Жизнь после трагедии

Жизнь после трагедии

14 июля 2016 года. Алчевск. Максим сидел за рулем новенького скутера, который две недели назад подарили ему на 17-летие родители. Рядом – за спиной – была его подруга Наташа. На улице стояла жара под 40. Они ехали к другу – в гараж. Остановились на перекрестке в центре города. На светофоре загорелся зеленый свет. Они проехали не больше 30 метров, когда мимо пролетел Джип, прижав скутер к обочине. Максим почувствовал, что не может повернуть руль. И больше ничего не помнит.

Когда Максим открыл глаза, он увидел краешек неба, дерево и какого-то человека в синей форме, склонившегося над ним. «Лежи, не двигайся!» – сказал он Максиму.

Максим до аварии

«В тот день мы пришли с мужем с работы, пили чай. Окно нашей квартиры на втором этаже было открыто. Я услышала голос кума. Он звал меня. Я высунула голову в окно.

– Максим попал в аварию! – крикнул кум.

– Живой? – спросила я.

– Живой!

Когда мы с мужем приехали на место ДТП, детей уже увезла скорая.  Как рассказывали люди, приехало три машины. Наташу увезли первой. У нее была травма головы, из уха шла кровь, которая залила лицо.

Максим получил многочисленные травмы, но, по словам очевидцев, был в сознании. Помню, что хотела позвонить Наташиной маме, но у меня так тряслись руки, что я не могла набрать номер телефона. Помогли друзья Максима, которые подбежали ко мне.

«С мамой Наташи мы впервые познакомились у дверей реанимации», – вспоминает мама Максима Ольга Анатольевна.

Максима и Наташу на скорой отвезли в больницу. Максим этого почти не помнит. Помнит, что уже в больнице он посмотрел в окно. На улице шел дождь…

Первое, что он спросил, увидев маму: «Где Наташа?». Не сразу понял, что его парализовало.

Максим с родителями

В больнице Максиму зашили рану на правой ноге, сделали компьютерную томографию.

Когда врач вышел к маме Максима, он долго смотрел на нее, потом сказал: «У вашего сына сломана шея».

Операции на позвоночнике в Алчевске не делали. Ночью Максима на скорой отвезли в Луганскую областную больницу. Рентген показал, что, кроме шейного позвонка, сломаны и позвонки грудного отдела.

Операцию смогли сделать только через неделю, потому что у Максима был сильный отек спинного мозга.

«Всю операцию я прорыдала в храме. Читала молитвы, но не понимала до конца, что читаю. И так все 4 часа…», – рассказывает Ольга Анатольевна.

Максим в Центре реабилитации

Сама операция прошла неплохо. Но потом были два месяца ада. Уже через неделю у Максима поднялась температура под сорок. Держалась она довольно долго. Максим стал задыхаться. Не мог сглотнуть слюну.

Врачи объяснили, что так бывает, когда в организме приживается новое тело. Максиму спилили сломанный пятый позвонок шеи, а между четвертым и шестым поставили титановый трансплантат. У него был придавлен спинной мозг и нарушена терморегуляция. Началась послеоперационная пневмония. Максиму откачивали жидкость из легких.

Из областной больницы, где он провел полтора месяца, Максима перевели в неврологическое отделение Алчевской больницы. Выписали в середине сентября. Мама Максима взяла отпуск по уходу за сыном, чтобы все время быть рядом.

Когда она узнала о том, что Доктор Лиза (Елизавета Глинка) отправляет детей из Донбасса на лечение в Москву, решила написать ей, попросить о помощи. Ответ пришел сразу.

Уже 16 декабря Максим с мамой были в Ростове. Перед посадкой в самолет к ним подошла Доктор Лиза.

– Максим?

– Да.

– Как доехали? Боишься лететь?

Максим занимается дома

Максим тогда признался, что боится.

Минутная встреча… В Москве Доктора Лизу ни Максим, ни мама уже не видели. Спустя несколько дней узнали о ее гибели.

В Клинике Рошаля Максим с мамой пробыли до конца января. Массаж, ЛФК и другие процедуры. Потом три недели в реабилитационном центре. И – первые успехи. Максима научили чистить зубы, умываться, надевать футболку.

«Первое время после аварии я был как робот. Голова только и разговаривала. С речью и памятью вроде все в порядке, а вот шея «падает», ноги не слушаются.

Последний курс реабилитации я прошел в январе-марте этого года. Мне укрепляли спину. Ведь чтобы двигать ногами, нужна сильная спина. Сейчас есть небольшая чувствительность в левой ступне. Правую ногу чувствую всю. Шея держит.

Сейчас у меня одно желание: поскорее подняться на ноги. И рано или поздно это произойдет. Нужно постараться. Я не из ленивых. Занимаюсь по 6 часов в день. Составил себе расписание занятий.

Я думаю, не просто так произошла эта ситуация. С одной стороны, она забрала здоровье, с другой – сейчас я вижу то, на что я не обращал внимания раньше. Многое я делал поверхностно, абы как… Теперь появилась усидчивость.

Раньше я думал: помочь кому-то? Да ладно, сам справится! А сейчас меня и просить не надо – первый предложу, если вижу, что нужна моя помощь. Я морально вырос за последние два года», – говорит Максим.

Максим дома

В 2017 году Максим поступил на 1 курс Донбасского горнометаллургического университета. Учится дистанционно по специальности «Информатика и вычислительная техника».

Помогает мама. Она ходит в университет, собирает задания. Выполняет их Максим сам. Он печатает на компьютере фалангами пальцев. «Приловчился!» – говорит Ольга Анатольевна.

Все выходные с Максимом проводит Наташа. Она полностью восстановилась и учится сейчас в Луганском педагогическом университете – на психолога.

Положительную динамику у Максима замечают все специалисты. И сам Максим, и его близкие верят, что однажды он встанет с инвалидного кресла и пойдет. Сначала на костылях, потом – с палочкой. А через какое-то время – сам.

Максиму нужно продолжать лечение: ЛФК, электростимуляцию, эрготерапию, иглорефлексотерапию, гидромассаж. Трехнедельный курс в реабилитационном центре стоит 315 600 рублей.

Мы можем помочь Максиму встать на ноги. И тогда у него все получится.

Одна из программ, в рамках которой наш фонд помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, называется «Не сдаваться!». Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не опускать руки.  Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 200, 300 и более рублей.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: