Как сообщается, «комитет Госдумы  по конституционному законодательству и госстроительству поддержал поправку о запрете на усыновление российских детей гражданами США. Изменения  в так называемый «закон Димы Яковлева» стали ответом России на принятый недавно в США «список Магнитского»»

Сергей Худиев. Фото: Анна Гальперина, katehon.ruДолжен сказать, что эта идея представляется мне крайне непродуманной.

Прежде всего,  некоторым детям (больным) у нас совершенно не светит ни усыновление, ни необходимая им медпомощь.

Если их никто не берет, а американцы берут, это, несомненно, в интересах детей. Лучше иметь семью, чем не иметь, лучше быть живым, чем мёртвым. Возможно, таких детей немного. Но они есть, и принесение их жертву представляется полностью бессмысленным и вредным, но прежде всего — шокирующе аморальным. Есть добро и есть зло, и это решение — очевидно злое. Я искренне надеюсь, что люди предложившие его, не видели ситуацию в подробностях и узнав их, изменят свое решение. Это самый важный аспект происходящего. Но есть и менее важная, политическая сторона.

Какой эффект это может произвести?

На американских сенаторов — никакого, продвигатели демократии по всему миру явно не те люди, которых глубоко  трогает слезинка ребёнка.

На аудиторию  внутри страны? Чисто негативный. Примем на минуту, что мотивация законодателей оправдана, и приёмные дети из России в США действительно подвергаются опасности — большей, чем они подвергаются в России. Статистика этого не подтверждает — но согласимся на минуту. Тогда это означает, что депутаты с этим мирились, пока им не стали запрещать посещать США и хранить деньги в американских банках. То есть пока не запрещали, они к опасности, грозящей русским детям, относились вполне благодушно.

Таким образом — если принимать мотивацию, заявляемую авторами законопроекта — выходит, что они долгое время продавали интересы русских детей за возможность пользоваться услугами американских банков и посещать эту страну.

Простите, но какие выводы относительно патриотизма, чувства долга и вообще гражданских и этических качеств депутатов от меня ожидаются в такой ситуации?

Я ни единой минуты не доверяю заботе американских сенаторов о правах человека в России — их успехи в защите прав человека в Ираке и Ливии  говорят сами за себя. Но, простите, что я  должен думать о наших депутатах?

Вызовет ли все это прилив патриотического  воодушевления? Боюсь, что нет. Я  боюсь, что люди, хранящие сбережения в банках США, не у всех вызывают чувство патриотической солидарности, и их огорчения не все сограждане готовы воспринять близко к сердцу. Если люди живут на два дома, обогащаются здесь а вкладывают и тратят там, а теперь страшно волнуются, что в том доме им откажут — всем остальным, живущим на один дом, это может быть как-то не близко. Люди, сокровище которых — в банках США, и там же их сердце, могут не жаловаться на свою сердечную боль. Остальным будет трудно ее разделить.

Было бы гораздо разумнее в ответ на «закон Магницкого» вид принять презрительный — мол не нужны нам ваши банки поганые, а ездить мы к вам и не собирались, дома работы много. А согласовать интересы с вашими американскими партнёрами всегда можно было и частным порядком. Предпринимать публичные, резкие, необдуманные, и (избежим грубостей) не служащие к повышению престижа депутатов решения незачем.

Будем надеяться, что депутаты, которые не живут на два дома, и которые переживают угрозу лишиться доступа в американские банки не так остро, выступят против этого закона. Если у нас есть такие депутаты.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: