Гонения на христиан: проблемы и современность

|
10 июня во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы состоялся круглый стол «Гонения на христиан: память и современность», организованный представительством Общины святого Эгидия в России. В обсуждении проблемы приняли участие: представитель епископа Езраса, главы Российской и Ново-Нахичеваньской епархии Армянской Церкви, священник Георг Варданян; Митрополит Филиппопольский, представитель Антиохийского патриархата Нифон; апостольский нунций в Российской Федерации Иван Юркович; журналист Евгений Пахомов; настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове протоиерей Кирилл Каледа; заместитель председателя Императорского Православного Палестинского общества Елена Агапова; настоятель храма св. Косьмы и Дамиана в Шубино протоиерей Александр Борисов; представитель Общины святого Эгидия в России Алессандро Салаконе; председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.
Гонения на христиан: проблемы и современность

Стать голосом людей, которые не имеют голоса

Иван Юркович, апостольский нунций в Российской Федерации:

Преследования людей, которые думают и верят по-другому, – к сожалению, константа человеческой истории. Мир и согласие – моменты эпизодические, и почти не было столетия, когда человечество не страдало.

И наша задача здесь – дать пример. У нас есть жития святых – это фактически сборник рассказов о том, как можно жить во время преследований.

Но та жестокость, с которой происходят преследования последних нескольких лет – неожиданна. И наша задача здесь – стать голосом людей, которые не имеют голоса, защищать их, сделать всё, чтобы им помочь.

Армянский народ хорошо знает, что произошло в их истории. Это не должно быть забыто, и папский престол активно участвует в мероприятиях, направленных на это.

Я желаю, чтобы здесь мы все нашли какой-то ключ, формулу, чтобы впустить эту плеяду в нашу жизнь, чтобы каждый выбрал элемент для личного понимания. Чтобы это не была просто академическая встреча.

Иван Юркович, апостольский нунций в Российской Федерации

Иван Юркович, апостольский нунций в Российской Федерации

«Безопасность христианских общин в разных странах – индикатор социального благополучия общества»

Алессандро Салаконе, представитель Общины святого Эгидия в России:

Сегодня христианская память перестала быть живой. Но когда она перестаёт быть таковой, то на место памяти встаёт что-то подобное ей. А для христиан взгляд в будущее всегда был и взглядом на историю.

Сегодня в мире постоянно совершаются гонения на христиан. Особенно активно это происходит там, где христиане находятся в меньшинстве – в странах Азии, Африки, Ближнего Востока.

Существует целая география страдания, о которой, к сожалению, крайне мало говорят и ещё меньше слушают. Большая проблема здесь – недостаток внимания, происходящий от занятости либо недостатка информации. Для многих людей гонения на христиан просто слишком далеки. Но не проходить мимо – это первый шаг уважения к жертве христиан.

Положение на Ближнем Востоке постоянно приковывает внимание СМИ. Но мало кто помнит, что в 90-е годы в Ираке была цветущая община из минимум полутора миллионов христиан. Сегодня, по самым оптимистичным подсчётам, их осталось четыреста тысяч.

К гонениям на христиан добавляется разрушение христианских святынь. Ныне весь мир следит за судьбой Алеппо, который был примером мирной жизни мусульман и христиан различных конфессий. Сейчас город осаждён, а христиане стали разменной монетой в переговорах между повстанцами и правительственными войсками.

В некоторых регионах Африки быть христианином становится слишком опасно. Достаточно вспомнить массовые убийства христиан в Нигерии или убийства христиан в Ливии, убийства в Кении, Судане.

Тяжело положение христиан в Китае, в Бирме власти считают христиан диссидентами, их постоянно арестовывают и убивают. В Северной Корее около четверти христиан живут в трудовых лагерях за отказ признать национальный культ страны. В Индии христиане постоянно становятся жертвами фундаменталистских погромов.

При этом тема гонений на христиан не должна подвергаться упрощениям или использоваться в идеологических целях. Часто страдания христиан изображают как результат столкновения цивилизаций – христианского Запада и исламского Востока. Но приведённый выше перечень показывает, что проблема – гораздо шире. Тем более что первыми жертвами радикальных исламских группировок чаще оказываются не христиане, а сами мусульмане.

Алессандро Салаконе, представитель Общины святого Эгидия в России

Алессандро Салаконе, представитель Общины святого Эгидия в России

Очевидно одно: XXI век начался с новой волны гонений на христиан, и часто в конфликтах христиане разных конфессий страдают вместе. Принимая в 2013 году в Риме коптского патриарха Тавардоса II, папа Франциск отметил: «Общность страдания может стать действенным орудием единства. Из общности страданий могут прорасти прощение и примирение».

Своей человечностью и образом жизни гонимые христиане являют в своих странах иной образ жизни, неприемлемый для фанатизма или интересов тех, кто стремится к контролю над обществом.

Жизнь христиан – это обвинительный акт для последователей господствующей идеологии, побуждающей всех искать только собственного благополучия. Но христианин не поддаётся логике конфликта, он всегда ищет пространство для диалога и жизни вместе. Поэтому гонения на христиан нельзя поднимать на флаг борьбы против чего-либо.

Внимание к гонениям на христиан – это, прежде всего, акт гражданской солидарности и религиозной ответственности. Ведь преследование христиан – это не только конфессиональный вопрос. Свобода и безопасность христианских общин – это индикатор социального благополучия общества.

«Пять-семь тысяч наёмников в Сирии – выходцы из стран СНГ»

Елена Агапова, заместитель председателя Императорского Православного Палестинского общества: 

Всю историю «Императорского Палестинского общества» Ближний Восток был местом, где оно поддерживало братьев по вере и защищало православные святыни. И те события, которые ныне происходят там, мы считаем своей личной трагедией.

Ближний Восток – это колыбель трёх мировых религий, но для нас это – прежде всего, колыбель христианства, место, где проходили основные библейские события.

Своей политикой архитекторы «Арабской весны» породили ту волну насилия, которая происходит в странах Ближнего Востока сейчас, и я полагаю, что у этой ситуации есть конкретные виновники.

Международное уголовное законодательство говорит о том, что боевики ИГИЛ совершают сейчас одновременно геноцид, преступления против человечности и военные преступления.

Сегодня у нас произошла очень интересная встреча. В Москву на конференцию по арабскому миру прилетел верховный муфтий Сирийской Арабской республики Бадреддин Аль-Хассун. Поскольку мы доставляем гуманитарную помощь не только христианскому, но и мусульманскому населению Сирии, причём стараемся делать это через духовных лидеров, Бадреддин Аль-Хассун – наш давний партнёр.

Сегодня верховный муфтий привёл ужасающие факты: всего сегодня против населения Сирии воюют до семидесяти тысяч наёмников. Пять-семь тысяч из них – выходцы из России и стран СНГ. И мы уже знаем, что есть случаи поездок наших молодых людей в Сирию.

Сегодня муфтий подтвердил, что едут иногда целые семьи, и одна из причин этого – очень профессиональная обработка со стороны вербовщиков. 80 спутниковых каналов вещают лишь только для того, чтобы подавить голос правительственных каналов Сирии.

Сегодня в Дамаске, где я была недавно, жизнь продолжается. Но концентрация людей там показывает: люди из всех городов бегут в столицу, где относительно спокойно. Работают кафе, жизнь течёт, но всё это происходит на фоне миномётных обстрелов.

У нас много личностных контактов на Ближнем Востоке, и многие из них подтверждают: две трети христиан уже покинули Алеппо. И все беженцы задают вопрос: неужели христиане – это мученики, а судьба Ближнего Востока всем безразлична?

Елена Агапова, заместитель председателя Императорского Православного Палестинского общества

Елена Агапова, заместитель председателя Императорского Православного Палестинского общества

С нашей точки зрения, было бы безумно важно перекрыть все источники финансирования терроризма – а это и рынок нефти, на котором ИГИЛ выступает в качестве нефтерейдеров. Есть рабский рынок, рынок артефактов, которые вывозят из Сирии. И пока мировое сообщество этого не замечает, будучи занято своими политическими амбициями, сделать что-либо будет крайне сложно.

Отдельная проблема – уничтожается целый пласт культурного наследия. «Православное палестинское общество» могло бы выступить с инициативой временного вывоза из Сирии музейных ценностей и размещения их в музеях мира. Понятно, что Пальмиру никто не вывезет, но хоть бы что-то оттуда можно было бы сохранить.

Организаторы Круглого стола напомнили, что «Община Святого Эгидия» является инициатором превращения Алеппо в открытый город, где должны быть прекращены боевые действия, и открыты гуманитарные коридоры для доставки помощи и выхода населения.

О жертвах гонений на Ближнем Востоке нужно составить молитву, подобную читаемой за литургией об Украине

Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма св. Косьмы и Дамиана в Шубине: 

Мы знаем, что тема гонений – вечная. Из Евангелия мы знаем слова Спасителя: «Меня гнали, и вас будут гнать». Но и образец отношения к гонителям Господь даёт нам: «Прости им, Господи, ибо не ведают, что творят». О том же напоминают нам слова первомученика архидиакона Стефана, который молится за своих палачей. Ту же линию продолжает апостол Павел, призывая молиться за гонителей, и понятно, что это были те языческие цари, которые устраивали гонения.

Гонения новомучеников 20-30-х годов тоже являют образец отношения к гонителям: призывов отомстить гонителям не было ни в 1918 году, ни в 1942.

Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма св. Косьмы и Дамиана в Шубине

Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма св. Косьмы и Дамиана в Шубине

Нынешние гонения на Ближнем Востоке тоже ставят Церковь перед вопросом. С одной стороны, мы призваны не проклинать, а благословлять. Но, с другой стороны, вспоминается пример, который приводил Антоний Сурожский.

Однажды к митрополиту Антонию пришёл молодой человек и заявил, что никогда не возьмёт в руки оружия, и, даже если хулиганы нападут на его девушку, он встанет на колени и будет молиться. «Тогда я посоветую Вашей девушке искать другого молодого человека». В любой войне, где человек защищает свою Родину, он неизбежно применяет насилие.

Здесь говорилось о молодёжи, которая едет на Ближний Восток. Я думаю, что это – характерный порыв молодых, которые ищут своё место в жизни.

Нам же остаётся молитва. Я думаю даже, что было бы хорошо попросить отца Всеволода Чаплина донести до патриарха просьбу о составлении за жертв гонений на Ближнем Востоке молитвы, подобной той, которая сейчас произносится за литургией об Украине.

«Миру пора меняться»

Священник Георг Варданян, представитель епископа Езраса, главы Российской и Ново-Нахичеваньской епархии Армянской Церкви: 

Сегодня люди доброй воли должны поднять голос и заявить, что человеческая жизнь выше любой политики.

Армянская община на Ближнем Востоке оказалась жертвой сразу нескольких конфликтов, развивающихся в разных странах. Из-за гражданской войны в Сирии за последние три года численность этнических армян в этой стране сократилась вдвое. Почти ничего не осталось от армянской общины в Ираке. В случае с Ираком о жертвах среди армян говорить пока не приходится, чего не скажешь, увы, о ситуации в Сирии, где разрушены также и храмы.

Обширная община в Сирии возникла после геноцида армян 1915 года, когда многие из них бежали в Сирию и осели в Алеппо и Дамаске. До начала нынешнего конфликта в Сирии проживало восемьдесят тысяч армян, сейчас их осталось тридцать.

При этом многие из армян Сирии не собираются покидать вторую родину, веря в близкое окончание конфликта.

Своя специфика есть у армян в Турции, где одной из последствий геноцида стала исламизация. В итоге геноцид армян обернулся геноцидом христиан: храмы были превращены в руины, уничтожены древнейшие рукописи. Однако последствия геноцида до сих пор не устранены, а виновные не наказаны.

В 1915 году Европа не обратила внимания на развитие пантюркизма. Именно поэтому ему на смену легко пришёл фашизм с уничтожением неугодных народов – русских, белорусов и других. Преследования заставили многих людей скрывать свою этническую принадлежность, отказаться от корней.

В истории есть понятие «коллективная память народов», и историческое сознание удалить невозможно, даже много лет спустя оно даст знать о себе. Сегодня Турция переживает кризис идентичности. О себе заявили народы, кого много лет заставляли считать себя турками – армяне, греки, ассирийцы, курды.

Несмотря на то, что официально армянская община в Турции насчитывает несколько десятков тысяч человек, на самом деле армян в Турции – до двух миллионов.

Сегодня, когда мир полыхает от злобы и ненависти, ему пора меняться: перековать, по библейскому изречению, мечи на орала.

Священник Георг Варданян, представитель епископа Езраса, главы Российской и Ново-Нахичеваньской епархии Армянской Церкви

Священник Георг Варданян, представитель епископа Езраса, главы Российской и Ново-Нахичеваньской епархии Армянской Церкви

Современный радикальный ислам – это необольшевизм

Евгений Пахомов, журналист, востоковед: 

Мне кажется, нужно затронуть тему того, что такое вообще радикальный исламизм.

Я дважды делал большие материалы о Пакистане, и встречался с местными христианами – католиками церкви Фатимской Божией Матери в Исламабаде и протестантами из англиканской церкви святого Фомы.

Я могу привести случаи, которые все знают, – когда совершенно невинных людей обвиняли в богохульстве, но хочу сказать о другом. Я понял, что такое быть христианином в Пакистане. Это – когда ты празднуешь Рождество, а вокруг тебя стоит охрана автоматчиков.

Государство пытается защитить христиан, понимая, что они первыми становятся жертвами радикалов. И вот это повседневное существование под охраной – гораздо страшнее случаев, которые широко попадают в газеты.

И в то же время нельзя сказать, что Пакистан – это такая страшная страна, где всех режут. Это страна с древней и богатой культурой, и элита там пытается это остановить.

И теперь главный вопрос: как возникли талибы, которые появились на севере Пакистана, и как они эволюционировали в ИГИЛ. Сразу скажу: это – не про ИГИЛ ни разу.

То, с чем мы имеем дело, это – необольшевизм. Это – попытка перехватить красное знамя, упавшее из рук борцов с религией. Например, знаменитый террорист Ильич Рамир Санчес – легендарная фигура 1970-х, который воевал на стороне Красных бригад, Красной армии Японии, а сейчас отбывает пожизненное заключение во Франции, принял ислам, и сейчас пишет работу с названием «Революционный ислам».

Речь в ней, разумеется, идёт не об исламе. Мы имеем дело с борьбой за новую утопию. То есть молодые люди, которые сейчас попадают в ИГИЛ, пытаются построить идеальное государство, основанное на том исламе, который они себе представляют.

Евгений Пахомов, журналист, востоковед

Евгений Пахомов, журналист, востоковед

Однажды я попал в медресе, где говорил с последователями радикальной группировки. И они говорили о том, что «если будет настоящий ислам, не будет войн, все богатые будут платить налог, и не будет бедных»… В какой-то момент мне казалось, что они сейчас встанут и споют: «Гренада, Гренада моя».

Молодёжь не склонна к радикализму, она склонна к максимализму и простым рецептам – поумирать, поубивать.

При этом это движение эволюционирует. То есть раньше талибы запрещали музыку, даже суфийскую, резали шиитов и дервишей. У ИГИЛ в ходу и музыка, и телевидение, и длинные волосы мужчин…

Я, конечно, согласен, что им надо перекрывать источники денег. И нужна контрпропаганда, но именно для той детской мечты, что все проблемы решаются за три выстрела.

Христиане избегают отвечать на вопросы современности

Протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата: 

Страдания христиан на Востоке и тех христиан на Западе, которые не могут реализовать свой потенциал в безбожных государствах, – это вызов нашей совести.

Недавно я прочёл текст Анны Ильиничны Шмаиной-Великановой, где было сказано, что война – это всегда зло, но христианские страны не делают достаточно, чтобы защитить христиан на Ближнем Востоке, не проявляют достаточной воли и жертвенности.

Наверное, сегодня нужно добиться того, чтобы христианские страны, включая Россию, проявили больше силы и больше воли. Сложно сказать, в чём это должно проявляться – территориальное вмешательство, поддержка оружием.

Мы слишком привыкли, что наш душевный и физический комфорт не должен быть нарушен. И не нужно снижать накал дискуссии – мне кажется, в ней не должно быть ни страха, ни ненужного пацифизма.

Наш второй страх – это неготовность ответить на те вопросы о несправедливости мирового устройства, которые стоят перед теми молодыми людьми, которые получают неправильные ответы на свои вопросы со стороны радикалов.

И даже девочка, которая присоединилась к ним, оказалась там именно потому, что не получила ответов на вопросы, почему общество устроено несправедливо, почему большинство людей оторваны от принятия решений о своей собственной судьбе. Почему нет справедливости, почему нет таких религиозных общин, которые помогли бы решить общественные проблемы.

Протоиерей Всеволод Чаплин

Протоиерей Всеволод Чаплин

Радикалы ответ дают, а мы его избегаем – в том числе потому, что пытаемся ни с кем не поссориться. И сегодня нам нужно говорить как можно более простые слова, чтобы люди не уходили в ад.

Молодым людям нужна цель в жизни, которая не может заканчиваться в жизни земной, и уж тем более – ограничиваться какими-то меркантильными интересами. Людям нужен новый прорыв, нравственный и интеллектуальный. Никто не пойдёт умирать за демократию, рынок или толерантность, и не будет жить только ради этого.

Поэтому важно сегодня в очередной раз сбросить с себя коросту приспособленчества и сказать молодым людям: «Вот путь истинной жизни – Христос».

Христиане оказываются в сложном положении не только в странах, которые известны как «зоны нестабильности». Я очень рад, что сегодня многие организации, и общественные, и Святой престол, стали говорить о христианофобии.

Очень хочется пожелать всем нам отражать те голоса, которые заявляют, что мы, христиане, не имеем права говорить об общественно значимых проблемах, сохранить одновременно мир и волю.

11

12

Фото Надежды Сокоревой

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Что общего между джедаем и мамой семерых “достаточно хороших детей”
Ксения Туркова — о языке, которым представители власти говорят с народом

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: