Священники Гродненской епархии на ступенях главного городского храма — Свято-покровского кафедрального собора — исполнили молитвенный гимн «Могутны Боже». О ситуации в стране и городе «Правмиру» рассказали инициатор песнопения протоиерей Андрей Яворец и настоятель собора протоиерей Георгий Рой.

«Не просто перфоманс, а молитва о мире в нашей стране»

Клирик Свято-Владимирской церкви протоиерей Андрей Яворец

Наш хор священнослужителей Гродненской епархии существует 20 лет. Мы являемся постоянными и самыми давними участниками Гродненского международного фестиваля православных песнопений «Коложский Благовест». В день открытия фестиваля наш хор как визитную карточку исполняет гимн «Могутный Боже», то есть всемогущий Боже.

Вчера я увидел, как работники белорусской филармонии в знак солидарности, желая обозначить волю к миру и прекращению насилия, спели на ступенях филармонии этот гимн. Я подумал: «Здорово, молодцы, но ведь для нашего хора это тоже важное песнопение, мы везде с ним и всюду». Я пообщался с братьями, со своими сослужителями, и предложил им: «Отцы, дорогие, светские люди исполняют, но ведь это же и наше произведение. Что мы можем в этой ситуации сделать? Мы можем молиться, показывать свою волю, чтобы Бог в этот сложный момент был с белорусами и Беларусью». Отцы откликнулись. Приехали даже из других городов. 50-70 километров, это тоже какой-то путь, но они проделали его, потому что почувствовали, что им это тоже нужно и важно.

На ступенях нашего главного собора мы исполнили это песнопение, чтобы люди видели, что наше отношение ко всему, что происходит, одно — оно евангельское, молитвенное, оно исполненное упованием на Бога, но оно и обращено к людям, к тому, чтобы благоденствие, мир и добрые отношения между людьми были восстановлены.

Контекст событий, происходящих все эти дни, накладывал особую ответственность. Нас слушали люди, которые просто проходили по улице, одной из самых старых и красивых улиц нашего города. Нам очень хотелось, чтобы они почувствовали, что у нас не просто перформанс, а что в этот момент на ступенях нашего главного храма мы, священники, ходатайствуем перед Богом о мире в нашей стране, а все-таки она была мирной и она должна быть такой.

Мне очень дороги слова этого произведения. Автор текста — Наталья Арсеньева, белорусская поэтесса. Это девочка, родившаяся на Юге России, во время Гражданской войны с родителями оказавшаяся в Вильно, нынешнем Вильнюсе, на тот момент много и плотно населенном белорусами. Это были 20-е годы, когда вся экономика была разрушена. На территории Беларуси осуществляла деятельность благотворительная американская организация АRА. В Вильно она базировалась на базе белорусской гимназии, и там в гимназии работала бесплатная столовая для учеников. Родители этой девочки, понимая, что не прокормят ее, отдали ее учиться в белорусскую гимназию. Таким образом эта русская девочка оказалась включенной в белорусский язык и культуру. Потом взрослым уже человеком она оказалась в Минске. В 1943-м, годы проведя в оккупации, видя вокруг себя страдания, она написала этот текст. А музыку к нему написал белорусский композитор Микола Ровенский, который во время оккупации потерял семью и вынужден был эмигрировать на Запад.

Все строчки этого произведения дороги, но самыми трогательными для меня всегда были строчки из второй строфы: «Дай спор у працы штодзённай, шэрай, на лусту хлеба, на родны край». То есть Наталья Арсеньева, русская девочка, волей Божьего Промысла, через американскую столовку оказавшаяся в белорусском мире, выразила белорусский минимализм: нам ничего больше на надо, только кусок хлеба и только родный край, а остальное мы сделаем сами.

Я не могу давать политических, экономических оценок ситуации — я в этом не разбираюсь, но я вижу, что в городе после нескольких дней страха, после тяжелых периодов, когда по вечерам происходили жесткие задержания с невероятно жесткими арестами и жестоким обращением в местах заключения, атмосфера изменилась. После трех дней этого ужаса прошла акция: в районе автовокзала вдоль тротуаров выстроились девушки, преимущественно молодые, но были и женщины средних лет и даже пожилые дамы, в белых одеждах, с цветами. Проезжающие мимо машины им сигналили, и это продолжалось с трех часов дня до девяти вечера.

Эти женщины как будто переключили рубильник, люди в городе расслабились и почувствовали атмосферу свободы, добра, дружеского отношения друг к другу. У нас сейчас на площади перед городской администрацией проходит митинг в совершенно мирной обстановке. Оказалось, люди, если их не гоняют омоновцы, вполне способны достойно, корректно себя вести, выстраивать диалог с властями. Инструментом, который позволил все это перевести в мирное русло, стала чья-то фантастическая идея, жест добра, любви и красоты, которые, хочется верить, победили.

«Невозможно оставаться в стороне — это вопрос не политики, а совести»

Настоятель Свято-Покровского кафедрального собора протоиерей Георгий Рой

Я выражу, наверное, общую позицию: мы, все белорусы, очень боимся провокаций. Мы боимся, что кто-то попытается разыграть силовой вариант разрешения этого политического кризиса, что снова могут быть использованы части ОМОНа или, что хуже всего — армия.

Все до глубины души шокированы тем, что происходило последние несколько дней. Такого Беларусь не видела со времен войны. Фактически на четыре дня белорусы оказались один на один с этим откровенным злом. Когда ОМОН ушли с наших улиц, не было никаких провокаций, беспорядков, разбитых витрин — их, в принципе, не было и до этого. Вопрос, кто же тогда создавал напряжение на улицах наших городов? И зачем были нужны все эти издевательства?

Некоторые СМИ говорят о том, что на улицы выходят проплаченные молодчики. Это не так. В городах, и даже в селах, в агрогородках выходят обычные люди. После того как все увидели эти жутчайшие зверства, которые совершали силовики, речь уже не идет о группах, о политических партиях. Речь идет о защите гуманности как таковой. Белорусский народ шокирован происшедшим.

Я пережил одну из самых страшных ночей в моей жизни — ночь с понедельника на вторник, когда недалеко от нашего собора силовики разгоняли людей — обычных горожан. По городу ездили военные броневики, автозаки, автобусы без номеров. Люди разбегались. Кого-то хватали. Это оставило страшное и неизгладимое впечатление. Я никогда не мог подумать, что что-то подобное может быть в нашей спокойной, тихой и мирной Беларуси.

Два задержания произошли непосредственно возле собора. Одно после вечерней службы. Молодые люди шли по улице, не в толпе, просто по тротуару, и на них напали омоновцы. Один стал убегать, и его на тротуаре возле храма догнали и начали избивать дубинкой, что шокировало наших прихожан.

Мимо собора проходили люди, которым посчастливилось убежать от ОМОНа и которые получили свою порцию ударов дубинкой. Это были самые обычные горожане — девушки, женщины, про мужчин я вообще не говорю. Некоторые предпочли остаться возле храма, чтобы не попасть случайно в автозак. Долго боялись уходить.

В Гродно есть молодой журналист, краевед, он написал несколько книг по истории города. Его, зная, что он журналист, избивали так, что переломали обе руки, при этом он не оказывал никакого сопротивления при задержании. Его привезли в РУВД и несколько раз избили, притом в присутствии его беременной жены избивали. В нашем городе тяжело пострадала пятилетняя девочка, которая ехала в машине со своими родителями. ОМОН остановил движение и начал, как кажется, без разбора разбивать стекла машин и самих людей. Дитя истекало кровью, а в это время ОМОН занимался избиением отца ребенка. Подобных примеров по всей Беларуси, к сожалению, множество.

Когда из Гродно убрали силовиков, создалось впечатление, что город вышел из-под оккупации. Люди снова могут спокойно передвигаться, гулять с колясками, ездить на велосипедах, все счастливы. И в этот вечер люди вышли высказать свое мнение относительно политической ситуации, но это было абсолютно мирно и спокойно. Самое страшное сейчас для нас, что этот ужас повторится. Все боятся, что они решили несколько дней отдохнуть, чтобы снова вернуться и устроить жуткий террор против своего народа. Ведь четыре дня, пока силовики воевали с простыми людьми, мы не слышали ни министров, ни представителей власти, ни мэров городов. Никто не заступился за свой народ. Это очень сильно подорвало доверие.

Когда такое происходит, ни о чем другом не выходит говорить, все люди очень переживают и с этим приходят в храм. Приходили те, чьи близкие были задержаны, кто не знал, живы ли они вообще, просили молитв. Все эти дни мы очень усердно молимся. И гимн «Магутны Божа» — наша общая молитва в поддержку всех, кто оказался невинно в заключении. Я не певец, но молился вместе со всеми, кто собрался перед собором. Здесь не идет речь о политических симпатиях, антипатиях. Ситуация вышла на другой уровень. Это просто защита гуманности. Уже невозможно оставаться в стороне, это уже вопрос не политики, а человеческой и христианской совести.

Также хочу обратиться к нашим братьям и сестрам, православным христианам в России. Поверьте, здесь никто не выкрикивает антирусских лозунгов. Это не Майдан, белорусы не желают никакого обострения ситуации, как говорят в некоторых СМИ. Люди очень сильно надеются на мирные перемены.

 

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.