17 ноября в своем доме в Лихтенштейне во время пожара скончался Эдуард фон Фальц-Фейн. Меценату и подвижнику русской культуры было 106 лет. «Правмир» рассказывает о человеке, который большую часть своей жизни посвятил возвращению памятников истории и культуры на свою историческую родину.

Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн происходил из значимой для России семьи. Его семья получила потомственное дворянство за создание заповедника «Аскания-Нова» на Украине, а мама была из рода Епанчиных. В 1914 году заповедник, где жил мальчик с семьей, посетил император Николай II и даже взял будущего барона на руки.

Спокойной жизни семьи пришел конец в 1917 году. Эдуарду было 5 лет, когда его родители приняли решение покинуть страну.

“Жили мы на втором этаже, и так как время было неспокойное, всегда прислушивались к звукам в коридоре. Мы с сестрой Таисией были в постели, она болела корью. Услышав тяжелые шаги, мы все притихли. Мама выключила свет, а папа спрятался за дверь.

В дверь постучали, мама долго не открывала. Вошли, говорят: «Включайте свет». «Нет, — говорит мама, — не включим. У меня дети болеют корью и если включить свет, все могут заразиться.» Они, дураки, и поверили”, — рассказывал он о себе в интервью.

Меньше чем через год семья уехала в Германию, оттуда во Францию, а потом в Лихтенштейн, где мальчик получил гражданство и титул барона.

Когда мальчику было 11 лет, мама предложила ему и сестре принять православие. «Я был в восторге — мне нравился хор в православной церкви. А в протестантской скучно, хора нет, все как-то холодно, формально”, — рассказывал Эдуард о своем детстве. 

Подростком Эдуард мечтал о велосипеде, но его мама была против этой идеи. В то время шоколадная компания проводила конкурс среди своих покупателей. Требовалось собрать этикетки от шоколада, отправить на фабрику и получить шанс выиграть один из трех призов. 

«Меня устраивал только первый приз — велосипед. После школы я ехал на загородную свалку, копался в мусоре, собрал нужное количество этикеток — и стал победителем лотереи!

Только мне к тому времени уже хотелось не простой велосипед, а гоночный. Я привёл свой приз в магазин, доплатил не помню уже какую сумму и обменял на гоночную модель”, — рассказал он о себе.

Перед окончанием сельхозинститута, он записался на участие в студенческой велогонке в Ницце и победил. Директор газеты L’Auto, которая спонсировала соревнования, Жак Бодэ пригласил Эдуарда освещать подготовку Германии к Олимпиаде.

“В то время у власти в Германии уже находились нацисты, их верхушка посещала главные соревнования Олимпиады. Когда чернокожий американец Джесси Оуэнс победил немецкого спринтера в беге на дистанции 100 метров, я видел, как Геринг побагровел от ярости, а Гитлер просто встал и ушел”.

Спорт остался в жизни барона до конца жизни и он участвовал в велосипедных и автомобильных гонках. От вождения автомобиля отказался только в 95 лет: “Сказал себе: «На твоей совести — ни одной аварии, пусть всё так и останется». Пришёл в полицию и сдал водительское удостоверение, чтобы не было соблазна снова сесть за руль”.

Друзья прямо говорили ему: «У тебя что — не все дома?”

Но главным делом барона стало возвращение в Россию потерянных во время революции культурных ценностей. Друзья прямо говорили ему: «У тебя что — не все дома?”.

“Большевики лишили тебя родины, разграбили имущество твоей семьи — а ты им даришь вещи, которыми они когда-то сами торговали! Как можно делать такие услуги стране, которая этого не заслужила?..»

Я отвечал: «А как можно говорить — не заслужила? Это моя родина, чтоб вы знали! Свои миллионы я в могилу с собой не возьму, хочу что-то полезное сделать с этими деньгами, прежде чем уйду с этого света. Это моя цель, пока я жив…», — говорил он о себе.

Фото: историк.рф

На деньги, полученные от работы его сувенирного магазина в Лихтенштейне, Эдуард скупал и возвращал в Россию уникальные исторические и художественные артефакты. Он передал в дар России часть библиотеки Дягилева-Лифаря, подарил музею Шаляпина в Петербурге реликвии семьи певца, вернул в российские музеи картины известных отечественных художников – Репина, Маковского, Коровина.

Именно благодаря Эдуарду фон Фальц-Фейн в Россию вернулся архив следователя Соколова, который в 1919-1920 гг. вел дело о расстреле царской семьи. Он уговорил князя Лихтенштейна Ханса-Адама II выкупить его и обменять на архив княжества, вывезенный Красной Армией в 1945 году из Вадуца.

«Самое дорогое для меня — подарки, что я преподнёс России. Эмигрант, который всё потерял и снова заработал деньги, вернул всё культуре. Я очень горд, что что-то оставил на память», — говорит он о себе. 

Много времени и сил барон потратил на поиск пропавшей Янтарной комнаты. Благодаря его хлопотам в Россию было возвращено несколько подлинных предметов комнаты. Кроме того, он выкупил архив  немецкого искателя Янтарной комнаты Георга Штайна. “Я сказал себе: «Нехорошо, если это купят западные газеты, это принадлежит России», — и купил. Сколько заплатил? Много заплатил”.

© Виктор Великжанин/ТАСС

Его заслуга была даже в том, что в Москве в 1980 году состоялась Олимпиада. “Я, как президент Олимпийского комитета Лихтенштейна, перед голосованием подошел к каждому члену МОК и попросил, чтобы они дали шанс Москве. И она получила Игры, а я получил возможность посещать свою родину”, — рассказывал Эдуард. 

“Россия — не Советский Союз. И когда мне друзья говорят: «Ох уж эта твоя Россия! Далеко ей до демократии», — я отвечаю, что если страна восемьдесят лет жила при диктатуре, её враз не переменишь, нужно иметь терпение, понемножку всё пойдёт.

Они меня зовут оптимистом”. 

 

По материалам «Кругозор», «Коммерсант», «Историк.рф»

 

 

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.