Главная Здоровье

Здоровье подростка — какие тревожные звонки нельзя пропустить. Педиатр Наталия Белова

И как сохранить доверие
Фото: Сергей Щедрин
Подросток набирает вес, у него портится кожа, из-за быстрого роста могут болеть кости. При этом надо делать уроки и сдавать экзамены, а сил порой не хватает. Что нужно знать родителям о здоровье детей в этом возрасте? Об этом Анна Данилова беседует с педиатром, генетиком и эндокринологом, доктором медицинских наук Наталией Беловой.
6 Сен

Подписывайтесь на наш подкаст:

Слушать в Яндекс Подкастах Слушать в Google Подкастах Слушать в Apple Podcasts

В каком возрасте становятся подростками? 

— Наталия Александровна, вы — специалист по подростковой медицине. Почему про здоровье подростков не так часто говорят, как, например, про здоровье детей или пожилых людей?

— Я все-таки не стала бы называть себя специалистом по подросткам. Как педиатр, а также эндокринолог и немного генетик я занимаюсь в том числе и подростками. И мне их хочется защитить.

Во-первых, это вообще очень уязвимый период жизни, а во-вторых, есть много нюансов, в которые во время короткого приема не очень хотят вникать ни взрослые врачи, ни педиатры. Приходит подросток к врачу с какой-то проблемой — головные боли, частые ОРВИ, колебания веса или роста, нарушение сердечного ритма или еще что-то — и врач, детский или взрослый, решает эту проблему. Но у подростков это всегда лишь верхушка айсберга.

В этом возрасте человек не очень готов говорить о себе. 

Вообще мир подростка очень хрупкий, его почти невозможно не нарушить, как бы ты ни старался быть деликатным.

Я всегда очень волнуюсь, когда разговариваю с подростками, потому что знаю — все равно наступлю на какую-нибудь мозоль. Просто пытаюсь прощупать, потому что человеку очень трудно.

— Со скольких лет начинается переходный возраст? С двенадцати?

— Границы начала пубертата сдвинулись. Сейчас считается, что у девочек это 9 лет, а у мальчиков немножко попозже — начиная с 11–12 лет. Все, что начинается раньше, требует медицинского контроля. Но и все, что происходит позже 16 лет, тоже требует, по крайней мере, консультации специалистов. 

В пубертатном возрасте происходит перестройка организма и начало выработки половых гормонов. Это тоже сопряжено с большим количеством всяких трудностей, не говоря уже о том, что когда организм готовится к этому самому пубертату, с ним тоже много чего происходит. 

Фото: pexels.com

Например, обмен кальция и витамина D. <…> Когда у подростков начинается выработка половых гормонов, на их синтез расходуется витамин D, вернее та «заготовочка», которая нужна для выработки этого витамина. <…> Подростки в этом плане уязвимы, и для них есть рекомендации, которые знает любой грамотный педиатр.

Правда, иногда не очень понятно, куда идти с 14–15-летним человеком, который уже не считает себя ребенком. <…>

— К каким-то врачам, наверное, подростку некомфортно идти вместе с родителями, но и в общей очереди с маленькими детками сидеть тоже странно…

— Конечно! Человек, который считает себя взрослым, приходит в кабинет с уточками и пластмассовыми игрушками — уже это повергает его в стресс, потому что он совершенно не готов общаться с детским врачом. У него ведь взрослые проблемы. 

Стоит предложить подростку начать с консультации психолога.

Она нужна любой семье, как только человек вступает в подростковый период, когда с начинающим подростком проще договориться. Пока мама или папа для него еще являются авторитетом, можно сказать: «Давай мы с тобой сходим, поговорим, например, как тебе справляться со стрессом и эмоциями». 

Ведь даже взрослым трудно справляться с эмоциями, а у подростка эти эмоции очень сильные из-за физиологических особенностей и других факторов стресса, о которых много знают и говорят психологи. Этих факторов у подростков очень много, а умения справляться с ними еще нет. 

Поэтому, если говорить о том, с чего начать обследование подростка, чтобы ничего не пропустить, я бы сказала: со знакомства с хорошим психологом — не абы каким, а с тем, который умеет общаться с подростком и может с ним найти контакт. Чтобы у человека всегда была возможность в тяжелой ситуации обратиться не к родителям, а к кому-то, кто может дать хороший совет. 

— Такое превентивное знакомство: ты знаешь, что есть взрослый человек, которому ты доверяешь, который говорит по делу…

— Да. Это может быть и другой значимый взрослый, но здесь очень много нюансов и сложностей. Мы можем говорить о знакомстве с психологом для того, чтобы уметь справляться с эмоциями. Например, если человека травят в классе, у него проблемы в семье, должен быть тот, к кому можно обратиться. Это может профилактировать какие-то серьезные проблемы в дальнейшем.

Наталия Белова. Фото: Сергей Щедрин

Что еще важно знать про подростковый возраст: это, наверное, самый стрессовый период в жизни человека. Огромное количество стресса обусловлено психологическими и многими другими причинами. Например, тем, что очень быстро меняется тело. 

Мне кажется, за всю историю человечества еще не родился такой подросток, который был бы доволен своим телом — как бы он ни был прекрасен. Ему всегда кажется, что у него или слишком длинный нос, или неправильные ноги, или он слишком высокий, или жирный (при совершенно нормальной массе тела), или наоборот, тощий, как швабра. Принятие меняющегося собственного тела само по себе приводит к стрессу.

Подростки могут плохо себя чувствовать — у них неравномерно растут сосуды, наблюдаются боли в сердце, нарушения функции щитовидной железы.

К счастью, это часто преходящие вещи. Тем не менее, в каждый момент времени что-нибудь может беспокоить — помимо проблем с тем, что собственное тело не нравится. Это самая важная тема для обсуждения среди подростков.

Многое зависит от того, в какой компании окажется человек. Не будут ли его обижать, потому что он самый маленький, или наоборот, самый высокий, или у него есть лишний вес, или у всех выросли усы, а у него нет? Проблем много. Для подростков их место в обществе гораздо более значимо, чем для взрослых. 

А сверстники в этот момент становятся более важными, чем родители.

<…> Оттого и этот стресс: «Вдруг я не такой, как надо? Вдруг я буду чем-то отличаться и не попаду в то общество, в которое я хочу попасть?»

Я запомнила все стрессы, которые были у меня в подростковом периоде. Например, я была очень маленькая, меньше всех. Была девочка, которая выше всех, и с ней можно было страдать вдвоем, потому что мы оказывались по разные стороны, когда детей выстраивали в классе. Обычно свои проблемы подросткового возраста забываются, но когда слышишь подростков, начинаешь вспоминать: вроде у меня тоже это было. Если родители постараются вспомнить себя, возможно, это будет важно для взаимопонимания с подростками.

У подростка лишний вес — что делать? 

— На что в подростке нужно обращать внимание родителю? Какие ситуации должны насторожить? Первое, что приходит на ум — лишний вес…

— Давайте поговорим не о том, что должно насторожить, а о том, что должен делать родитель подростка, чтобы его меньше настораживало.

Когда организм ребенка готовится к пубертату, он начинает накапливать жир. Это может быть просто небольшое изменение пропорций тела. У мальчиков довольно часто жир накапливается в области живота и бедер. Иногда также увеличиваются молочные железы, потому что в период пубертата вырабатываются не только мужские гормоны, но и женские — в небольшом количестве, но организм в этот период к ним очень чувствителен и может отвечать такими изменениями.

Фото: pexels.com

Стоит пойти к эндокринологу, чтобы тот осмотрел ребенка и сказал: что нормально, а что немножко выходит за рамки нормы и требует наблюдения. Например, избыток массы очень важно не запустить, чтобы в дальнейшем это не переросло в ожирение. Если ребенок до этого момента пил сладкие газировки, питался гамбургерами и жареной картошкой, важно, чтобы не родители, а объективный человек сказал: ограничиваем сладкое и увеличиваем спорт. 

Про спорт хочу сказать отдельно. Подростки постарше начинают заниматься с репетиторами, готовиться к поступлению в институт. Если это серьезная школа, они до глубокой ночи могут сидеть за уроками, плюс языки, музыка, еще что-то, чтобы не вырасти неучем. 

Но подросток так устроен, что если мы его загрузим только учебой, то это приведет к разным заболеваниям. Поэтому ему нужна физическая активность для того, чтобы бороться со стрессом, иначе этот стресс выстрелит заболеванием.

Все эндокринные органы работают по механизму обратной связи — если слишком много вырабатывается, то потом за счет контроля может вырабатываться недостаточно. Полноценной регуляции вредят дополнительные факторы стресса, например, нехватка сна. А подростку очень трудно уложить себя спать, почти невозможно. Утомить его интеллектуальной работой, занятиями с репетитором, бесконечными уроками не удастся. 

Утомить его можно только физически — роликами, велосипедом, прогулками с друзьями. 

Еще раз повторю: для подростка очень важно общение со сверстниками. Конечно, родители будут переживать, как бы он не связался с плохой компанией… Если мы не можем на это повлиять, тут уже психологи должны нам рассказать, как правильно действовать. Но запретить общаться мы не можем. 

Зато можем поспособствовать тому, чтобы это общение происходило в движении, чтобы человек играл со сверстниками в футбол, волейбол, баскетбол, катался на скейте, роликах, велосипеде. Тогда есть шанс, что он не будет засыпать в три часа ночи и вставать в час дня, на что, к сожалению, часто жалуются родители.

— Вообще, во сколько надо ложиться спать в идеале? Какие есть нормы по сну у подростков?

— Человек должен спать восемь часов. Если он сидит в соцсетях до трех часов ночи, играет на компьютере или сидит у мелькающего экрана, ему потом трудно заснуть. Но что, если у подростка дефицит живого общения? И у него нет другого способа компенсировать этот дефицит, кроме как общением в соцсетях? В итоге он зависает до ночи, а встает в час дня. Поэтому здесь выход только один — дать живое общение в движении. Тогда человек будет физически уставать и засыпать вовремя. 

Фото: Сергей Щедрин

— Это интенсивные командные виды спорта?

— Не обязательно спорт, просто движение. Это может быть и какая-то компания друзей, с которыми ребенок гуляет. 

— Или какая-то секция, в которую ты ребенка записал, и он выразил желание ходить.

— Важно, чтобы ребенок одобрил. Когда он еще маленький, мы выбираем за него, причем без гарантии успеха. Когда это подросток, мы начинаем бубнить: «Тебе надо заниматься спортом. Почему ты бросил свой футбол?» — это может привести только к обратному результату. Тут мы уже не можем воздействовать.

— А в чем конечный смысл занятий спортом, если ты не чемпион мира?

Мы же не говорим, что нужно стремиться попасть в олимпийскую или иную сборную. 

Спорт способствует выработке эндорфинов так же, как шоколад и вкусная еда.

Подросткам нельзя есть много вкусного, потому что может быть избыток массы. Спать нужно ложиться вовремя, однако вечером как раз начинается самое интересное общение со сверстниками. Ходить куда-то, куда не хочется, он вряд ли будет. 

Но если человек сам выбирает активность и начинает двигаться, пусть это будет просто катание на роликах с приятелями, у него начинают вырабатываться эндорфины. И ему уже хочется этого — не спортивных побед, а просто активного движения. Ему уже не очень нравится сидеть на месте.

Дети и профессиональный спорт

— Что нужно понимать родителям, если ребенок профессионально занимается спортом? Допустим, интенсивно — пять раз в неделю по три часа, с большими нагрузками. Насколько это опасно?

— В этой ситуации мои взгляды как педиатра и точка зрения родителей совершенно противоположны. В профессиональном спорте полезного для здоровья ребенка мало. Такие нагрузки не лучшим образом отражаются на здоровье. Организм на них не рассчитан.

Если мы говорим, например, о балете, то уже довольно рано появляются необратимые последствия — деформация стоп, изменение суставов. С педиатрической точки зрения в этом нет ничего хорошего.

Фото: pexels.com

У юных профессиональных спортсменов довольно рано возникает нарушение сердечного ритма и спортивная гипертрофия сердца, требующая специального наблюдения. Часто организм отвечает на излишние нагрузки остановкой роста.

Ко мне довольно часто приходят девочки, которые занимаются балетом, фигурным катанием или гимнастикой: «Назначьте нам гормоны роста, потому что мы не можем вырасти, нам нужно двигаться дальше». Или мальчики, которых по этой причине не берут на следующий уровень в хоккее. Но тут мы не можем ничего изменить, потому что организм пытается защищаться от нагрузок. Я точно не пойду на вмешательство, которое может чем-то навредить ребенку.

— Какие виды спорта, если говорить про профессиональные занятия, наименее вредны для здоровья?

— Может, шахматы? Пожалуй, еще плавание. Я не была профессиональной спортсменкой, но могу сказать, что пловцы ко мне приходят редко. Наверное, они реже обращаются к врачам. 

А вообще, профессиональный спорт не полезен для здоровья. Любая избыточная нагрузка в детском возрасте не полезна, но не врачи делают этот выбор.

— Где граница между пользой и вредом для здоровья в серьезном спорте?

— Даже ежедневные занятия спортом по 2–3 часа в день будут полезны, если речь не идет о борьбе за медали. В таком случае нагрузки становятся больше, чем подросток может перенести, и организм на это начинает отвечать.

Как питаться правильно, но не довести до РПП

— Когда мы говорим про массу тела, на что ориентироваться? Как понять, где избыток, а где недостаток?

— Даже если нет явных проблем, нужен плановый визит к эндокринологу или хорошему педиатру. 

Подросткам нужно проверить хотя бы раз уровень витамина D — высока вероятность, что он будет снижен.

Не надо смотреть все гормоны щитовидной железы, включая антитела — это лишнее. Но мы живем в зоне дефицита йода, на подростках это может сказываться очень сильно. Педиатры и эндокринологи проводят базовое обследование, с возможными вариациями, если есть какие-то жалобы. 

Фото: Сергей Щедрин

Например, если подросток жалуется (что бывает нередко) на частое сердцебиение или неприятные ощущения в области сердца, врач назначит кардиограмму. А после обследования выдаст родителям табличку, где будут указаны рост, вес и индекс массы тела, и скажет, за чем следить и нужны ли какие-то ограничения в диете.

В любом случае нужно исключить вредную еду. Подросткам это важно, потому что в их возрасте есть склонность к набору веса. Но любые разговоры с подростком — это прогулка по минному полю. Недаром мы только что говорили о психологе. Если мы будем говорить девочке-подростку: «Ты посмотри на себя, ты стала просто жирная», — мы добьемся того, что это перейдет в другую крайность. А расстройство пищевого поведения — очень опасная история.

— А если делать акцент не на массе тела, а на здоровье и важности здорового питания?

— Мы можем очень много говорить об этом. Но если папа ест свиную отбивную с жареной картошкой, мама наворачивает тортик, а подростку говорят: «Вот тебе авокадо с рукколой», — это не работает. 

Если подростку нужно снизить вес, то вся семья должна перейти на правильное питание.

Постепенно можно человека к этому приучить. Например, от сладкой газировки легко отказаться — через десять дней ее перестанет хотеться. Всегда можно найти выход, чем ее заменить. При этом важно спрашивать: «Что ты любишь?» Потому что в этот сложный период лишить человека того, что он любит — это вообще преступление.

Даже если подросток объективно толстый и прибавляет в весе, с детьми не работают, как со взрослыми: «Так, с завтрашнего дня ты не ешь этого и этого». Нужно посчитать калорийность по белкам, жирам, углеводам и составить примерную диету с учетом того, что он любит. Потому что если человек еще незрелый, то как бы мы ни старались, он все равно купит себе эту булку по дороге из школы. Поэтому нужно договориться о каких-то поощрениях за выполнение правил.

В любом случае, если у человека есть серьезный избыток массы, ему нужна диета. Но мы ее назначаем всегда только с психологом. Потому что человек может заедать стресс, и еда — единственный источник положительных эмоций. Нужно разбираться с этим и говорить с ним так, чтобы не навредить психике.

Фото: Сергей Щедрин

— Спорт, еда — в идеале это должна быть заранее выстроенная система…

— Да, но все равно ребенок может протестно ее нарушать, как только он становится подростком, это нормально. Однако, если человек уже привык дома к одной еде, он может нарушать рацион, а потом возвращаться к тому, к чему привык.

Почему так важны прогулки 

— Питание, вес, сон. Что еще? Сейчас в жизнь подростка вообще не включены прогулки.

— Когда я говорю родителям про прогулки, мне часто отвечают: «Как гулять? На улицу его одного отправить страшно, он живет в небезопасном районе, общается не с теми…» У меня нет готового ответа на этот вопрос. Если отношения в семье не нарушены, можно пойти погулять вместе. Или завести собаку, потому что с собакой волей-неволей приходится гулять. Можно всей семьей поехать на роликах или на велосипедах. Всегда можно как-то поучаствовать в том, чтобы подросток не сидел дома.

— Прогулки ведь еще важны для зрения, правильно? Я читала, как в Азии провели эксперимент: детям включили в расписание час прогулок, и у них сразу изменились показатели по близорукости.

— Это важный момент, поэтому, когда тело начало меняться, подросток обязательно должен быть осмотрен еще и офтальмологом. Если ребенок носил очки, у него может сильно измениться диоптрия.

Важно понимать, что подросток — это человек, которому часто плохо, тяжело, у него все время меняется настроение — он хочет то плакать, то хохотать, то обижен на весь свет.

Это происходит из-за физиологических причин. И такая эмоциональная пила выматывает. Заставить человека в таком состоянии делать что-то, что нам кажется правильным, почти невозможно.

Мы, взрослые, должны искать лазейки, чтобы не задеть эту сплошную рану, а, наоборот, помазать бальзамом и сказать: «Я рядом. Давай подумаем, как нам с этим справиться». 

Главное, что должен делать родитель подростка — сохранить доверие.

Тогда человек будет жаловаться на какие-то свои симптомы: «У меня голова болит, сердце болит», — и пойдет с родителями к нужному врачу.

Родители в ответ на жалобы часто говорят: «Тебе лишь бы в школу не ходить! Ты бы лег вовремя, у тебя бы это все не болело!» А потом жалуются врачам: «Не хочет заниматься спортом, я ему сто раз говорила. Ест свои гамбургеры и булки перед компьютером, потом не спит, встает в час дня. Конечно, у него голова болит, и жирный стал». Но это путь, который не приводит ни к взаимопониманию, ни к борьбе с проблемами.

Фото: pexes.com

Готового рецепта от этих проблем нет. Что мы можем сделать? Например, отвести подростка к психологу и эндокринологу еще в тот период, пока человек готов туда идти, пока он слушается маму. 

Девочек в период начала пубертата стоит познакомить с гинекологом, а перед началом месячных можно сделать УЗИ. Важно сделать так, чтобы это не было чем-то из ряда вон выходящим, позорным, чтобы ребенок знал, что этот визит ничем неприятным не закончится. Просто разговор с хорошим человеком, который объяснит, что перед началом месячных у девочек может болеть живот.

— С какого возраста рассказывать про…?

— Это зависит от индивидуальных особенностей, потому что есть, условно говоря, «позднецветущие» и «раннецветущие». Если к 10 годам уже полностью расцвет пубертата (теперь это норма, все развивается раньше), то в 9 лет уже точно надо рассказывать. Если это происходит к 14–15 годам, то можно попозже обсудить. Сейчас есть масса хороших книжек, можно рассказывать постепенно, понемногу.

Когда подростку нужно к врачу

— Что для родителей должно стать сигналом — нужно показать подростка врачу?

— Например, отсутствие симптомов полового развития к 16 годам, как у девочек, так и у мальчиков. Хотя для мальчиков это может быть нормой, поздним пубертатом, но тем не менее. Избыток или резкая потеря веса. Если у человека есть жалобы, например, на боли в сердце, перебои пульса, частые головные боли, или родителям что-то не нравится, с этим стоит идти к врачу.

Когда подростка надо вести к врачу:

  • к 16 годам отсутствуют симптомы полового развития,
  • избыток или резкая потеря веса,
  • головные боли,
  • боли в сердце,
  • другие жалобы ребенка на плохое самочувствие.

Причин для визита к врачу может быть много, и доктор сам увидит, тревожный сигнал это или норма. 

— Детское ожирение — это современная проблема? Для поколения наших бабушек и для нас она так остро не стояла…

— Да, потому что продукты были более натуральные и двигались гораздо больше. Не знаю, как в вашем детстве, а мы все свободное время проводили во дворе. Бабушки свешивались из окна и кричали: «Обедать!» А мы носились по улице. Сейчас этого действительно нет. Детское ожирение — это огромная проблема. 

Мы по себе знаем, как трудно сбросить лишний вес, а подростку это сделать еще труднее, потому что он перестраивается.

Кроме того, иногда нужно изменение не питания, а образа жизни в пользу движения, или работа по устранению какого-то стрессового фактора, который ребенок заедает.

Если бабушка закармливает оладушками, мы должны говорить с родителями ребенка, чтобы они взяли этот вопрос на контроль. Если вся семья питается неправильно, мы должны изменить это. Когда речь идет о ребенке, на приеме я говорю родителям: «Нам надо, по крайней мере, исключить сладкое». «Видишь, что доктор сказал», — говорят они ребенку шести лет. Я уточняю: «Он сам себе покупает шоколад?» Нет. Значит, шоколад есть в доме, и ребенку его дают. Он пока не делает ничего сам. 

С ребенком мы не договоримся, если будем говорить: «Это твоя тарелка, иди в школу. Следующая твоя еда в обед будет такая же», — он точно съест на переменке что-нибудь из еды своего друга или в столовке.

Когда мы боремся с ожирением даже у взрослых, мы не допускаем, чтобы человек был голодный, это неправильно. Уровень глюкозы в крови должен быть равномерным в течение дня, иначе мы получим обратный эффект. 

С ребенком мы тем более должны делать так, чтобы ему было комфортно, чтобы он был не голодный, чтобы ему было вкусно, чтобы он не чувствовал себя преступником, если он что-то съест, потому что это тоже приведет к каким-то расстройствам поведения. Вот наша главная задача. Лечить от ожирения ребенка гораздо сложнее, чем взрослого, который сам прекрасно понимает, что надо меньше есть и заниматься спортом. 

Завтрак, супы, перекусы — чем кормить детей?

— Насколько насыщенным должен быть завтрак подростка? Кто-то говорит, что по калорийности завтрак должен быть основной едой, а кто-то, наоборот, настаивает на минимализме. А что скажет эндокринолог?

— Дети разные. Я сейчас скажу важное про еду. Все начинается не в подростковом возрасте, а гораздо раньше, когда родители докармливают ребенка-трехлетку, потому что на тарелке что-то осталось. И до сих пор во многих семьях это есть: «Пока не доешь, не встанешь из-за стола! Я старалась, готовила!» Мне в этом видится какое-то неуважение к личности человека, который имеет право что-то хотеть и что-то не хотеть. В три года у человека есть желания. Когда мы пытаемся впихивать в него еду, когда он сыт, мы приводим к перерастяжению желудка, рефлюксу, нарушению перистальтики, запору и ожирению в дальнейшем. Потому что человек ест порции больше, чем ему нужно.

Фото: Сергей Щедрин

Еще два заблуждения: «как же без каши утром?» и «как же без супа в обед?» Суп в обед, как мне кажется, это совершенно российская традиция из той же серии, что бабушки кормят оладушками. Суп — это сытная, калорийная и дешевая еда на весь день. Традиционно было — «суп съешь и весь день от голода не умрешь». Так вот, суп есть вовсе не обязательно. Отсутствие супа не приводит к гастритам. 

Если ребенок не любит суп — ради Бога, пусть не ест! Если толстый ребенок не любит суп — слава Богу, меньше съест. Другое дело, если он толстый и все время голодный — тогда только овощной суп, он утолит голод при небольшой калорийности. А когда вы толстому ребенку даете борщ и второе — это очень большое количество калорий, человек не может столько съесть. 

Одно блюдо и овощной салат — идеально для обеда.

Мы сейчас говорим о возрасте, предшествующем подростковому, потому что менять устоявшиеся привычки очень трудно. Часто родители жалуются: «Как мне быть, он не любит овощи».

Если в шестилетнего ребенка засовывают ведро борща, потом котлету с гарниром и компот с булочкой, то овощи уже не влезут.

А в подростковом возрасте, когда он станет толстым, нам будет очень трудно ограничивать его в еде, потому что его желудок привык к большим объемам.

— Очень хорошо скармливается во время перекусов то, что стоит на столе. Но не плохо ли, если ребенок все время ходит на кухню таскать морковку или яблочко?

— Нет, не плохо. Хуже, если он будет таскать шоколадки и конфеты. А морковочку — пожалуйста, почему нет? 

Подросток пьет кофе и энергетики

— А если подростки начинают пить сладкие энергетики и кофе?

— Конечно, они не полезны, потому что, помимо всего прочего, энергетики — это сочетание кофеина и большого количества сахара. Ладно еще, когда человек пьет один–два энергетических напитка в неделю и у него нет скрытого генетического заболевания, при котором энергетики противопоказаны. 

Но, к сожалению, были случаи, когда энергетики в больших количествах плохо заканчивались для их любителей, провоцировали дефект обмена. Были даже какие-то работы о том, что они вызывали жизнеугрожающие нарушения сердечного ритма.

Запрещать ли? Важнее договориться, чем запретить. Поэтому мы не запрещаем, а говорим, сколько можно пить энергетических напитков. Можно сказать: «Знаешь, это кофеин и большое количество сахара, это вызывает выброс адреналина на короткое время, а потом ты будешь вялый, и тебя будет мутить. Оно тебе надо? Сам решай».

Фото: pexes.com

Подросток должен сам делать выбор, ему не нужна навязанная информация. Если вы ему запретите, он, скорее, выпьет три напитка подряд, и это может быть реально опасно. А если вы ему объясните, к чему это может привести, то он сам двадцать раз подумает.

Когда болят и голова, и мышцы, и кости

— Как разбираться с головными болями у подростков, как обследовать, в каком направлении?

— Тут огромное количество вариантов. Если болит голова, стоит померить давление и дальше разбираться уже с врачом. Часто головные боли бывают, например, от напряжения. Или от того, что старые очки больше не годятся. Головная боль может быть связана с быстрым ростом — если человек за лето вырос на 20 сантиметров, не все успело перестроиться в позвоночнике и в сосудах.

Частые причины головных болей у подростка:

  • повышенное давление, 
  • напряжение, 
  • изменение зрения, 
  • быстрый рост.

— А когда мышцы и кости болят?

— Боли в мышцах и костях, а также ночные боли часто связаны с дефицитом витамина D. Про это нужно помнить. Обычно я назначаю подросткам обследование, чтобы определить уровень витамина D. Я, пожалуй, не знаю случаев, когда бы подросток не пил витамин D и у него был нормальный уровень. Просто необходимая доза может сильно колебаться. 

Есть еще одна проблема — при быстром росте у подростков может снижаться плотность костей. Это довольно частая история, и она даже может потребовать более серьезного лечения. <…>

Проблемы с кожей

— …А можно ли преодолеть подростковый возраст без проблем с кожей? И решается как-то проблема прыщей?

— Кожа меняется в любом случае, но многое зависит от ее свойств. У кого-то она становится просто чуть более жирной, поры чуть расширятся, волосы чуть более сальные, может, один прыщик какой-то выскочит. А у кого-то возникает серьезная проблема.

— Если проблемы с кожей уже начались, к какому врачу обращаться? Все лечится или это только пережить можно?

— Все прекрасно лечится, просто виды лечения зависят от проявления. Это может быть протирание 5%-ным раствором салициловой кислоты два раза в день, а может быть более серьезное лечение специальными препаратами.

Фото: pexes.com

Насчет того, к какому врачу обращаться, то это смотря по тому, какие проблемы. Если действительно один прыщик, то можно к любому доктору. А вообще вы важный вопрос затронули. У нас ведь как? Болит желудок — идем к гастроэнтерологу, болит голова — к неврологу, горло болит — к лору. Это беда нашей медицины, когда педиатр или терапевт является просто диспетчером и выписывает направления. 

Подросток — это такое существо, у которого по умолчанию проблемы от макушки до пяток. Я могу перечислить, какие проблемы можно ожидать. Волосы сальные, выпадают — из-за низкого гемоглобина, неправильного питания или проблем со щитовидкой. Голова болит, ухо, горло, нос все время не в порядке, частые простуды и ОРВИ. Зубы крошатся, в углах рта заеды, на лице прыщи, щитовидка увеличилась, лишний вес или рост, или, наоборот, плохо растет. У мальчика вдруг выросла грудь, с какой-то стороны появилось нарушение осанки. У девочек болит живот, появилось оволосение не там, где хотелось бы, и она от этого в шоке. Что еще? Ноги болят, спина болит. 

А еще ребенок начинает пахнуть. Запах такой, что родители говорят: «Ты что, не мылся сегодня?»

Он мылся, но просто подростки пахнут сильнее, чем взрослые.

Им действительно надо чаще принимать душ, но говорите об этом, не ломая их об коленку.

— Дезодорантами они могут пользоваться взрослыми?

— Нужно пользоваться дезодорантами в этот период, потому что подростки очень пахучие.

Можно использовать взрослые дезодоранты и шампуни. Если есть нежелательные волосы, которые беспокоят девочку, можно делать эпиляцию. Не скажу уверенно про лазерную, но обычную точно можно.

Возвращаясь к проблемам подростка — плюс хамит, плюс не спит. С этим уже к психологу и к неврологу. Что делать со всем этим клубком проблем? 

Должен быть один доктор, который видит подростка во всей красе и говорит родителям, что нормально, а чем следует заняться. Волосы выпадают — надо посмотреть кровь и щитовидную железу. Ноги болят, спина или перелом случился на ровном месте — надо проверить уровень витамина D. Сердце беспокоит — стоит сделать кардиограмму.

Если у подростка болит сердце

— Кардиограммы достаточно для какого-то базового понимания? Другие методы диагностики не нужны?

— Если в кардиограмме все нормально, то не нужны. Если человек жалуется на перебои в области сердца и мы видим нарушение ритма на кардиограмме, тогда да.

Фото: Сергей Щедрин

— А как отличить эти неврологические боли, например межреберную невралгию, от болезней сердца?

— По кардиограмме. Иногда нужно дополнительное обследование, если что-то нас настораживает или если мы ищем что-то конкретно, учитывая генетику, например. Допустим, при записи на прием мне перечисляют симптомы, затем приводят 14-летнего подростка ростом 1 метр 92 сантиметра, с особенностями телосложения, с очень плохим зрением, и рассказывают, что его папа умер в возрасте 36 лет. В этом случае у меня есть конкретное подозрение на определенное генетическое заболевание, при котором я буду прицельно обследовать сердце и не только.

Если мы видим, что это обычный подросток, то никаких сложных обследований не нужно. Мы просто внимательно наблюдаем и смотрим в динамике, если нам что-то непонятно, то проверяем. 

К счастью, подростки, как правило, здоровы, просто это очень тяжелый период времени — в первую очередь для подростка, и только во вторую — для родителей.

В каких случаях подростку нужен психиатр

— Депрессия, панические атаки, нарушение пищевого поведения… Что из этого напрямую связано с эндокринологией?

— Может быть связано все, потому что последствиями всех этих проявлений могут быть какие-то расстройства, в первую очередь — увеличение массы тела. Многие антидепрессанты к этому приводят, но иногда и наоборот. Например, у человека глубокая депрессия, единственный источник радости — еда, поэтому он заедает свою депрессию и страдает от ожирения. В этом случае антидепрессанты могут привести к нормализации веса.

Нарушение пищевого поведения касается всего.

Нервная анорексия — огромная жизнеугрожающая проблема, и это не только эндокринное нарушение, оно касается всего организма и на всех уровнях.

Эндокринная система имеет тонкую регуляцию, поэтому все, что касается работы центральной нервной системы, может отражаться на работе системы эндокринной.

— То есть при любом серьезном неврологическом или психиатрическом нарушении важно показать ребенка эндокринологу?

— Конечно. Когда я только начала заниматься сиротами, меня совершенно потрясло исследование, где изучались причины того, почему дети не растут в доме ребенка. Поначалу считалось, что виноваты неправильное питание, недостаток витаминов, прогулок и так далее, но потом оказалось, что причина в уровне гормонов стресса. Если у человека высокий уровень гормонов стресса, он даже расти не будет, не говоря уже о колебаниях веса. Я наблюдала много таких случаев.

— При высоком уровне стресса замедляется рост?

— Замедляется рост, может меняться вес, человек может не усваивать еду. Это бывает при многих соматических заболеваниях, не обязательно психических. Если человек не растет и плохо прибавляет в весе, мы начинаем искать какую-то причину. Но если он высокий и имеет низкую массу тела при нормальной мышечной массе, то, скорее всего, это психофизиологическая особенность, не требующая особой коррекции. 

С какого возраста подросток наблюдается у терапевта 

— С какого возраста подросток должен переходить под наблюдение взрослых врачей? Как это организовано?

— У нас сейчас есть институт семейных врачей. Теоретически семейные врачи должны знать подростка. Но пока все-таки подростками до 18 лет занимаются педиатры, которые привыкли рассматривать в ребенке все — как он растет, сколько весит, что происходит в семье. Поэтому они могут быть повнимательнее к подростку, чем терапевты. По крайней мере, мне так кажется как терапевту.

Фото: Сергей Щедрин

А вообще многое зависит от врача. Если у вас есть доверенный семейный доктор, деликатный человек, знающий вашего подростка, то можно идти к такому терапевту с 14–15 лет. Важно, чтобы это был доктор, который найдет к подростку подход и будет знать именно подростковые проблемы.

— А если у подростка какое-то хроническое заболевание, в терапии которого нужно постоянное получение медикаментов и так далее?

— Очень важный вопрос. Приведу пример. У меня есть отдаленно знакомая семья, где у девочки манифестировал диабет первого типа практически за пять минут до ее 18-летия. Диагноз поставили в полночь, когда ей исполнилось 18. Что это значит? А то, что когда человек попадает во взрослую сеть, он теряет все привилегии, которые есть в детском возрасте. 

К сожалению, у нас совершенно отсутствует система перевода детей с хроническими заболеваниями во взрослую сеть. 

Как бы я это себе представляла? Человеку исполняется 18 лет, и мы начинаем думать, кто его будет наблюдать дальше. Вызываем взрослого врача, который занимается этим заболеванием, и говорим: «Вот Вася, мы его лечили с такого-то возраста, так-то и так-то, с таким-то успехом. Такие проблемы решены, а вот эти нет. Мы вам его передаем и остаемся на связи». Это касается любого хронического заболевания — хоть астмы, хоть болезни почек, хоть диабета, не говоря уже о генетических заболеваниях, которые манифестируют в детском возрасте. 

В центре врожденных патологий мы пытаемся это делать, но в целом такой системы нет, пока лишь мечтаем о ней.

— Столько моментов, которые нужно учитывать! Реально ли за всем этим уследить? Скажите что-нибудь одобряющее.

— Это совершенно оптимистическая история — мы все были подростками и пережили этот период благополучно. У кого-то были какие-то травмы, но все-таки мы их переживали, даже без психологов. Просто хочется «подстелить соломки» своим детям, облегчить их взросление и объяснить им, что это все для их же блага. Если мы не будем этого делать, скорее всего, тоже все будет хорошо. Но лучше сохранить хорошие отношения с ребенком и не разрушить доверие, которое очень трудно восстановить. Поэтому я призываю к деликатности и к уважению личности подростка.

Помогите Правмиру
Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.
Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!
Помогите нам быть вместе!
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.