Елена – архитектор-реставратор. Шесть лет назад врачи поставили ей страшный диагноз – аденокистозный рак правой слезной железы. Были операции, курсы лучевой и химиотерапии, 2 года ремиссии. В августе прошлого года у Лены обнаружили опухоли в области правой надбровной дуги и теменной кости. Благодаря собранным фондом «Правмир» средствам она прошла курс локальной лучевой терапии на аппарате «Кибернож». Сейчас у Лены метастазы в легких.

«Хочется жить, а не существовать в рамках обстоятельств»

– Наша бабушка в молодости лес валила. У нас сильная женская линия! – Лена не жалуется на жизнь, не отчаивается. Понимает: если опустит руки – болезнь победит.

– Я не сдаюсь. Когда думаю, что болеют и дети… Как им тяжело. Я вижу больных детей в онкоцентре и стараюсь держаться. У меня есть планы на жизнь. Мне хотелось бы, прежде всего, жить, а не существовать в рамках обстоятельств, не подстраиваться под чей-то выбор. Хочется быть настоящей, узнавать себя. Маленькими шажками я каждый раз двигаюсь вперед. Духовное развитие – это цель и спасение, – рассказывает Лена.

Она всегда была сильной, целеустремленной и спортивной. Закончила школу, решила стать архитектором и поступить в Московский архитектурный институт. Не с первого раза, но поступила. На бюджет. Очень хотела учиться именно там. Переступив однажды порог МАРХИ, она в него, как сама говорит, просто влюбилась.

– Знаете, есть люди, которые со способностями рождаются, а есть люди, которые трудятся много, учатся, стараются, чтобы потом сделать классно. Лена – настоящая трудяга! Конечно, она не без способностей. Она очень творческий человек. Но ей приходилось много работать, чтобы закончить вуз и быть на высоте в своей профессии. Работу она выбрала по душе, – рассказывает старшая сестра Лены Наталия.

Врачи еще не разработали лечение

Работу по душе Лена нашла в реставрационной компании. Ей хотелось спасать здания от разрушения, давать им новую жизнь. Работала она всегда много и с удовольствием. Но с не меньшим удовольствием она продолжала учиться, развиваться, находить для себя новые увлечения. В детстве ее увлекали танцы, пение, игра на фортепиано, во взрослом возрасте – йога, сноуборды, горные лыжи и серфинг.

– Лена очень жизнелюбивая. Ей всегда хотелось, чтобы жизнь у нее была яркой и насыщенной. И вдруг эта болезнь… Когда мы с мужем заметили, что у Лены веко опущено, я ей сказала: «Сходи к неврологу, может, у тебя что-то с нервным окончанием». И она пошла – к неврологу, потом к офтальмологу. А я в то время ждала первого ребенка. Когда Лене поставили диагноз – рак, было жутко и страшно. Но рождение моей дочки Алисы нас немножко встряхнуло и не дало нам всем впасть в уныние, – рассказывает Наталия.

Диагноз – аденокистозный рак правой слезной железы – врачи поставили Лене по результатам МРТ. Непонятно откуда взявшаяся опухоль в орбите глаза была довольно большой. Из-за нее и опустилось веко.

– Меня охватил такой ужас! Внутри все как будто оборвалось… Откуда? Может, ударилась где-то и забыла? А может, это стрессы или генетическая «поломка»? Оказалось, у меня очень редкая форма рака. Для нее нет даже протоколов лечения.

Рак молочной железы или простаты врачи знают, как лечить, накопили какой-то опыт. А как разработать тактику лечения для таких редких случаев, как у меня, пока не понимают, – говорит Лена.

В одной из московских клиник ей сделали операцию – удалили опухоль. После того как спал отек, веко поднялось, открылся правый глаз. Была надежда на то, что все самое страшное уже позади. А через год – рецидив… Лене пришлось делать новую операцию и пройти несколько курсов химиотерапии. Но болезнь не отступала. Вокруг правого глаза появилась «гирлянда маленьких опухолей», как говорит Лена, и огромная опухоль за глазом. Врачи не исключали, что придется удалить глаз. Спасти его удалось благодаря операции на роботизированной радиохирургической системе «Кибернож», когда пучок радиационных лучей заменяет скальпель, проникая в самые труднодоступные места.

Метастазы в легких, а денег на операцию нет

Ремиссия продолжалась 2 года. Все было хорошо. Лена работала и помогала сестре растить племянников. Их на тот момент было уже двое: Алиса и Сережа.

– У них любовь взаимная и нереальная. Мои дети просто обожают Лену. И она очень любит их. Забирает из детского сада. Они гуляют вместе, читают сказки, смотрят мультфильмы. Лена им что-то советует. В ней я вижу наставника для моих детей. Она важный в их жизни человек, с которым они могут поделиться секретами, поплакать или порадоваться. Мы сейчас живем вместе и стараемся поддерживать друг друга, – рассказывает Наталия.

В августе прошлого года у Лены опять случился рецидив. Врачи обнаружили опухоль на надбровной дуге уже другого – левого глаза. Устранить ее опять помог кибернож. Дорогая операция стала возможной благодаря всем вам. Но лечение Лене обязательно нужно продолжать – врачи обнаружили у нее метастазы в легких. Ей нужна очередная операция на киберноже.

– Сейчас очень тяжелая ситуация. Но у Лены такая вера, такая энергия… Они не дают ей впасть в уныние. Мы видим, как человек борется.

Лена мечтает о своих детях, о новых путешествиях. Любит свою работу. Может показаться, что она – нежная, хрупкая девочка… Возможно, она такая и есть, но у нее сильный внутренний стержень.

Я верю, что она со всем справится и сможет победить болезнь, – говорит Наталия.

Операция на киберноже очень дорогая. Собрать почти полмиллиона рублей на лечение она сама просто не сможет. У ее сестры Наталии двое маленьких детей (Алисе – 6 лет, Сереже – 4 года). Мама Лены – пенсионерка. Половину сбора взял на себя фонд «Живой». Давайте поможем и мы!

Фонд «Правмир» помогает онкобольным взрослым и детям получить необходимое лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: