Дежурный врач сказал маме Дани: «Теперь у вас всю жизнь будет бревнышко, которое разговаривает». Мальчик упал с велосипеда и сломал три шейных позвонка. Его полностью парализовало. Но Даня не сдался. Сначала была операция, потом — три курса реабилитации и тренировки дома. Мальчик успешно окончил девятый класс, решая в уме задачи, а руки и ноги начали шевелиться. Теперь у него есть шанс вернуться к обычной жизни. Но для этого нужно продолжить реабилитацию, а у семьи закончились деньги.


— Мам, когда я встану на ноги, я, наверное, не летчиком буду, а реабилитологом! Я теперь знаю все изнутри. Буду в клинику к детям с такими же травмами, как у меня, приходить, все рассказывать, — Данила вдруг замечает грустное лицо мамы. — Мам, не переживай! Все это временно. Я не всегда буду таким. Все равно встану с коляски и буду, как раньше, играть в баскетбол. Все наладится! Переживем! Работать нужно, чтобы через это пройти!

— По идее, это я сейчас должна сына успокаивать, не он меня. А мне иногда кажется, что это у меня травма, это я лежу без движения. Начну что-то делать, не получается — нервничаю. Даня мне: «Мам, сядь, успокойся! Нервничать нельзя», — рассказывает Татьяна, мама Дани. — И старший брат, Толя, настраивает Даню на борьбу. Если у него что-то не выходит — не может перевернуться со спины на бок или донести вилкой еду до рта, — Толя говорит: «Ну ты что? Жижа?!» Даня смотрит испепеляющим взглядом, закусывает нижнюю губу: «Это я-то — жижа?!» — и начинает пыхтеть.

С мамой

Даня — круглый отличник, лидер, но при этом — мягкий, чуткий, добрый парень. Дома про него говорят: «Позитивчик». До травмы, бывало, придет домой и смотрит, кому бы настроение поднять, вспоминает Татьяна. В школе все ситуации разруливал, всех мирил.

С детства баскетболом занимался, как и брат. Трижды получал звание лучшего игрока. Их команда участвовала во многих городских, областных, российских и международных соревнованиях.

— Медалей, кубков у него много. Он все торопился куда-то, торопился. Времени на все не хватало. И тут — хоп — случилась беда, и пришлось притормозить, — рассказывает Татьяна.

Даня

«Мне велосипед никогда не казался опасным»

Семья собиралась отметить день рождения папы. Это было 3 мая 2019 года. Пока Татьяна с мужем накрывали на стол, их старший сын, Толя, решил съездить по делам, а младший, Даня, — прокатиться на велосипеде с другом Вовкой. В соседней с Лобней деревне Овсянниково у родителей Вовки была дача. Туда и поехали.

Вовка ехал первым, Даня за ним. В какой-то момент Вовка обернулся — Дани нет. Поехал искать. Даня лежал на земле, прямо у забора, которым огородили садовые участки, и не двигался. Вовка тут же позвонил Даниной маме.

— Мы до сих пор не можем понять, что произошло: камешек под колесо попал или канавка на пути встретилась, только Даня на скорости врезался прямо в металлическую стойку забора. Мне велосипед никогда не казался опасным, а тут такое.

Помню, сын лежал на спине с раскинутыми в стороны руками и неестественно вывернутыми ногами.

Увидел меня: «Ой, мама! Больно!» Я ему: «Даня, где больно?» — «Не знаю. А где мои ноги, мам? Где мои руки?» — «А что я сейчас держу?» — спрашиваю. «Не знаю». Я тогда поняла, что все очень серьезно: сын не чувствует тела, — рассказывает Татьяна.

Скорая отвезла Даню в ближайшую больницу. Там ему сделали МРТ. Оказалось, у него сломано три шейных позвонка. Дежурный травматолог сразу сказал, что в такой ситуации ничем помочь не сможет. Положение серьезное, нужна операция, а у них в больнице необходимого оборудования нет.

Даня

Ближе к вечеру Даню перевезли в московскую больницу. Он не мог поднять голову, сознание было спутанным, но при этом, видя в глазах мамы слезы, тихо повторял: «Мам, ты только не плачь! Только не плачь!»

Работала только голова, а тело не двигалось

Татьяна даже не помнит, как в тот день с мужем и старшим сыном добралась домой, в Лобню. Зашли в квартиру, а там — салатики, нарезки. К столу никто даже не подошел. Потом — бессонная ночь.

— На следующий день поехали к Дане в реанимацию. Он был в сознании. На шее — мягкий, фиксирующий воротник. Увидел меня — и снова: «Мама, не расстраивайся! Все будет хорошо!» К нам подошел дежурный доктор и сказал фразу, которая у меня до сих пор в ушах звенит: «Ну что, мама, готовьтесь! Теперь у вас всю жизнь будет бревнышко, которое разговаривает». Я в ужасе: «Как?!» Доктор: «А что вы хотите? Мальчик шею сломал!» Он нас буквально пригвоздил этими словами. Даня услышал наш разговор: «Мам, это про меня сейчас?!» — «Нет, Даня, не про тебя». А саму трясет.

Врачи сказали, что три шейных позвонка у Дани вдребезги разлетелись. Есть кровоизлияние. Но мозг не задет, — рассказывает Татьяна.

Три дня Даня провел в реанимации, потом его перевели в палату интенсивной терапии. Наложили так называемый гало-аппарат — специальное устройство для жесткой внешней фиксации шейного отдела позвоночника. Железная конструкция над головой напоминала шлем. «Даня, ты у нас, как космонавт!» — пытались подбодрить врачи. «Я же летчиком с детства мечтал быть! Вот, готовлюсь!» — отшучивался Даня.

— В прошлом году у нас без подарка Дане обошлось. Поздравили его утром на словах, а днем — операция. Хирург, помню, заходит в палату: «Данька, у тебя сегодня день рождения! Мы тебе подарок сделаем: соберем шею, как надо! Не сомневайся!» Спустя четыре часа врач сообщил нам, что операция прошла успешно. Даже видеозапись показал, где чего Дане закрепили, соединили титановыми пластинами, — вспоминает Татьяна. 

Через месяц Дане сняли швы. Предложили пройти реабилитацию. В таких ситуациях важно время не упустить, чтобы двигательные функции не угасали, отмечает его мама. У Дани же после травмы тело не двигалось. Работала хорошо только голова.

— Сын был в полном сознании. Мы с ним кроссворды разгадывали, книжки читали, кино смотрели, с друзьями общались. 8-й класс Дане по текущим оценкам закрыли. Спасибо школе, — говорит она.

Задачи Даня решал в уме, а сочинения надиктовывал

Домой они с сыном вернулись только спустя три месяца после травмы. Оба понимали, что расслабляться нельзя — надо заставить тело, руки, ноги снова работать. Все, что можно было приобрести для занятий дома, приобрели: вертикализатор, тренажеры для рук и ног, функциональную кровать, подъемник.

На реабилитации

— Когда мы уезжали из больницы, у меня внутри был жуткий страх. Три месяца под присмотром — и вдруг оказаться дома. Я сама врач, только стоматолог. Может, именно поэтому и было так страшно. Меньше знаешь — лучше спишь. А тут все мысли о том, чтобы там не упустить, это не забыть, чтобы не залежался этот сустав, не застоялся тот. А вдруг ранка? Вдруг пролежень? Вдруг я что-то не смогу? Тяжело было видеть, что лежит твоя надежда и опора. И как дальше — неизвестно, — рассказывает Татьяна.

Но потом она взяла себя в руки. Семья настроилась: Даня скоро встанет. И стали трудиться каждый день. А еще оформили домашнее обучение в устной форме. Все математические расчеты Даня проговаривал, сочинения надиктовывал.

— В конце этого года из-за пандемии уже все школьники учились по скайпу. Мы дома шутили: «Дань, ну прям весь мир переживает, что ты без движения», — улыбается она.

В этом году Даня, несмотря на все сложности, успешно закончил 9-й класс. Ежедневные занятия дома и три курса реабилитации в клинике дали свой результат. У Дани стали шевелиться ноги, руки. Он пытается удержать в руке вилку и самостоятельно есть. 

Мальчик категорически против того, чтобы ему купили коляску с электроприводом. Хочет крутить колеса механической, причем сам — чтобы укрепить мышцы рук. «Я могу! Я сделаю сам!» — то и дело повторяет он родным.

На реабилитации

Все, кто знает Даню, удивляются его упорству и верят, что именно это качество поможет ему встать на ноги. Реабилитацию нужно продолжать, но оплатить курс самостоятельно семья мальчика не может. Помогите Дане!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.