Естественное материнство: может ли быть слишком много любви?

|

Стать обществом потребления мы смогли в рекордно короткие сроки и так же быстро устали от гонки за товарами и услугами. Идея возвращения к природе мгновенно обрела популярность, и теперь естественность в моде. С тем, что экологически чистые продукты и здоровый образ жизни принесут только пользу, никто не поспорит, но есть те сферы, в которых оправданность увлечения всем естественным не очевидна.

Естественное родительство, а точнее, материнство, ведь именно женщина зачастую решает, как растить ребенка, — явление вполне ожидаемое. Постоянно слышно о том, что абсолютно здоровых детей в наших мегаполисах сейчас нет, что врачи куплены фармацевтическими компаниями, а на то, чтобы выкачивать из заботливых родителей деньги, работает целая армия маркетологов. И по единению с природой больше скучают именно в больших городах, и именно там, насытившись, готовы с легкостью отказаться от благ цивилизации, в то время как где-нибудь в глубинке молодая мать и рада была бы закупать подгузники и готовые смеси ящиками, да нет такой возможности.

Компромиссы невозможны

Даже телевизионная реклама признает, что материнское молоко — «лучшее для вашего ребенка, но если грудное вскармливание невозможно…» Ни одна, наверное, мать не захочет, чтобы ее ребенок питался красителями вперемешку с загустителями, с младенчества сидел на антибиотиках и света белого не видел, но и от прогресса никуда не денешься. Поэтому что-то приходится отсекать, а с чем-то смиряться. Сторонницам естественного материнства такой плюрализм чужд: есть природное — полезное, а есть искусственное — вредное.

Синтетические игрушки, коляски, кроватки, подгузники, витамины и прививки — все это для апологетов натуральности под запретом. Дарам природы — зеленый свет. Впрочем, есть одно исключение — интернет, ведь где, если не там, можно найти своих единомышленниц, поделиться опытом и просто пообщаться от души, ведь даже мама и свекровь, в большинстве случаев, радикальные и модные методы не одобряют. Сайтов и сообществ, посвященных естественному материнству, хватает с лишком, и хотя незначительные различия между ними есть, постулаты учения едины:

— беременность без лекарств и витаминов;
— естественные роды на дому без присутствия врача;
— длительное грудное вскармливание по требованию, постоянное ношение в слинге;
— совместный сон ребенка с родителями;
— отказ от лекарств;
— отказ от колясок, кроваток и манежей.

Сторонники подобных методик считают: все, что нужно для ребенка, у женщины уже есть — ее тело. Извне можно брать лишь широкую тканевую ленту — слинг. Он перекидывается через плечо, и младенец не расстается с матерью никогда: ни на прогулках, ни на кухне, ни ночью. Да и принимать ванну можно вместе. «Природа все сделает за вас, она подскажет, что нужно вашему ребенку. Всего лишь несколько поколений, живших в отрыве от корней, не могли заглушить в вас ее голос» — считают консультанты по естественному родительству.

Основоположницей этого движения можно считать калифорнийскую писательницу, художницу и психотерапевта Жан Ледлофф. В 1985 году вышла ее книга «Как вырастить ребенка счастливым», в которой автор рассказывает не о своем опыте — детей у нее нет, — а об индийском племени екуана из Латинской Америки, где бросившая в начале семидесятых учебу американка искала алмазы.

Живущий в джунглях Венесуэлы народ поразил девушку: среди екуана не было больных, несчастных, преступников. Цивилизация не смогла пробиться к индейцам через сотни километров дикой природы, племя справлялось и без нее.

Методы воспитания, о которых написала Ледлофф, с годами менялись и дополнялись и в конце концов дошли и до России. Здесь они превратились в причудливую смесь христианства, язычества, аюрведы и протеста против системы — в новую идеологию для матерей.

Перелюбленные и недолюбленные

Казалось бы, жизнь благосклонна к современным мамам и папам: любые соски, игрушки и присыпки продаются на каждом углу, одноразовые подгузники позволяют забыть о кипятящихся в тазу пеленках, а коляски так комфортны и технологичны, как раньше и не мечталось, — так зачем отказываться?

Некоторые психологи, считают, что естественное родительство — трансформация обиды женщины начала XXI века на свою мать. Многие из нас, по мнению новой формации родителей, жертвы СССР, в котором роженица должна была выйти на работу через три месяца после появления ребенка, а вместо ее любви и заботы дитя получало соски, смеси, воспитательницу, прививки, антибиотики и жизнь по расписанию до гробовой доски. С тем, что чувства и желания ребенка не всегда принимаются в расчет, поспорить трудно, но, может быть, слишком хорошо — тоже плохо?

— Естественные роды в спокойной обстановке — это, разумеется, прекрасно с точки зрения психологии, но кто же возьмется гарантировать отсутствие проблем со здоровьем у роженицы и младенца и риска осложнений? — психолог-консультант, кандидат социологических наук Ирина Куприянова комментирует заповеди естественного материнства. — Кстати, есть теория импритинга, то есть запечатления: не обезболенный процесс родов пробуждает материнский инстинкт, и, по результатам некоторых исследований, у таких рожениц отношение к ребенку более эмоциональное, чем у тех, кто рожал с наркозом или путем кесарева сечения. Но до истины пока не докопались, потому что по другой теории материнский инстинкт — социальный конструкт, то есть порождение культуры и общества.

В грудном вскармливании по требованию психолог видит только плюсы для взаимоотношений матери и ребенка и его психологического состояния, а вот продолжительность его вызывает сомнения:

— Кормить своим молоком пятилетнего ребенка — явный перебор, в полтора года пора прекращать, — считает Ирина. — Если дольше, то отношения потеряют гармоничность, ведь вместе с малышом они должны «расти», а тут происходит фиксация на моменте кормления, что в будущем чревато задержкой психического развития, а это, в свою очередь, осложнит социализацию и нарушит коммуникативные функции. Постоянное ношение ребенка при себе естественно разве что для сумчатых, но не для человека. При ежеминутном нахождении «в компании» у малыша происходит, образно говоря, перегрузка неокрепшей нервной системы. И это, конечно, опасно дальнейшими проблемами в отделении на эмоциональном уровне и мамы от ребенка, и ребенка от нее. С рождения у человека должно быть свободное время для «переваривания» получаемой информации из мира, который для него пока неизведан, иначе невроз обеспечен с пеленок. Тревожность, раздражительность, жестокость и эмоциональная холодность — все это может быть следствием как недостаточных, так и чрезмерных контактов в младенчестве. А если ребенок будет висеть на матери 24 часа в сутки, то у него выработается механизм отстранения для компенсации, а это уже неадекватно. Не будет развития в некоторых сферах — дитя должно ведь и себя познать, и получить собственный опыт взаимодействия с окружающей средой. В противном случае вероятны патологические пути развития: инфантилизм, фиксация, тревожность, постоянное желание одобрения, несамостоятельность — или противоположные качества: чрезмерная самостоятельность, неумение чувствовать обстановку.

Здоров не без докторов

Впрочем, к духовным исканиям, революционным методикам и педагогическим откровениям мы привыкли, и учитывая, что движение за естественное родительство хоть и популярно, но не массово, к глобальной битве идеологий оно вряд ли привело бы. Консерваторши и новаторши периодически переругивались на форумах, выясняя, чей ребенок счастливее, но большинство склонялось к золотой середине: и химией пичкать дитя не надо, но и уходить с ним в леса не стоит. Пока «дело Юлии Миковой» не разделило активных мам на два враждующих лагеря: дочь Юлии умерла от недиагностированной пневмонии в апреле этого года в деревне, куда женщина увезла троих своих детей. Микова — опытный естественный родитель, все ее малыши появились на свет дома и жили в гармонии с природой, пока не случилось несчастье. Когда девочка занемогла, ее мать искала помощи в ЖЖ-комьюнити, где активно консультировала скандально известная Дарья Стрельцова, судимая уже за акушерскую деятельность, приведшую к смерти роженицы. Испуганная женщина просила молитвы за дочь и совета от гуру альтернативного материнства. Но ни пары кофе, ни компрессы с отваром календулы не помогли — дочь Юлии умерла практически в «прямом эфире». Переписку между матерью девочки и ее советчицами прочла писательница Марина Юденич, которая и обратилась с заявлением в Следственный комитет. Против Миковой было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности», а вынесение «подзамочных» записей из сообщества на широкое обозрение показало, что таких смертей было уже шесть только в этом комьюнити.

Возможно, старших детей у Юлии Миковой заберут, и государство будет растить их, как считает нужным, но апологетов естественности беспокоит не это, их злит то, что «несчастные случаи» привлекли слишком много внимания. Неоказание помощи гибнущему ребенку они почему-то считают благом, придавая ей религиозный смысл: «…мы даем ему эту возможность уйти из наших любящих рук в любящие руки Отца, без посредников». Но естественное материнство — не проявление веры, это бизнес.

В провинции обучаться опыту предков пока возможно большей частью через интернет, а в миллионниках из «центров перинатального воспитания» и «школ осознанного родительства» уже можно выбирать. Разные услуги, разные прайс-листы, и, хотя частная практика по родовспоможению у нас законодательно запрещена, рожать каждый волен, где ему угодно, а тут на помощь приходят «консультанты», небесплатно конечно. Справедливости ради стоит сказать, что о риске они чаще всего предупреждают, и иногда даже предлагают подписать договор, освобождающий их от ответственности в случае чего, но это женщин не останавливает.

— Наша система родовспоможения сама выталкивает женщин к частным консультантам, — считает Павел Парфентьев, председатель межрегиональной общественной организации «За права семьи». — Я не медик и исхожу из того, что при соло-родах (соло-роды проходят дома, без врача, под дистанционным управлением консультанта. — Прим. авт.) статистически процент несчастных случаев не выше, чем при обращении в государственные учреждения. В каждой конкретной ситуации, я считаю, надо разбираться индивидуально. В случае с Юлией Миковой я не вижу стопроцентного доказательства ее вины, и та травля, которую на нее сейчас устроили, по меньшей мере, неэтична. Непонятна позиция Следственного комитета и адвоката Павла Астахова, называющих женщину преступницей, хотя суд ее вины пока не признал. Сейчас соло-роды — это единственная возможность легально родить дома, не подвергаясь риску стать жертвой врачебной ошибки, ведь акушер права работать частным образом не имеет. Нужны законы, которые давали бы женщине выбирать, как и где она хочет родить, пусть платно, но легально.

Целевая аудитория

Нынешняя система здравоохранения действительно часто вызывает лишь чувство страха. Кроме вреда физического, который может нанести замотанный медперсонал (так, например, большинство случаев ДЦП является результатом неудачного родовспоможения), эмоциональное состояние женщины при столкновении с отечественным акушерством и гинекологией тоже оставляет желать лучшего. По непонятным причинам к беременности пациентки ряд докторов относится очень цинично, а многим будущим матерям приходится сталкиваться и с хамством. Проходить через этот конвейер страшно, поэтому и возможность миновать женскую консультацию, роддом и потом районного педиатра, считающего минуты до конца приема, воспринимается многими как редкий шанс. Но и врачей нельзя чесать под одну гребенку: сколько малышей появилось на свет без проблем и осложнений, скольких матерей удалось спасти.

Пора привыкнуть к тому, что едва ли не с момента зачатия человек становится частью чьей-то целевой аудитории. Фармацевтические компании предложат будущей матери витамины, консультанты по естественному деторождению научат обходиться без них. В государственном роддоме возьмут денег за особое отношение, в частном — за присутствие доброжелательного врача во время процесса, специалист по соло-родам расскажет, как вовсе обойтись без посторонних.

Право выбирать у взрослой женщины все же есть, а у ребенка — пока нет. И можно только надеяться, что мама, решая его судьбу, будет руководствоваться не идеологией, модой и чужими теориями, а заботой о нем.

Мнение священника
Мы сейчас не можем рисковать

Протоиерей Михаил ЗАЗВОНОВ, настоятель нижегородского храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», руководитель Христианского православного центра детства и родовспоможения во имя прп. Серафима Саровского:

— Изначально естественное материнство не несет в себе ничего плохого. Роды в спокойной обстановке благоприятны для матери и младенца, а вот во многих роддомах нет индивидуального подхода. Этим и пользуются различные радикальные организации, пропагандирующие роды на дому, превращая естественное родительство во враждебную оппозицию. Сильный материнский инстинкт вкупе с советами извне выливается в крайности. Да, за рубежом тоже рожают дома, но за окном стоит реанимационный автомобиль. Многие мои прихожанки боятся идти в роддом, наслушавшись ужасов, некоторые решают рожать дома. Все может пройти хорошо, я не спорю, но мы сейчас не можем рисковать. Надо познакомиться с акушерами, обсудить, как вы будете рожать. Врачи идут навстречу, например, у нас в Нижнем Новгороде на родах может присутствовать отец, сам перерезать пуповину, взять малыша на руки. Такая приближенность к естественности полезна, если все идет хорошо, но если есть какая-то патология, то тут уже надо действовать в интересах ребенка.

Анна ЗАХАРЧЕНКО
Источник: Нескучный сад

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Лучшее в российской онкологии, самое страшное на операции, как не пропустить рак и что двигает человека…
Почему после показа фильма “Временные трудности” женщины оправдали отца-тирана

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: