Тот, кто мечтает стать капитаном

|
Мальчишке немедленно нужна операция. Потом, почти сразу – дорогая и сложная реабилитация. Еще, к сожалению, ему потребуется коляска. Надеемся – не навсегда. Врачи говорят – у парнишки есть шанс. Шанс, к сожалению, стоит таких денег, которые есть только у нас с вами – если мы скинемся, и если нас будет много. Оперировать надо немедленно, иначе будет поздно.
Тот, кто мечтает стать капитаном
Шошов Сережа

Шестнадцатилетний Сережа приехал в Петербург учиться на штурмана. Мечтал водить рыболовецкие траулеры. Уговорил маму перебраться из поселка под Одессой, чтобы учиться в специальном колледже. Поступил на первый курс. Мама приехала вместе с сыном: проследить, быть поближе. Сняла комнату, устроилась торговать овощами.

За учебу «иностранца» Сережи приходилось платить. Немного по нашим столичным меркам – чуть меньше 30 тысяч в год.  Рассчитывали справиться.

Сережа, как и все курсанты, жил в казарме. Флот есть флот: дисциплина, построения, форма. Для первокурсников – никаких поблажек.

Зачем мальчишка попытался выбраться из своей казармы через окно на третьем этаже – неизвестно. Что именно произошло, не знает никто. Оступился, не рассчитал, поскользнулся, переоценил свои возможности.

Так или иначе, вчера в половине второго ночи однокурсники вызвали скорую и парня отвезли в Филатовскую больницу Санкт-Петербурга. Падение с высоты третьего этажа, сложнейший перелом позвоночника. Иностранец. Не гражданин. То есть, каждый шаг – за деньги.

Мальчишке немедленно нужна операция. Потом, почти сразу – дорогая и сложная реабилитация. Еще, к сожалению, ему потребуется коляска. Надеемся – не навсегда.

Мы не знаем, удастся ли теперь склеить по кусочкам жизнь Сережи и его мамы. Пока парень в реанимации, а мама в таком состоянии, какое страшно себе и представить.

Врачи говорят: у парнишки есть шанс. Шанс, к сожалению, стоит таких денег, которые есть только у нас с вами – если мы скинемся и если нас будет много. Оперировать надо немедленно, иначе будет поздно.

Давайте попробуем склеить Сережину судьбу.

Все вместе – и операция, и реабилитация, и кресло – будут стоить больше миллиона.

Очень просим вас: помогите!

Темы дня
Что поэт написал о звездах, скрипке и водосточных трубах
Мальчики вышли из больницы и ответили на некоторые вопросы журналистов
Услышать умирающего – готовы ли мы к этому и кому принадлежит право на смерть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: