«Если
В тот день у нас с самого утра все не задалось. Муж с бабушкой уехали в деревню. Мне нужно было мчаться с Машей на занятия на другой конец Москвы. Пришлось брать с собой Дуню и Тоню, которые уже сдали учебники и решили бойкотировать школу. И тут началось…

Елена Кучеренко

Все пошло не так

Встали рано, не выспались, не могли найти то носок, то платье. Одетая полностью Маша облилась соком. Пришлось все срочно менять. В общем — частая многодетная история.   

Вместо восьми выехали почти в девять, попали в пробку. А у меня от них на нервной почве давление поднимается. Опоздали…

Там я надеялась, что на занятиях с Машей будут дочки, а я буду писать свои статьи. Но ребенок категорически потребовал, чтобы ее сопровождала мама.

Когда пришло время уезжать, младшая дочь опять же категорически заявила, что хочет поиграть в детском уголке. С другой стороны мне в уши ныли Дуня с Тоней, что им скучно, они хотят есть и домой.

В общем, к тому моменту, как мы погрузились в машину и двинули в обратном направлении, у меня уже дергались все глаза, включая третий.

По пути я вспомнила, что не успела приготовить обед. Было решено заехать в кафе. Хоть там расслабиться. Но не тут-то было.

«Кафе — не место для детей!»

Все вроде было нормально. Мы взяли наши блюда, поели. Потом девчонки встали и начали под музыку пританцовывать у стола. А я пила кофе и предавалась неге.

— Скажите вашим детям, чтобы они сели, — раздалось у меня над ухом.

Оборачиваюсь — пожилая женщина. Я прямо обомлела. Но не столько из-за ее слов, сколько из-за какого-то нереального начеса, который колыхался у нее над головой. Как гнездо аиста.

— Скажите, чтобы сели, — повторила она, наклонившись ниже.

И я даже испугалась, что это гнездо сейчас упадет мне в тарелку.

— А почему? — робко попыталась защититься я.

— Кафе — это не место для детей. Об них могут споткнуться… И они танцуют! А мы едим!

— Но они стоят рядом с нашим столом!

— Они могут продвинуться дальше…

Не поспоришь.

От греха подальше я попросила девочек сесть. Я так устала тогда, что не хотелось даже спорить и скандалить. Но Маша долго сидеть не смогла, встала и начала бродить по кафе с шариком.

— Посадите ее на место, — повернулась ко мне женщина всем своим гнездом.

— Но она же никому не мешает. Не бегает, не кричит, к столам не подходит, в тарелку вам не плюет.

— Если она мне плюнет в тарелку, я вызову полицию!

И мне показалось, что она готова вызвать ее заранее.

Мои дети никому не мешали

Но садиться я дочери не сказала. Вредность проснулась.

Нет, я не считаю, что мои дети могут прыгать другим по головам, а все обязаны плакать от умиления. Даже Маша с синдромом Дауна должна вести себя прилично. 

Я, честно говоря, сама люблю где-нибудь спокойно посидеть, и чтобы ко мне не лезли ни мои дети, ни чужие. И я понимаю, что человек нарядился, сделал себе прическу и пришел в кафе. Возможно, для нее это редкое и значимое событие.

Но в том-то и дело, что мои дети никому не мешали. Не в том смысле, что я, как многодетная, уже давно не замечаю шум, когда у меня сидят на голове и вообще у меня все рецепторы и реакции давно атрофировались. А в том, что они вели себя тихо, ни к кому не лезли и, правда, не мешали.

Да и народу там рядом почти не было. Кроме этой женщины, которую дети раздражают просто фактом своего существования, ее более тихой спутницы и молодого парня, сидящего неподалеку.

И меня раздражали уже все, спасибо женщине с начесом.

«А я говорила!»

Парень как парень. То ли менеджер, то ли хипстер. Модный. С ноутбуком. Печатал что-то в нем, недовольно косился то на меня, то на моих танцующих детей (особенно на Машу), то на ту женщину…

«Точно думает, что понарожала, дура, инвалидов и теперь они ему работать мешают», — решила я про себя. И тоже время от времени сверкала глазами в его сторону.

Но он хотя бы молчал…

А потом случилось страшное… Он поднялся, пошел к прилавку за очередным съестным. Когда возвращался, дорогу ему перешла Маша, он отшатнулся в сторону, чтобы на нее не наступить, и уронил с подноса чашку то ли с чаем, то ли с кофе.

Звон разбитого стекла, Машин вой, замершие старшие девочки, у меня практически гипертонический криз и победоносный ликующий голос тети с прической:

— А я говорила!

Я начала извиняться перед молодым человеком, поднимать осколки, сгребать детей, предложила оплатить напиток. Женщина что-то злорадно бурчала.

— Сядьте, пожалуйста! — сказал мне строго парень.

Я села и решила, что сейчас точно вызовут если не полицию, то менеджера. И расскажут мне про детей в кафе.

Молодой человек тем временем опять возвращался от прилавка. Подошел к нам и поставил на стол три пирожных:

— Вот, это вашим детям. Не расстраивайтесь, все хорошо. Вот это белое — младшей. Под цвет ее платья…

А потом повернулся к той женщине:

— Ничего страшного, это же дети. Нужно было мне внимательнее смотреть…

Вот такая у нас случилась история. Без морали. Но женщина больше нас не трогала. Да и мы скоро ушли.

Фото: pexels.com, freepik.com

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.