Главная Церковь
«Где-то среди слов и вещей потерялся Христос». Рождественское письмо №3
etot-prazdnik.ru
Рождественский пост не нужен настоящим христианам, потому что Христос всегда с ними. Зачем выделять особое время для Того, Кто и так с нами на каждой литургии и даже более того — в каждом вздохе? А мне без поста нельзя. Очень нужно особое время, чтобы собрать себя, свои мысли и чувства, блуждающие в бесконечном хороводе слов и вещей. Избавиться от суеты ради главного.

«Где-то среди слов и вещей потерялся Христос». Рождественское письмо №3

Как отказаться от суеты ради встречи с Богом
etot-prazdnik.ru
Рождественский пост не нужен настоящим христианам, потому что Христос всегда с ними. Зачем выделять особое время для Того, Кто и так с нами на каждой литургии и даже более того — в каждом вздохе? А мне без поста нельзя. Очень нужно особое время, чтобы собрать себя, свои мысли и чувства, блуждающие в бесконечном хороводе слов и вещей. Избавиться от суеты ради главного.

Архимандрит Савва (Мажуко)

Страшный суд не за горами. Я это чувствую по воде, земля и воздух наполнены ожиданием, огонь горит тревожно — все четыре стихии и, особенно, пятый элемент — эфир, полны предчувствий и смятения.

И придет Господь во славе и все святые ангелы с Ним. 

И воссядут честные апостолы на двенадцати престолах судить все народы.

— Только двенадцать? А как же апостол Павел? Ведь его не было среди первых учеников, а трудился он не меньше, если не больше других! Но ему хотя бы маленький приставной престольчик, пусть даже и тринадцатый, никто и не поставит, потому что, как известно, «тринадцатый апостол и судья вселенной» — это патриарх александрийский.

Римская кафедра ведет свое родословие от апостола Петра, Константинополь — от святого Андрея, и вам предъявят солидные генеалогии епископского преемства с обоснованием особых прав и привилегий. Явись апостол Павел в наше столетие, позабавили бы его споры с заявками на авторитет престолов. Да и в своих посланиях он уговаривал эфесских христиан, чтобы они «не занимались баснями и родословиями бесконечными, которые производят больше споры, нежели Божие назидание в вере» (1Тим 1:4). 

Он жил одним только Иисусом, и так страшно и дерзновенно звучит его признание: 

«я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1Кор 2:2).

«Я рассудил» — в оригинале стоит греческий глагол κρίνω — «я решил», «я принял решение» — то есть не нам привычное «мне пришлось» или родное русскому характеру «так уж вышло» или «так получилось», а активное действие, решение, которое принял субъект действия: 

я решил не знать ничего, кроме Иисуса, и притом распятого!

Звучит как девиз всей жизни, как символ веры: ничего, кроме Иисуса!

Видимо в характере апостола Павла была эта удивительная решимость, склонность к активному действию, которая по самой природе ожидается от настоящего мужчины. Наверное, это и есть та самая античная добродетель, которую эллины называли ἀνδρεία — «мужество, доблесть» — способность отвечать на вызовы жизни не словами только, но всегда поступком.

Три дня слепоты

Был он просто Савл — образованный юноша из хорошей семьи. Мало ему было ворчать на христиан, — нет, если против Христа, так до конца и полностью! — и святой Лука пишет, что Савл не возмущался, а даже дышал угрозами и убийством на учеников Господа. Мало угрожать — добился особых полномочий и документов на отлов христиан, хотя — кто его об этом просил? Никакой половинчатости: если анти-христианин, то на все 100%!

И вот по дороге в Дамаск его настиг Христос. Савл ослеп от света, потерял способность видеть и различать предметы этого мира, чтобы услышать голос гонимого Бога:

Впечатлений слишком много, чем же наполнить себя? Рождественское письмо №2
Подробнее

— Савл, Савл! Что ты гонишь Меня?

И хотя Савл от ужаса лежал в дорожной пыли, он ответил, как Савл — заблудившийся, но доблестный в своей честности и мужестве:

— Кто Ты, Господи?

То есть: кто говорит? Уместнее было бы молить о пощаде, извиняться, но не такой был Савл: он отвечает вопросом на вопрос — даже с Богом он говорит как муж! И слышит в ответ:

— Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна.

Ослепший Савл, обличенный, но по-прежнему доблестный, отвечает так, как подобает мужу — он исповед

ует готовность на дело:

— Господи! Что повелишь мне делать?

— Встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать.

Господь говорит прямо только с теми, кто готов отвечать Ему делом.

Еще три дня Савл был слеп, ничего не ел и не пил.

Пост. Молитва. И слепота.

Все ваше!

Встреча с Богом требует от человека временной слепоты, чтобы на какое-то время вещи этого мира спрятались от него, уступили место созерцанию Бога.

Подвижники древности полагали, что это первое явление апостолу Павлу было чувственным, он пережил первую ступень созерцания, а потом в течение всей своей жизни постепенно поднимался на следующие ступени видения Бога, для описания которых ему уже не хватало слов, так что он просто признавался: я был восхищен до третьего неба и слышал неизреченные слова, которые не пересказать (2Кор 12:3-4). Однако даже этот мистический опыт для него не был важен сам по себе, даже эти созерцания — ничто, ради Иисуса.

В период своего богоборчества Савл дышал угрозами и смертью. Став апостолом, Павел дышал и жил одним только Иисусом, Его жизнью и Его дыханием. Отсюда и девиз всей его жизни и служения: ничего, кроме Иисуса!

— Но разве это не скандал? Разве так можно говорить христианину, который всем должен, каждому обязан уделить внимание, раскрыть свое сердце, спешить с добром на всякий призыв? А как же дети? А что будет со страной, если каждый возьмет себе такой девиз? Кто наведет порядок в церкви? В конце концов, есть в мире столько прекрасных вещей: музыка, книги, кино, кошки, лыжные курорты, красивый футбол и невероятные пироги — от этого тоже надо отказаться?

— Справедливый упрек, не будь у девиза апостола второй половины: 

«все ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа, или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, — все ваше. Вы же — Христовы, а Христос — Божий» (1Кор 3:21-23).

Это павловская версия известных слов Господа:

«Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6:33).

Не будет уничтожено, не станет ненужным, но — приложится, то есть обретет в нашей жизни свое естественное и законное место.

Боюсь задуматься!

Но чтобы вещи и слова вернулись на свои законные места, временами надо и ослепнуть, вменить в ничто всю эту суету, выйти из вихря образов и предметов.

Нас оглушает и завораживает шум бытия, мы просто пропадаем и растворяемся в этом шуме. Интересно, что еврейское слово «шум» имеет два значения: «чеснок» и «ничто». Спросят вас: «Ма кара́?» (что случилось?), а вы ответите: «Шум дава́р» («ничего», буквально: «никакой вещи»). Шум суеты, которая нас кружит, увлекает, оглушает, бодрит, — нам он очень нужен. Чтобы чувствовать себя живыми.

Был замечательный советский спектакль «Пятый десяток». Алиса Фрейндлих играла библиотекаря в маленьком провинциальном городке. К ним приехал из столицы знаменитый лектор, человек необычайной плодовитости: успевает писать бесчисленные статьи в различных журналах и при этом исколесил всю страну с внушительным репертуаром докладов на самые разные темы. Прощаясь с таким успешным гостем из Москвы, героиня Фрейндлих просит его только об одном:

Терапия ангелов. Рождественское письмо №1
Подробнее

— Не суетитесь так!

— Если я не буду суетиться, я задумаюсь.

— И задумайтесь!

— Я боюсь задумываться. Очень боюсь.

Нет, я не против суеты. Способность суетиться — древний инструмент самосохранения, защитный механизм психики. Суета помогает нам выживать, справляться с утратой, выносить чрезмерную радость, ослабляет тоску. Религиозные обряды во многом появились благодаря естественной суетливости людей, и даже там, где религию пытались упразднить, люди не могли обойтись без ритуальной суеты: шум свадьбы, суматоха похорон, утешительный гул выпускных вечеров — это все нужная, полезная и оправданная суета. 

Но как все человеческое, суета становится болезненной, обращается в изнурительную лихорадку, когда ее много, когда она главное и единственное содержание жизни, вернее ее пустота, гулкая и безнадежная, пресный и никого не утоляющий шум ничто, мелькание его бесплодных и бесследных образов.

И где-то среди шума слов и вещей потерялся Христос.

Как потерялся Христос?

Еврейское «давар» это и слово, и вещь. Вменить в ничто слова и вещи ради Христа — значит не разделаться с ними, а наделить их подлинным смыслом, поместить их туда, где им самое место, расслышать их подлинный голос, вместо шума впечатлений и суеты.  

И священная религиозная суета с нашими чудесными обрядами и благотворительностью, и милая житейская суматоха праздников и будней – благословенны Богом. Если про Бога не забывать, не забыть про Него, не потерять Его среди шума вещей, слов и образов.

Была история с моим приятелем. Темным зимним вечером мама забирала его, смирного карапуза, из садика. Усадила в саночки и потащила по снежной дорожке. И сама бы рада, чтобы ее кто-нибудь заботливо повез или даже понес, так устала на работе. А пока тянула саночки, не заметила, как малыш вывалился на повороте в сугроб и лежит себе полеживает, в платки завернутый. Хорошо, что следом шел какой-то хмурый дядька — ребенка подобрал и мамку-растяпу успел разглядеть далеко впереди и окликнуть. Малыша вернули с почетом. 

В жизни бывает всякое. И в религии тоже случаются потери. Отзывались мы на благородное имя «христианин» и хватались за все, и до всего нам дело было — увлеклись, себя и близких утомили, оглохли в шуме слов и вещей — святых слов и святых вещей! — и Кто-то Самый важный, ради Которого все и затевалось, и жертвы были принесены немалые, — а вот сгинул по дороге, а когда и где — ищи теперь!

Не надо нас бранить. Мы просто люди. С нами чего не случается! 

Немощны. Как говорил герой одного старого фильма: «Я человек физически слабый и морально неустойчивый!» Согласен. Подписываюсь. Все про меня. 

И я такой в Церкви не один. Правда, есть и другие, сильные и решительные. У них другой ритм жизни, их глаза горят, а речи зажигают. Но нам, дохлым и неустойчивым, нужны остановки, чтобы обернуться, посмотреть — в саночках ли наше дитя, — осмотреться, просто угомониться.

Рождественский пост не нужен настоящим христианам, потому что Христос всегда с ними, а они со Христом и во Христе. Им непонятно, зачем выделять особое время для Того, Кто и так с нами на каждой литургии и даже более того — в каждом вздохе, в каждом жесте и взгляде, потому что для таких людей весь мир обратился в священный храм, в место вечного Присутствия Бога. Посты не нужны тем, кто не разлучается со своим Женихом, как и сказано в Евангелии.

А мне без поста нельзя.

Очень нужно особое время, чтобы собрать себя, свои мысли и чувства, блуждающие в бесконечном хороводе слов и вещей, так что не помнишь, где ты, о ком твои речи, и есть ли ты на самом деле.

Кто я?

Куда я бегу?

Кем живу, двигаюсь и существую? 

Как я мог оставить Его позади?

Где мы расстались?

Это правильные вопросы. Можно начать с них. Они помогут остановиться, уйти от шума вещей, обуздать впечатления. Но все это только тогда будет иметь смысл, когда в центре всех духовных усилий всегда звучит апостольское:

— НИЧЕГО, КРОМЕ ИИСУСА!

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.