В Волгограде родители голодают за права детей

|

31 мая участники движения «Волгоградские родители за права детей» г. Волгограда объявили трехдневную голодовку. Подобные акции они проводили также в прошлом и позапрошлом году. Голодающие выдвинули к власти следующие требования:

  • предоставить детям, мамы которых участвуют в голодовке, место в детском саду, детям-инвалидам — реабилитацию;
  • внести поправки в бюджет Волгоградской области о финансировании в полном объеме социальных программ, касающихся детей;
  • открыть в Волгограде современный реабилитационный центр для детей-инвалидов;
  • обеспечить детей-инвалидов и инвалидов 1 и 2 группы лекарственными препаратами за счёт средств регионального бюджета;
  • рассмотреть вопрос о региональной дотации семьям детей-инвалидов; обеспечить всех детей от 1,5 до 7 лет доступным дошкольным образованием в Волгограде и области;
  • увеличить финансирование уже имеющейся сети детских садов;
  • закрыть стройку возле детского сада № 19;
  • вернуть роддома и молочные кухни в прежнем объеме;
  • отремонтировать Волгоградский городской детско-юношеский центр;
  • привести дворовые территории в порядок и установить детскую площадку для детей с ограниченными возможностями;
  • не допустить внедрения закона о ювенальной юстиции на территории Волгоградской области.

Происходящее комментируют участники движения «Волгоградские родители за права детей» и священник — заведующий социальным отделом Волгоградской епархии.

Пикет 1 июня

Пикет 1 июня 2013 года

Ирина Харькова, активист Общественного движения «Волгоградские родители за права детей»:

Ирина Харькова с сыном Егором. Фото: vlg.rodgor.ru

Ирина Харькова с сыном Егором. Фото: vlg.rodgor.ru

В 2011 году мы вышли на голодовку, протестуя против нехватки мест в детских садах — люди по три-четыре года в очереди стояли, чтобы ребенка в садик отдать. Теперь в год появляется по три тысячи дополнительных мест. Этого мало, но до нашей голодовки вообще ничего не делалось. Приносят результат такие акции.

В Волгограде — городе-миллионнике — до сих пор нет ни одного реабилитационного центра. Разваливаются детские сады. Возле детского сада № 19, который в прошлом году занял первое место в общероссийском конкурсе центров по реабилитации детей-аутистов, строится 17-этажное здание, все перегородили, возвели забор. И у застройщиков все в норме — есть разрешение на строительство за подписью наших чиновников. Мы такое не приемлем. О детях надо думать, а не о себе.

 

Если чиновники проигнорируют наши сегодняшние требования, мы объявим бессрочную голодовку. Будем продолжать бороться за права детей. Если нас не услышит волгоградская власть, то в Москве уж точно услышат.

Ольга Чебуракова, активист общественного движения «Волгоградские родители за права детей»:

Ольга Чебуракова. Фото: shturmnovosti.com

Ольга Чебуракова. Фото: shturmnovosti.com

Мы вышли на голодовку в надежде, что наши власти, наконец, вспомнят о детях. Требуем справедливого распределения бюджета.

Матерям детей-инвалидов отказали в строительстве детского реабилитационного центра с дежурной формулировкой: «Нет денег», — и почти сразу же нашлось 200 миллионов на резиденцию губернатора. Непонятно только, зачем она ему нужна.

Постоянно закупают новые машины, хотя «старые» еще на ходу, проиндексировали себе зарплаты — якобы это им по федеральному закону полагается. Ложь — нет такого закона! Используют бюджет как собственный кошелек, а до проблем детей им и дела нет. Наглость и цинизм зашкаливают.

Светлана Селенок, активист общественного движения «Волгоградские родители за права детей»:

— Я участвую в голодовке, чтобы защитить права своего ребенка и других особенных детей — детей-инвалидов. Моей дочке 17 лет, у нее ДЦП, и за 17 лет мы ни разу не смогли получить в Волгограде хорошего лечения, пройти нормальную реабилитацию. 10 лет лечились в Краснодарском реабилитационном центре, ее уже почти поставили на ноги. Но я попала в аварию и теперь ограничена в передвижениях, не могу ездить с ней, а больше везти ее в Краснодар некому. В родном же городе ей негде пройти реабилитацию.

Был очень хороший центр иппотерапии — его отдали Комитету по делам молодежи для организации там отдыха. Другого места не нашлось. Небольшой детский реабилитационный центр перепрофилировали в центр для пожилых людей. Никто не спорит, что такой центр тоже нужно, но почему за счет детей-инвалидов?

Хочу сказать про лекарства. Ни одно дорогостоящее лекарство не входит в список льготных. Матери, у которых дети болеют эпилепсией, бьются, чтобы получить топамакс — жизненно необходимый препарат, без которого у детишек начинаются эпилептические судороги, припадки, и это даже может привести к смерти ребенка.

Возвращаясь к реабилитационным центрам. Мы неоднократно встречались с руководителями Департаментов здравоохранения, соцзащиты, ФСС Волгоградской области, нам обещали открыть санаторий для детей с неврологическими заболеваниями. Но его хотят сделать придатком к областной больнице. Получится центр долечивания, в котором не будет ничего необходимого для реабилитации ребенка. Нам нужны логопеды, инструкторы ЛФК, массажисты, работающие с детьми с ДЦП — обычный массажист не сможет сделать массаж такому ребенку.

В области есть реабилитационный центр, в который попасть можно только за деньги — по три-четыре тысячи требуют, а пенсия у нас до этого года была не больше семи — только с января чуть-чуть добавили.

Протоиерей Валентин Скрыпников, настоятель храма святителя Иннокентия Московского города Волгограда, заведующий социальным отделом Волгоградской епархии:

— Голодовка, если я правильно понимаю, требует от власти быстрой реакции, чтобы люди перестали голодать, сохранили жизнь, здоровье. Требования участников голодовки в целом правильные, но не получится в одночасье решить все проблемы. Даже если представить, что местные власти со всеми требованиями согласятся, потребуется немало времени, чтобы в детских садах хватало мест на всех детей. Для этого нужно и новые сады строить, и старые, отданные когда-то под офисы, возвращать и ремонтировать.

Возьмем пункт первый: «Предоставить детям, мамы которых участвуют в голодовке, место в детском саду». Думаю, если власти захотят, они для детей участниц голодовки места найдут. Но ведь само название движения — «Волгоградские родители за права детей» — говорит о том, что они отстаивают интересы всех волгоградских детей. Я не знаю, в какой форме лучше отстаивать такие интересы.

Понятно, что власть часто бывает глуха к чаяниям народа, но, может быть, эффективнее воздействовать на нее другими, не такими крайними методами? В Москве организовано «Всероссийское родительское сопротивление», и на учредительный съезд этого движения приходил президент России Владимир Путин, высказал там свою позицию по ювенальной юстиции. Раз общественное движение заметили на высшем уровне власти, можно и нужно через него воздействовать и на местные власти.

В письме участников голодовки президенту сравниваются расходы бюджетных средств на детей и чиновников. Не знаю, насколько объективна эта информация, но если объективна, ее надо передать в антикоррупционнные службы. А голодовка…

Понятно, что на такие крайние формы протеста люди идут от отчаяния. Но далеко не всегда эти меры бывают действенны. Часто удается чего-то добиться более мирным путем, но когда собирается больше людей. Мне кажется, эффективнее было бы объединение всех родителей и жителей Волгограда, которым небезразличны судьбы детей. Одно дело — семь голодающих женщин напротив ДПП, и совсем другое — санкционированный многотысячный митинг. Он будет гораздо заметней, удастся собрать в сотни раз больше подписей.

Будет ли хорошо детям, если их матери подорвут здоровье во время голодовки? Ребенка в садик примут, а мама сляжет. А ведь многие матери детей-инвалидов — матери-одиночки, потому что отцы бросили свои семьи, не выдержав тягот. Мне кажется, надо осторожно подходить к такой форме протеста.

Что касается свалок и озеленения, то многое зависит от самих людей. Неправильно все взваливать на власть. Власть может дать лопаты, не мешать проводить субботники по озеленению. А часто жильцы не только не следят за чистотой во дворах и окрестностях, но сами и устраивают там свалки. Я видел, как в частном секторе машина приехала, все вычистила, песочек насыпали, а за две недели окрестные жители «восстановили» свалку, натаскали туда нового мусора. Отсутствие мусорных контейнеров — не оправдание.

А вот с тем, что пишут матери об отношении местных властей к детям и особенно детям-инвалидам, я почти полностью согласен. Очень мало делается, многие законы не исполняются.

Проблема с лекарствами коснулась и моей семьи. Моя дочь живет с пересаженной печенью, и однажды нам сообщили, что в скором времени она перестанет получать препарат, который препятствует отторжению печени. Только потому, что он ирландский, а мы заинтересованы в своих производителях, поэтому будем закупать в Индии дешевый препарат.

Сэкономить хотят на всем, а то, что в результате усилия хирургов пойдут насмарку, начнется отторжение печени, и жизнь спасенного ребенка окажется под угрозой, для чиновников дело второстепенное. В последний момент на местном уровне решили, что на индийский препарат переведут только взрослых, а детям пока будут давать ирландский. Но именно пока — все это очень шатко и в любой момент может переиграться.

А ведь пока власти экономят на здоровье граждан, кто-то хорошо наживается на чужой беде. Когда я еще не знал, что дочери не перестанут выдавать индийский аппарат, искал, где его можно купить, и выяснил, что в Волгограде спекулянты продают его вдвое дороже, чем он стоит в Москве.

Получить комментарии в администрации города ПРАВМИРу пока не удалось.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Малыш, которому уже исполнился год, чувствует себя хорошо, сообщает ТАСС. Мама мальчика Ольга Фокина рассказала, что…
Почему чаще всего “христианская власть” не отличается ни от какой другой
Эти язвы должны пронзить наше сердце болью сострадания и надежды

Поддержи Правмир

Сделай вклад в работу издания

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: