Горькие размышления о Беслане и мире вокруг нас

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 41, 2004
Горькие размышления о Беслане и мире вокруг нас

События в Беслане, ставшие потрясением для так много перестрадавшей “новой” России, явились своего рода разделительной чертой: сегодня можно уже совершенно определенно говорить о том, что время в нашей стране разделилось на “до” и “после Беслана”…

Это успели заметить и по-своему осмыслить уже многие. Следствие трагедии в Северной Осетии — это и перемены во внутренней политике России, и поворот в политике внешней, и, наконец, возможная смена самой системы власти.

Очевидно и то, что определенный рубеж перешли сами террористы. Захват школы в Беслане безусловно войдет в анналы истории как самая страшная, самая бесчеловечная акция, которую только можно себе представить. Ни у кого после произошедшего не хватит уже духа говорить о террористах как о благородных героях, мстящих за погибших родных и друзей, борющихся за независимость возлюбленной Ичкерии. Лицо терроризма приобрело совершенно отчетливые очертания: ничего не только “святого”, но и просто человеческого в нем нет.

Страшно, впрочем, не только это лицо. Страшно от сознания того, что Беслан для террористов — не пик, после которого начнется спад, а очередная взятая ими высота, на которой они по своей воле не остановятся. Их должны остановить, но до сих пор за все прошедшие годы никто этого не сделал. Террористы учатся: они учитывают уроки предыдущих терактов, анализируют ошибки — свои и чужие — и делают необходимые выводы. Власть им в этом катастрофически уступает: хотелось бы думать иначе, но факты сами свидетельствуют за себя.

Чего ждать, к чему готовить себя “простому” россиянину? Что в этой уже всеобщей трагедии разворачивающейся на территории нашей страны необъявленной (а скорее все же объявленной) войны зависит от нас?

Ответ на этот вопрос для человека верующего и человека, веры не имеющего, будет разным. Во втором случае мало, что по-настоящему зависит от политической или общественной активности рядового гражданина. Практически любая активность народа разыгрывается политиками как карта в их игре; народом пользуются, но сам он от этого никакой пользы не получает — такова горькая реальность, ставшая уже совершенно очевидной.

Но для верующего человека в происшедшем (и происходившем, и происходящем) есть повод для очень серьезных и для столь же скорбных размышлений.

Мы смотрим на мир сквозь призму Евангельских заповедей и потому видим многое из того, что сокрыто от зрения современного человека. Когда на наших глазах происходило чудо воскресения Русской Церкви, ее восстания из тех руин, в которые десятилетиями ее всеми силами обращала власть, тогда очень часто раздавались повсеместно слова о необходимости “всенарод­но­го покаяния”. Трудно сказать, все ли, произносившие и слышавшие эти слова, понимали, каково их реальное содержание, в какой форме это покаяние может быть выражено и в чем конкретно оно необходимо. Вряд ли можно было мыслить его как некое коллективное выражение покаянного чувства — будь то в письменной или какой-то иной декларативной форме1. Каяться может лишь отдельно взятый человек. Но если бы каялся каждый представитель русского народа, то покаяние это стало бы всенародным. А если бы каялись лишь некоторые или меньшинство, то это и оставалось бы (как и осталось) покаянием меньшинства.

И не только в грехе цареубийства, отвержения монархического строя должен был исповедовать свою вину народ. Нет, от каждого Бог ждет покаяния в том, в чем он согрешил. А согрешал каждый чем-то своим. Однако абсолютное большинство — забвением Бога. И именно этот грех обуславливал все остальные.

Это было странное и удивительное время. Очень неожиданное. Людям, далеким от веры, такое предположение покажется абсурдным, но в действительности оно похоже на истину. Кажется, что самым главным, ради чего Промыслом Божиим были допущены эти изменения в той уже сложившейся и ставшей для всех привычной (еще не российской, а всего лишь советской) действительности, являлась свобода Церкви. Двери вновь открывшихся храмов распахнулись — это на самом деле было чудом для всех: и для тех, кто помнил еще их былую красоту и величие, и для тех, кто вырос, не зная, что такое храм, и для тех, кто эти храмы в свое время закрывал и осквернял.

Народу, так страшно наказанному, точнее, наказавшему себя, Господь дал еще одну возможность — снова возвратиться к Нему, подобно блудному сыну; отцовские объятия раскрылись для всех. Что было причиной тому — кто ответит на этот вопрос, кто вообще может знать пути Промысла Божия, кто их познал? Быть может, молитвы новомучеников Российских пред престолом Царя Славы об их бедствующих сродниках — о нас — вошли в слух Господа; быть может, узрел Бог в рассеянных подобно овцам, не имеющим пастыря, людях тех, кто, Его не зная, Его искал и к Нему стремился.

Последнее в любом случае было правдой: таких оказалось много, они (или правильнее сказать — мы) и наполнили церкви, так что возникла необходимость открывать закрытые, восстанавливать разрушенные, строить новые…

А Россия вступила в полосу свободы — той свободы, когда у каждого есть возможность сделать свой выбор. Свободы, которая была предоставлена народу после десятилетий рабства, — предоставлена Богом. Но многие так и не поняли ничего: ни того, для чего она, эта свобода, нужна, ни Кто ее предоставил, ни как ею надо воспользоваться. Многие даже не задумались: а что будет, если дар Божий останется в небрежении, если мы поругаемся ему, обратим во зло себе и другим? Многие и не спросили себя: “А надолго ли это и что будет потом?”.

Времена и сроки (ср. Деян 1:7) никому неведомы, но нельзя не замечать того, что сегодня апокалиптические пророчества очевидным образом сбываются. Нет, не о “шестерках”, не о новых паспортах, электронных документах и микрочипах идет речь. Это лишь внешние, несущественные признаки “нового мирового порядка”, который самым прискорбным образом напоминает отчаянную попытку реконструкции вавилонской башни. Есть в Откровении Иоанна Богослова такие относящиеся к последним временам слова: Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще (Откр 22:11). То есть одна из примет этих времен ¾ резкое разделение людей, словно два потока реки расходятся каждый в свою сторону.

Такое разделение происходит сейчас на наших глазах, невиданное, пожалуй, никогда. На одном полюсе — Церковь и ее святость, на другом — потеря каких бы то ни было представлений о морали, целомудрии и подобных тому понятиях, какой-то страшный, фантастический разврат. На одном — вера в любящего и милующего Бога, на другом — ненависть к Богу Любви, — ненависть, становящаяся по сути содержанием жизни. И, всматриваясь в окружающий нас мир, мы можем сами ответить себе на вопрос: на каком полюсе людей больше, как именно совершается разделение.

Да, наверное, о многом можно говорить уже очень определенно. И, безусловно, потрясения, которые переживает наше Отечество, — результат этого разделения, результат того выбора, который делают люди, делаем мы. В них — начало суда Божия, начало болезней (Мф 24:8). Можно говорить об ошибках политиков, о развале системы государственной безопасности, о войне, которую ведут против нас на нашей же территории иностранные спецслужбы. Но если мы верим в то, что все в руке Божией, то не лучше ли задуматься: за что эта любящая рука нас так карает? И, всмотревшись в свою жизнь, удивиться уже не тому, за что нас наказывает Господь, а тому, почему Он до сих пор нас терпит.

Снова вернемся к вопросу, пожалуй, главному сегодня: что же все-таки зависит от нас? Накал борьбы, которая ведется против нашей Родины, вряд ли спадет: видя слабость противника, враги редко останавливаются. Террористы не станут человечнее, чем больше крови они проливают, тем больше желают пролить, и они будут все тем же страшным оружием в руках еще более бесчеловечных разработчиков очередного комплекса “малых войн”. Потерявшие своих лучших профессионалов, деморализованные спецслужбы не восстанут из пепла по мановению волшебной палочки разом. А значит, переживая сегодняшние испытания, мы должны готовиться к новым.

Что же нам делать? Наверное, остается одно: понять, где проходит самая главная линия этого невидимого фронта, победами и поражениями на котором определяется участь не только России, но и всего мира. Участь эта решается колебаниями весов, на одной чаше которых грехи согрешающих, а на другой — покаяние кающихся. Какая чаша перевесит? Никто из нас не ответит на этот вопрос. Но доподлинно мы можем знать лишь одно: на какую из чаш положим свой “довесок” лично мы. Этот выбор — то единственное, что реально в нашей власти. Он кажется чем-то малым по сравнению с теми процессами, которые происходят в мире. Но скажем снова: от этого малого зависит всё.

Постскриптум от редакции. По газетным сведениям, сейчас Беслан заполонили разномастные сектанты, отечественные и зарубежные, вплоть до очередного лжехриста. Выманивая у несчастных людей полученную ими компенсацию, они обещают воскресить погибших. Это — их выбор. А каков наш ответ?

1В околоцерковной прессе встречались призывы принести покаяние от имени всех своих почивших родичей за все, что они сделали с февраля 1917 г., что не имеет никакого отношения к православному учению о покаянии и могло лишь дезориентировать многих и многих. — Ред.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
История О событии воскрешения Лазаря рассказывает только один Евангелист Иоанн. Еще во времена пребывания Господа в…
Почему чаще всего “христианская власть” не отличается ни от какой другой
Эти язвы должны пронзить наше сердце болью сострадания и надежды

Поддержи Правмир

Сделай вклад в работу издания

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: