«Это
Вечером 9 ноября СМИ распространили информацию о том, что «Минпросвещения планирует обновить орфографию и пунктуацию русского языка». Вот именно так. Именно чиновники министерства разработали правила. Правда, посоветовались с некоторыми безымянными членами Орфографической комиссии РАН. А вот со мной, например, нет. Весь день жду письма или звонка из министерства — увы, не советуются. А между тем эти «новые правила» нашлись. И про них есть что сказать — и очень много.

Наталья Николенкова

С первого взгляда (да и со второго тоже) ясно, что мы этот текст читали и хорошо знаем. Это совсем немного переработанный «Полный академический справочник» под редакцией Владимира Владимировича Лопатина, изданный впервые еще в 2006 году. Называть его «новым» как-то не очень ловко. Кто является автором этой переработки — никто не знает. Насколько корректно брать за основу текст, созданный под редакцией человека, уже ушедшего из жизни? Нет ответа. Правда, на официальных правительственных ресурсах нет никакой информации, страница недоступна уже сутки. Может быть, произошла ошибка? И из сети просочились неверные данные?

Но главный вопрос — почему именно сейчас, обязательно до конца 2021 года, нужно утвердить новые правила? Что произошло? Почему именно сейчас встал вопрос об утверждении нового текста? Почему нельзя вынести этот вопрос на рассмотрение филологического сообщества — и в первую очередь на заседание Орфографической комиссии РАН?

15 лет мы вполне спокойно живем, имея текст Правил 1956 года, справочники под редакцией Дитмара Эльяшевича Розенталя, справочник под редакцией Владимира Владимировича Лопатина — и справляемся. Зачем нам срочно утверждать какой-то новый текст (предположим, что он действительно есть — новый, а не списанный с имеющегося)? Все эти 15 лет орфографисты продолжают работать над правилами, уточняя, дополняя и расширяя их. Статьи об орфографии публикуются в авторитетных научных журналах, орфографические вопросы обсуждаются на конференциях. Члены Орфографической комиссии входят в состав филологических советов разных общественных проектов, связанных с русским языком (Тотальный диктант, например). И вдруг — «Минпросвещения обновит правила».

Никакие правила орфографии так приниматься не могут! Не может группа чиновников решить — надо.

И дать поручение нескольким людям (имена мы не знаем, увы): быстро напишите нам что-нибудь новое. Правила разрабатывают орфографисты, их формулировки обсуждают коллеги — филологи, на них дают профессиональные отзывы филологические коллективы вузов, научных институтов. С ними знакомят учителей. Эта процедура занимает время — и не два месяца, а намного больше. Критические замечания составители разбирают, текст переделывают, и потом еще раз обсуждают. И лишь при поддержке большинства членов официального органа — Орфографической комиссии РАН — их можно представить Министерству просвещения. Нам же предложен какой-то неожиданный путь.

Действительно ли именно сейчас нам срочно нужны утвержденные Правительством правила? Неужели кто-то полагает, что подпись Председателя Правительства под каким-то текстом сделает всех грамотнее? И на сайтах многих периодических изданий перестанут попадаться грубые ошибки? Увы, многие журналисты как не заглядывали в неутвержденные справочники, так не станут заглядывать и в утвержденные. Как не открывали словари — так и не будут.

Пару лет назад журналистка Юлия Латынина — кандидат филологических наук — спокойно смирилась с «*гиеной огненной» на сайте «Эха Москвы» в своей передаче. Видно, сама текст не перечитывала. Буквально две недели назад во время репортажа на Первом канале бегущей строкой шло написание «*серебрянный». Репортаж прокрутили три или четыре раза — но ошибка сопровождала его постоянно. Примеры можно продолжать до бесконечности.

До конца года остается 50 дней. Можно ли за 50 дней написать «новые правила»? Нет. Можно ли переработать имеющиеся в распоряжении орфографистов тексты — Полный академический справочник, накопленные орфографические материалы? Это очень сложно, практически невероятно. Но даже если сегодня коллеги взялись за эту работу (и хочется верить, что это будет новый текст, а не переписанный старый справочник), то принять их до конца года невозможно! 

Этот текст должен пройти обсуждение, причем не среди чиновников.

Публично министр объявляет, что «проект сейчас проходит экспертное обсуждение». Кем? Где имена «экспертов»? И кто может быть экспертами, кроме — в первую очередь — членов Орфографической комиссии РАН?

На все эти вопросы нет ответов. Ощущение, что в очередной раз чиновники что-то решают за филологов. Вообще за специалистов. И это грустно.

Наталья Николенкова, доцент кафедры русского языка филологического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, член Орфографической комиссии РАН

Фото: totaldict.ru

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.