраняют порядок, когда грозит наступить хаос.

Но как же? Разве не должны мы молиться об избавлении от беды? Каяться в совершенных грехах?

«К чему Мне множество жертв ваших? Говорит Господь. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу. Когда вы приходите являться пред лице Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои? Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие — и празднование! Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их». (Ис.1:11-14).

В истории уже были эпидемии, войны и иные катастрофы, когда народ, прозрев, шел в храмы с покаянием и молитвой. Мы эти дни даже особо празднуем. Но мы отличаемся от наших благочестивых (и не очень) предков. Отступая от правды, они по крайней мере понимали, что они от чего-то (и от Кого-то) отступают. Мы же — горды собой. Как это называется? «Полны чувства собственного достоинства». Наши границы нельзя нарушать, нас надо «абсолютно принимать», нам нельзя сказать ни одного слова против, потому что у нас триггеры и травмы.

Мы не бываем неправы.

Теперь, когда среди нас раздаются голоса: «Церковь не может жить без Евхаристии! Как смеют нам запрещать посещать храмы?» — стоит вспомнить, как мы ломали копья, доказывая, что имеем право причаститься «во что бы то ни стало».

Может, невычитанные каноны, телесная нечистота и даже грехи сами по себе не являются препятствием к участию в Таинствах, но слишком у нас все получается несмиренно, громко, с той самой пеной на губах того самого ангела.

Может, нынешнее патриаршее благословение не посещать храмы — епитимья свыше? Мы, действительно, похожи на Марию Египетскую — грешили долго и со вкусом. Она на себя епитимью наложила сама. Мы не хотим. Нас Сам Господь изгоняет в пустыню нашего сердца — молиться, искать в нем обетованную землю Царства Небесного.

Только бы не на 40 лет.

«Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже».

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.