В аэропорту “Шереметьево” 5 мая во время аварийной посадки загорелся самолет SSJ-100, который летел из Москвы в Мурманск. На борту находились 78 человек, 41 из них погиб. На многочисленных видео можно увидеть, что самолет не встречают пожарные расчеты, спасательные службы и медики, а первая пожарная машина подъезжает через существенное время после начала пожара. Как должна была быть организована эвакуация.

Скорая могла не успеть, но где же пожарные и спасатели?

Врач-реаниматолог иеромонах Феодорит (Сеньчуков)

Царствия Небесного всем погибшим! Помощи Божией всем выжившим!
Благодарности — пилотам!

Я не буду про чемоданы — возможно, это фейк. Я не буду про стюардес, которые вышли из самолета раньше пассажиров — возможно, такова инструкция. Я не буду про КБ «Сухой» — возможно, это единичный случай. Я даже не буду ни про «Аэрофлот», ни про Путина…

Но ответьте мне на уже не раз поставленный вопрос — почему на этом снимке (и на многих других) стоят трапы, грузовики, едут тележки — но не видно ни одной пожарной машины?! Ладно, я могу понять, что «скорая», возможно, не успела прибыть, раз все произошло за минуты. В конце концов, Шереметьево же — Московская область, городской округ «Химки». Они же так дрались за эту собственность, чтобы отжать ее у Москвы. А нужного количества свободных «скорых» в Химках просто нет. Но где бригады из медпунктов?

И вроде как там дежурит бригада «Медицины катастроф». Или все это время ее выезд на поле согласовывали? Или вообще продемонстрировали пару лет, что она есть, а потом отозвали?

Ну, и главное — где же пожарные? Ведь своя пожарная часть в аэропорту должна быть. Или я ошибаюсь? Где спасатели? Почему эти службы, которые вечно меняют свой статус, не оказались вовремя там, где они были нужны?

А ведь когда-то сама ситуация аварийной посадки (независимо от того, что там реально случилось) предполагала встречу самолета и пожарными, и скорой, и спасателями самого аэропорта. ДО приземления!

Ведь на каждую чрезвычайную ситуацию у нас есть регламент. Но проблема в том, что эти регламенты не всегда согласованы между собой. У скорой один, у медицины катастроф другой, у пожарных третий, и служб аэропорта — еще какой-то. Например, при теракте в «Домодедово», была чрезвычайная неразбериха, потому что там работали и медицинские силы Москвы, и медицинские силы Московской области, и ФМБА, и службы аэропорта. И было непонятно, кто руководит работами.

Что касается всех последних скандальных ситуаций с пожарными — они связаны и с регламентами, которые не всегда выполняются, и с той конкретной неразберихой, которая существует на объекте. В той же «Зимней вишне» кто-то закрыл пожарные лестницы, какие-то двери, кто-то выключил пожарную сигнализацию — тот самый человеческий фактор. Сиюминутное — закрыть двери от безбилетников, выключить сигнализацию, чтобы не орала — часто превалирует над глобальной целью. Каждый преследует свои локальные цели и не умеет видеть перспективу.

И вот представьте: у самолета внезапно отказывает вся электроника. Так, что они даже не могут слить топливо, хотя по регламенту они должны его слить. Они совершают посадку с полными баками, ударяются о землю, взрыв, пожар. На видео видно, что пожарная машина подъехала, но уже потом, когда самолет стоял и горел… Хотя очевидно, что просто так посадить самолет в «Шереметьево» нельзя, посадка была согласована и самолет должны были встречать машины пожарной службы, которая должна быть в аэропорту.

Почему эта долбаная система не работает? Почему у нас вечно что-то горит, ломается, взрывается, а власти озабочены положением в Венесуэле, в Сирии, Донбассе, но не интересуются обеспечением пожарной безопасности в Шереметьево? Это же не стихийное бедствие в Забайкалье — это практически Москва (она уже за периметром аэропорта — муниципальный округ «Молжаниновский»), это технологическая катастрофа, причем локальная, причем предсказуемая. Все прописано в планах ликвидации ЧС, все согласовано…

Как всегда — «Гладко было на бумаге…»

Огонь и продукты горения убили погибших — это можно было предотвратить

Матвей Сизганов, facebook

Я не эксперт, но имею прошлый лётный опыт, в том числе в Аэрофлоте.

90 секунд на эвакуацию любого типа ВС (воздушного судна, здесь — самолета) — хоть маленького, хоть самого крупного — международный стандарт, поскольку установлено многочисленными кейсами, что ВС на земле полностью выгорает за 90 секунд и концентрации угарного, в первую очередь, газа, как и других продуктов горения, достигают критической концентрации за это же время.

Кроме того, существуют международные, единые стандарты работы и детальнейшие процедуры взаимодействия и работы наземных служб а/п, всех служб, и, главное, аварийной службы спасения АСС, которые регулируются только и исключительно ICAO (International Civil Aviation Organisation) и IATA (International Air Transport Association). Каждый а/п (и весь персонал) сертифицируются представителями этих организаций и проходит регулярную жесточайшую аттестацию на подтверждение следования всем процедурам.

Все эти regulations едины во всем мире для всех аэропортов. Ни а/п, ни базовая а/к, в данном случае AFL, никак не могут изменить эти процедуры и стандарты.
А вот повлиять на их выполнение и четкое следование — да.

Много раз пересматривал все доступные видео: от момента полной остановки ВС до прибытия первых пожарных расчетов прошло более 80 секунд (может быть и больше, все что смог увидеть не показывает полную картинку от момента остановки до прибытия первых пожарных расчётов, но не менее 80 секунд).

80 секунд — это критично, это смертельно. Судя по Flightradar24 а/п получил сигнал бедствия от ВС более чем за 5 минут до приземления, разогнал другие самолеты и в зоне снижения/посадки и на ВПП и прилегающих рулёжках и перронах. Этих пяти минут достаточно для подготовки к приёму ВС, совершающего аварийную посадку.

А где пожарные расчеты, стоящие елочкой на всём протяжении вдоль ВПП, поскольку неизвестно в какой ее части ВС остановится? А где пена, разливаемая на ВПП при аварийной посадке ВС с полными баками?

Пена, которая мгновенно гасит любые искры от соприкосновения металла и асфальта и не даёт загореться топливу. Керосин горел по всей ВПП. Как это всё возможно? А где стоящие тут же, вдоль ВПП медицинские авто в расчете на всех пассажиров и членов экипажа? SVO — внеклассовый а/п, т.е. аэропорт без каких-либо ограничений по наличию и работе каких-либо наземных служб. И всё необходимое оборудование, средства, персонал и проч. есть в полном объеме.

И что точно знаю, из прошлого опыта моих коллег, потерявших лётную годность, что члены экипажа, и лётного (КВС и 2-й пилот) и кабинного (бригада б/проводников) будут выброшены AFL на помойку (точнее уже выброшены, сразу после авиационного инцидента) без каких-либо серьезных компенсаций.

И сейчас эта тема муссирования ручной клади спасшихся пассажиров — манипуляция. И у меня было возгорание двигателя на рулении на взлёте (т.е. с полными баками) на Ил-86 (350 Pax + 12 Crew) с последующей эвакуацией за 90 секунд, и коллеги садились на пену — при чем тут шмотки? Их роль гораздо менее значительна при эвакуации, связанной с пожаром, чем четкая и правильная работа наземных служб.

Огонь и продукты горения убили погибших — то, что намного вероятнее можно было предотвратить при подготовке ВПП и мгновенном начале тушения полностью остановившегося ВС.

А SVO и AFL, конечно найдут кого-нибудь крайним, но уж точно в этот раз не выживший лётный экипаж, на который (‘плохое взаимодействие лётного экипажа’) в России и в СССР обычно списывается причина а/происшествия, а/инцидента или а/катастрофы.

 

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: