«Нам надо бежать»

«Нам надо бежать»

Тимофей в больнице

Курапову Тимофею из Барнаула год и шесть месяцев, и большую часть жизни он провел в больницах, борясь с агрессивной формой рака – нейробластомой. Химиотерапия, пересадка костного мозга, лучевая терапия… Остался заключительный этап – иммунотерапия, иначе все лечение будет напрасным – риск рецидива слишком высок. Но все упирается в деньги, огромные деньги, которых в семье нет.

Регина и Дмитрий думали, что маленькие дети взрослыми болезнями не болеют. Раком, например. Или болеют, но где-то далеко, уж точно не в пределах их маленькой квартиры в городе Барнауле. Уж точно не их сын.

Но в 7 месяцев у Тимоши начал падать гемоглобин, болеть живот и время от времени подниматься температура. Врачи не могли сказать ничего вразумительного.

Один прописал антибиотики от инфекции, другой сказал «зубы», третий поставил диагноз ларингит, а пятый и десятый – рахит и анемию. И только после УЗИ, которое наконец сделали Тимофею, родители получили заключение: «новообразование около почки, подозрение на опухоль».

Они тогда поняли, что большая и страшная болезнь пришла именно к их ребенку. И никуда от нее не деться. А еще поняли, что спасать Тимофея придется самим. В больнице растерявшейся Регине сказали, что «ребенок тяжелый», а когда она от страха заплакала, пообещали, что «плакать вы, мамочка, будете еще долго».

Тимоша в больнице

«Нам надо бежать», – сказала тогда Регина мужу. И стала писать письма в московские клиники. Но ни одна столичная больница не соглашалась принять Тимофея без результатов МРТ и КТ, которые в Барнауле им почему-то не делали, тянули время. Тогда благодаря друзьям, родственникам и коллегам по работе они собрали деньги, и Регина с Тимофеем улетели в Израиль. Вовремя: еще немного – и спасать было бы некого.

Когда они прибыли в израильскую клинику, Тимофею сразу провели все необходимые обследования и анализы и поставили точный диагноз: «Нейробластома, IDFR-положительная, недифференцированная, высокого риска». Это был не просто рак – это был очень коварный рак. Опухоль из нейробластов отличается особой агрессивностью и склонностью к метастазированию в любые участки организма. Чаще всего от ее жизнедеятельности страдают костная и лимфатическая системы. У Тимофея огромная опухоль расположилась в надпочечниках и сдавливала артерию.

В израильской клинике Тим прошел химиотерапию, а потом начались чудеса – Регина обратилась за помощью через соцсети, СМИ и фонды, и совершенно незнакомые люди, тысячи людей, пожертвовали деньги на трансплантацию костного мозга для Тима, а потом – на лучевую терапию.

Тимофей

Огромная болезнь почти исчезла. Тимофея почти спасли. Осталось пройти только иммунотерапию, пять курсов. Без нее все лечение оказалось бы напрасным, так как организм Тима пока не умеет распознавать и уничтожать раковые клетки самостоятельно, а риск рецидива очень велик. После иммунотерапии – научится.

Тимоша сидит в палате на кровати и всем своим видом напоминает подопытного инопланетянина. От тела Тима тянутся восемь проводов – это капельницы и датчики. Лампочки горят, техника пищит, приборы жужжат. Тим сидит и спокойно играет с машинкой.

«Это он уже успокоился, – говорит Регина. – А сначала бился головой и выдергивал провода. Отвык от них. А может, когда мы сорок дней лежали в изолированном боксе после трансплантации костного мозга, ему было слишком плохо, чтобы все это замечать».

Регина сидит рядом. Стоит ей подняться или, не дай бог, отойти к двери, Тим раскрывает рот и издает сиреноподобный вой.

«Мы теперь, как Котопес, – смеется Регина, – никуда меня от себя не отпускает».

Во время курса иммунотерапии Тим будет постоянно прикован к постели.

Сейчас Тимофей проходит первый курс иммунотерапии, а нужно еще четыре. Мы можем помочь. Последний рывок – и Тимофей поправится. Они с Региной наконец вернутся домой, в Барнаул. И папа Дмитрий будет приходить с работы к жене и сыну, а не в пустую квартиру. У Тимоши начнется простая детская жизнь – с детскими площадками, песочницей, качелями и костюмом зайца на новогодней елке. И все страшное забудется, уйдет… Останется только благодарность за помощь тысячам незнакомых людей и живой, здоровый мальчик – Тимофей.

– Мы прошли столько всего – химиотерапию, пересадку костного мозга, лучевую терапию… Тимоша прошел. Теперь осталась иммунотерапия – последний этап. Еще 4 месяца, еще четыре курса, чтобы у нас получилось…

– Получилось что, Регина?

– Выжить.

Тимофею очень нужна ваша помощь. Давайте поможем ему вместе – собрать эту огромную сумму в 3 миллиона рублей. Чтобы все эти месяцы мучений и борьбы с болезнью не оказались напрасными.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: