Писатели Майя Кучерская и Андрей Жвалевский, а также доцент Института Пушкина Александра Матрусова рассказали, как на их жизнь повлияли книги Владислава Крапивина. Писатель умер 1 сентября, ему было 82 года.

За свою жизнь Владислав Крапивин написал десятки приключенческих романов, повестей и рассказов, в том числе «Мальчик со шпагой», «Журавленок и молнии», «Дети синего фламинго», «Тень Каравеллы», «Трое с площади Карронад». Он продолжал работать и в 90-е, и в нулевые, и в десятые. И все это время его продолжали любить читатели — как юные, так и взрослые. 

Крапивин — это искренность

Майя Кучерская, писатель, литературовед и литературный критик:

Майя Кучерская

Владислав Крапивин был главным писателем моего детства. Самым любимым. Я случайно набрела на него в библиотеке — это была потертая книжка «Та сторона, где ветер», история про слепого мальчика. В советское время было не очень принято рассказывать детям о тех, кто другой — слепой, больной. От его прозы действительно повеяло новым, свежим и таким настоящим. 

Потом я взахлеб прочла все, что нашла в библиотеке — «Оруженосец Кашка», «Мальчик со шпагой», «Колыбельная для брата»… А потом мы с моей подружкой ждали-дождаться не могли новенького, ароматного журнала «Пионер», публиковавшего из номер в номер новую крапивинскую повесть, «Журавленок и молнии», и когда Журавку выпорол отец, я несколько дней не могла прийти в себя. 

Попутно обнаружилось, что есть такой крапивинский клуб юных капитанов, «Каравелла», но девчонок туда не берут. Я мечтала, как сбегу из дома, притворюсь мальчишкой, проникну туда и буду плавать… 

Этот человек идеально точно чувствовал, что нужно человеку в 10–12 лет. Крапивин для меня тогдашней — это искренность. Сентиментализм без соплей и романтизм без красного знамени. Еще он стал моим личным противоядием против другого автора, Анатолия Алексина, тоже, наверное, достойного писателя, но после Крапивина он показался мне фальшивым.  

Открытый разговор с внимательным, умным, понимающим меня собеседником — такое ощущение Крапивин и его книги оставили в памяти. И какая разница, как его проза звучит сегодня, для меня встреча с ней — по-прежнему одно из самых ярких и дорогих читательских воспоминаний.

Его книги адресованы не только детям, но и взрослым

Александра Матрусова, доцент кафедры общего и русского языкознания Института Пушкина:

Александра Матрусова

— Когда я совершенно случайно, из поста моей коллеги в фейсбуке, узнала о том, что Владислав Петрович скончался, испытала боль, как будто потеряла родного человека. 

Я преклоняюсь перед талантом Крапивина. Первую его книгу — «Мушкетер и феи» — прочитала лет в 6, и она стала одним из моих самых любимых детских произведений. Потом я начала ходить в  библиотеку, перечитала все его книги, которые там были, и до последнего момента смотрела, не появилось ли что-то новое.

Последние два дня я почему-то снова взялась за книги Крапивина. Их можно читать абсолютно в любом возрасте. Потому что, во-первых, у него удивительный русский язык, можно сказать, что это один из образцовых с точки зрения русского языка писателей, который блестяще владеет всеми приемами. Во-вторых, он мастер сюжета — сюжеты у него не повторяются, за исключением того момента, что всегда есть отважные герои, но в этом весь Крапивин. 

А с другой стороны, Владислав Крапивин примечателен тем, что его книги адресованы не только детям, но и взрослым. До последнего момента он говорил о проблемах, которые всегда были актуальны для нашей страны. Причем он об этом писал и напрямую, и метафорически. 

Например, у него есть замечательная повесть «Взрыв генерального штаба», где он не называет действующих лиц события, но любому человеку, который живет в России, понятно, о чем речь. В одной из последних его замечательных повестей «Тополята» он поднимает проблему, близкую многим сейчас, — проблему детей, которых могут забрать у родителей, просто потому что кому-то что-то не понравилось. 

Именно поэтому не только детям, но и взрослым обязательно нужно его читать. Я своей дочери еще не читаю его книги, потому что ей только пять лет, но уверена, что через пару лет мы начнем. 

У Крапивина было два дела жизни — его книги и отряд «Каравелла», который он создал в 60-е, а продолжила эту работу его невестка Лариса Крапивина. Можно сказать, что всю свою жизнь он следовал принципам, что у  детей должны быть паруса, должна быть романтика. Он не только об этом писал, он делал все возможное, чтобы те, кто приходит в  «Каравеллу», получали это. 

К сожалению, лично я писателя не знала, но по всем его интервью, по самому отряду можно сказать, что это тот редкий вариант, когда соединяются написанные принципы и дело все жизни. 

Большое теплое солнце

Андрей Жвалевский, писатель:

Андрей Жвалевский

— Когда уходят люди такого масштаба, невозможно собрать в одну точку все мысли и воспоминания о них.  Когда уходит писатель такого уровня, очень сложно выделить несколько сотен слов, чтобы попрощаться. Пусть сам Крапивин любил море, мне хочется использовать космические метафоры.

Владислав Петрович был центром притяжения. Не как черная дыра — которая втягивает в себя все без остатка — а как большое теплое солнце. Люди-астероиды, попавшие в зону гравитации Крапивина, прекращали бесцельно мотаться по безвоздушному пространству. Они занимали свои орбиты у светила. Некоторые обрастали атмосферой и получали шанс стать обитаемыми.

Так вокруг Командора возник отряд «Каравелла». Так родилась Крапивинская премия. Так сложился круг замечательных писателей, филологов, учителей, библиотекарей, просто друзей. Им всем сегодня больно. 

Но звезда Крапивин не погасла насовсем. В каждом из нас, в каждой из планет Крапивинской солнечной системы остался отблеск света Командора. А самое главное — еще много лет неубиваемыми фотонами будут лететь по читательской Вселенной слова его книг.

Спасибо, Владислав Петрович!

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.