Фотограф без рук. Преодолел отчаяние и открыл фотошколу для особых людей

|
Дмитрий Верфель открыл первую в Кемерове инклюзивную фотошколу. Особые дети наравне со сверстниками учатся у него фотоискусству. А еще — упорству, вере в себя и силе характера. Дмитрий решил стать фотографом, после того как в аварии потерял кисти рук. С тех пор он запустил собственную фотостудию, стал лучшим фоторепортером на «Абилимпиксе», получил права, увлекся туризмом, женился и дважды стал отцом. История удивительного человека и его школы — в материале «Правмира».

Поймать голубя

Дмитрий Верфель бесплатно учит особенных детей и сирот искусству фотографии. В его инклюзивной фотошколе каждое воскресенье он вместе с педагогами-волонтерами помогает ребятам раскрыть свои творческие способности и освоить фотомастерство.

Вот и сейчас восемь ребят собрались вокруг экрана, подключенного к ноутбуку. Фотограф Юрий Капустин разбирает их домашнее задание — снимки, которые они сделали за новогодние каникулы. Аня Микушина сфотографировала, как солнечные блики переливаются на замерзшем стекле.

— Посмотри, как свет акцентирует внимание на морозных узорах, — хвалит ее Юрий. Аня улыбается. Еще больше рада ее мама, Татьяна. Она просит показать и другие фотографии – огромное солнце над Советским проспектом, машину под снегом – это уже не первый забытый автомобиль, который они поймали в объектив с дочкой.

Фото: Аня Микушина

У Ани синдром Дауна. Это очень активная и любознательная девочка. Она серьезно занимается плаванием и недавно получила первый юношеский разряд, увлекается танцами. Год назад вместе с мамой она пришла на занятия к Дмитрию Верфелю. И научилась не только управлять фотокамерой, но и видеть прекрасное в самых обычных вещах.

Фото: Аня Микушина

Паша Кравченко хочет стать фотографом. В фотошколе он занимается уже год и по-настоящему увлекся съемкой. У Паши ДЦП, у него серьезные проблемы со зрением, но это не мешает ему делать необычные, самобытные кадры, хорошо учиться в школе и играть на саксофоне.

— Сын мне сказал: закончу 9 классов и поступлю в колледж, чтобы фотографировать как Дмитрий. В 14 лет не все обычные дети задумываются о своем будущем, — говорит мама Паши, Светлана Кравченко. — Ему здесь интересно, глаза горят. Летом, помню, мы с ним снимали все подряд. Устанавливали штатив на улице, регулировали, я поддерживала сына, пока он делал кадры. Потом Дмитрий разбирал работы Паши и похвалил: «Смотри, как у тебя кадр выстроен – здесь лебедь стоит, а тут маковые головки свесились, так центр симметрии получился…» Ребенок был в восторге, сразу плечи расправил, в себя поверил. У него необычный взгляд на вещи. Недавно весь вечер кота фотографировал. Оказалось, Паша пытался узор на его боках запечатлеть – круги. Получилось красиво.

— Еще один ученик, Глеб, как-то раз рассмешил меня. Дал я ребятам задание: сфотографировать животное. А Глеб и спрашивает: «Чтобы сфотографировать, надо его поймать?» Я головой и кивнул. Смотрю, у него фотография появляется в соцсетях: держит парень голубя и улыбается, счастливый. Пишу: «Глеб, я же имел в виду – поймать момент для съемки». У Глеба ДЦП, двигается он медленно, подумайте, сколько он этого голубя ловил? Ему хотелось сделать хороший снимок, и ведь у него получилось, — рассказывает Дмитрий с улыбкой.

Школа для равных

В фотошколе ребята изучают, из чего состоит камера и как она работает. Устанавливают на ней нужные настройки для разных случаев и разбирают, как снимать технически правильно. Им предстоит изучить композицию, ритм, линии и правило третей. Исследовать и закрепить на практике жанры – портрет, пейзаж, натюрморт, репортаж, макросъемку. Из всех работ, сделанных за два месяца, Дмитрий Верфель и его коллеги соберут финальную фотовыставку.

Фото: Матвей Сунцов

— На уроках мы затронем понятие фотографии как искусства. Попробуем понять, в чем ее сущность, рассмотрим работы фотографов-классиков. И дети получат визуальный багаж, который позволит им создавать серьезные и продуманные работы. Хочется, чтобы они стали не обычными «щелкунчиками», которые умеют нажимать на нужную кнопку, а настоящими фотографами. Чтобы могли поступить в колледж или вуз, если захотят, — рассказывает Юрий Капустин.

Дмитрий Верфель говорит, что создал инклюзивную фотошколу, чтобы обычные дети занимались вместе с особенными, поддерживая друг друга. Тогда и тем, и другим будет проще во взрослой жизни.

— Я хочу объединить их, чтобы они общались. Совместная учеба воспитывает в детях взаимное уважение и понимание, что все люди разные. Они помогают друг другу и понимают: людям нужны равные возможности. Каждый из нас способен сделать что-то особенное, но в него нужно поверить, — объясняет Дмитрий.

— К тому же благодаря фотографии можно преодолеть свои страхи: перед пауками, высотой, темнотой, даже другими людьми. Получается своего рода фототерапия, которая помогает раскрыться ребенку.

Возможно, фотография поможет детям реализовать себя и во взрослой жизни.

— Я на своем примере детям показываю, что сдаваться нельзя. Каждый из нас может найти себе дело по душе, которое еще и принесет деньги. И у многих ребят уже получается стать более самостоятельными благодаря нашим занятиям. Одна из моих учениц, Арина, помогает маме продавать косметику — делает красивые снимки с товарами. У нее получается даже лучше, чем у меня. Подсказываю ей, как лучше выстроить композицию, а вкус у нее уже есть, — делится Дмитрий.

Фотостудия — это еще и дом

«Инклюзивная фотошкола» официально работает с декабря 2018-го, но Дмитрий начал работать с ребятами намного раньше — за год до получения президентского гранта. Он приглашал их вместе с родителями в свою фотостудию на уроки.

Ребята любят приходить в студию. В трехкомнатной квартире на Комсомольском каждая комната – локация для съемки, наполненная необыкновенными вещами. Это и яркие принты на стенах, и необычные фоны для фото, и старинная фототехника. А на кухне всегда есть чай и сладости. Для студийцев стало традицией после урока собираться за одним большим столом и обсуждать все, что случилось с ними за неделю.

— Фотостудия для меня – это и творческая мастерская, и второй дом, — рассказывает Дмитрий. — Многое здесь сделано мной. Например, мебель на кухне — широкий стол и деревянные лавки. Здесь с легкостью поместится даже самая большая компания учеников. Кстати, у нас есть правило — если кто-то проголодался во время урока, можно дойти до кухни и взять то, что захочется. И продолжить занятие уже с чашечкой чая.

В зале для занятий нет парт и стульев. Вместо них — удобные кресла-подушки. И это неслучайно.

— Почему особым детям в школе трудно? Им тяжело усидеть за партой 45 минут. У кого-то затекает спина, кто-то теряет внимание. Физическая боль сильно отвлекает. В такие минуты невозможно запомнить, что тебе учителя говорят. Поэтому в классе должно быть удобно и хорошо, — терпеливо объясняет мне создатель фотошколы.

Комфортная обстановка и дружеские отношения не исключают строгости. Дмитрий Верфель общается со своими учениками на равных и не позволяет им лениться.

— Многие дети привыкли, что родители их оберегают и балуют. Когда ребенок часто болеет, так бывает. Но со мной так не получится. Спрашиваю: «Домашнее задание выполнили?» Начинается: ой, забыл дома флешку… А я не отстаю: «Но ты же нашел фотографии, которые я просил? Расскажи, какие?» В ответ – «Не помню». Тут я спуску не даю: «Зачем обманываешь?»

Мне нужно быть требовательным к ним. Жизнь будет намного требовательнее. Она не будет спрашивать, какая у тебя группа инвалидности.

Дождь для всех одинаково льется. Поэтому надо быть готовым ко всему, если ты хочешь жить полной и счастливой жизнью.

Особенная жизнь

До 21 года Дмитрий Верфель работал на заводе электриком, учился на автомеханика в Аграрном университете в Новосибирске и жил с родителями в поселке Линёво. Но случилась беда, которая все перевернула.

В январе 2000 года в собственном дворе молодого человека сбила машина.

Было темно, водитель Дмитрия не заметил. А когда понял, что натворил, совершил еще большее зло — вывез бездыханного человека за город и бросил в лесу.

— Я толком не помню, как в себя пришел и до дома добрался. Холодно было очень. А еще я говорил сам с собой — командовал, куда идти и что делать. Может, скрытые резервы моего организма подключились, чтобы жизнь спасти, — вспоминает Дмитрий.

Парня отвезли в больницу. Но было уже поздно — обморожение кистей рук оказалось настолько сильным, что врачи не смогли их спасти. После ампутации Дмитрий Верфель почти год восстанавливался. Он получил инвалидность, вынужден был оставить работу и учебу в вузе. Надо было начинать все сначала. Кто угодно бы впал в отчаяние. Но не Дмитрий.

Сам он признаётся, что именно родители не позволили ему унывать. Дома отец нагружал его домашними делами. Молодой человек заново учился мыть посуду, убирать дом, мастерить вещи. Вскоре он чувствовал себя уверенно и справлялся с бытовыми заботами с прежней ловкостью. На курсах в некоммерческом центре он научился печатать, изучил психологию и право. Поступил в Новокузнецкий техникум-интернат для инвалидов, где получал профессию специалиста по рекламе.

— В интернате учились такие же ребята, как и я. Многим из них сложнее было. Я почувствовал себя нужным, когда начал им помогать. У меня появились новые друзья, и я познакомился с Мариной, моей будущей женой. Благодаря ей я после выпуска переехал в Кемерово, — вспоминает Дмитрий. Сейчас с супругой он растит двоих детей — семилетнего Федора и трехлетнюю Машу. Дети во всем помогают отцу и маме, которая еще в юности из-за ДТП потеряла возможность ходить. Малыши уже вовсю снимают – правда, на мобильные телефоны.

Фотография изменила меня

Уже в Кузбассе Дмитрий увлекся фотографией и поступил в Кемеровский институт культуры. В это же время получил грант на поддержку малого бизнеса и открыл свой фотосалон.

— У меня характер дурацкий. Мне скажут: «Ты не сможешь». А я сделаю все, чтобы доказать, что могу. В КемГИК я пришел с первой, самой дешевой зеркалкой. Сразу начал снимать, зарабатывать деньги. К третьему курсу у меня была очень хорошая камера и первые профессиональные работы. Перед защитой диплома я продал свой бизнес, потому что почувствовал, что он мне мешает хорошо защититься. Моя дипломная работа была построена на репортаже. Я много лет участвую в Робинзонаде – занимаюсь туризмом вместе с другими людьми с инвалидностью, в Паралимпиаде, КВН. Отобрал 30 снимков из жизни людей с ограниченными возможностями. Мне самому очень нравится эта серия.

Фото: Дмитрий Верфель

После защиты Дмитрий Верфель с двумя красными дипломами долго не мог найти работу. На бирже труда отстоял год — ни одной вакансии.

— Что дальше делать? Снова бизнес открывать. Каждый фотограф мечтает о своей студии. Мне хотелось, чтобы она была доступной для всех. Поэтому выбрал современное здание с хорошим пандусом и лифтом, чтобы и на инвалидной коляске сюда легко было подняться. Со временем появились первые заказы. Сейчас могу сказать, что фотография изменила меня — я еще лучше научился с людьми налаживать контакт, психологию изучил. Хорошего портрета не снять, если человек перед тобой не раскроется, — вспоминает Дмитрий.

Дмитрий снимает портреты — от групповых и семейных до психологических. Ему заказывают фэшн-съемку и натюрморты. Но больше всего удовольствия ему приносят репортажи.

Фото: Дмитрий Верфель

— Я ловлю моменты. Это интереснее всего. Может, дело в моем воспитании. Мама учила, что врать нельзя. Врать – это плохо. А репортаж – это все-таки правда, это документ, история в первую очередь. У меня большая ответственность перед будущим. Одним кадром мне хочется рассказать о событии, передать его смысл, — делится Дмитрий.

Дмитрий Верфель стал победителем в номинации «Репортажная фотография» в “Абилимпиксе” в 2018 году. В Москве он участвовал в соревнованиях уже как эксперт.

— У меня была тема «Красота технологий». Надо было сделать 15 снимков. Я пошел туда, где работали парикмахеры и мастера по маникюру. Там же есть техника — синие лампы, фены, пилки для ногтей… Из этого же выходит красота. Я попытался это соединить. Ловил моменты, когда фен прикасается к волосам, как они развиваются… Можно было иначе. Например, разобрать компьютер и пустить лучик между платами. Но это не каждый поймет. Моя идея понравилась жюри, — вспоминает фотограф.

Урок на разных языках

Сейчас Дмитрий Верфель почти не преподает фотографию сам. Он отвечает за руководство школой и созданной им НКО «Шаг навстречу». С октября 2018 года с ребятами занимается его друг Юрий Капустин, который учится в КемГИК на фотографа.

— С учениками мы быстро нашли общий язык. На уроках они не отвлекаются, потому что им действительно интересно. И видят мир они иначе, это другой визуальный язык. Я, когда только пришел в фотошколу, думал, что буду их учить. Оказалось, что это они меня многому учат. По-другому выстраивают композицию и умело ее нарушают, так что даже неверный с точки зрения техники снимок смотрится. С ними всегда интересно. И самое важное – наши ученики не видят никаких преград, когда снимают. Когда у меня что-то не получается, я вспоминаю об их упорстве и беру себя в руки, — рассказывает Юрий Капустин.

Дмитрий мечтает запустить в школе курс по программированию и робототехнике. Для этого нужны ноутбуки, он ищет спонсоров. Еще в планах — открыть отделение фотошколы для особых детей в Новосибирске. Уже есть семьи, которые там ее очень ждут.

В других городах Кемеровской области занятия в фотошколе станут доступны уже в ближайшее время. В декабре Дмитрий Верфель и Юрий Капустин реализовали масштабный проект — перенесли всю программу фотошколы на видеоуроки. Двадцать из них в качестве ведущего записал Юрий, еще 20 — профессиональный сурдопереводчик, чтобы занятия были доступны ребятам с ограниченными возможностями слуха.

— Скоро мы поедем по городам, будем регистрировать детей на нашем сайте, чтобы они получали видеоуроки и могли отправлять нам фотографии, — делится Юрий. — Мы также будем отсматривать их снимки, давать домашние задания и комментировать работы. Хочется, чтобы у всех была возможность проявить себя в творчестве и благодаря этому стать счастливее.

Фото: Настя Филиппова

Дмитрий Верфель стал для ребят из Кемерова не только наставником, но и другом. И показал на своем примере — сдаваться никогда нельзя. Все возможно, если ты захочешь этого по-настоящему. В это верит Паша, который поверил в себя и готов снимать профессионально. И Аня Микушина, увидевшая в знакомых вещах прекрасное. Поэтому здорово, что совсем скоро дети из других городов получат возможность учиться фотомастерству у Дмитрия и его коллег.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: