Город-свалка: как жители борются за свое право дышать

|
Анатолий Баташев, общественный активист, член экспертного совета Министерства экологии и природопользования Московской области, человек, который участвовал в закрытии полигона «Кучино» в Балашихе, рассказал об опыте борьбы с мусорной мафией и дал прогнозы «свалочному вопросу» в Подмосковье.

Люди ждут немедленных действий, но закрытие свалки – тернистый путь

Анатолий Баташев

– Анатолий, что, на ваш взгляд, произошло сейчас в Волоколамске?

– Есть две ситуации. Первое, что от выброса пострадало большое количество людей, включая детей. Полигон, к сожалению, такой, как есть, и это целиком вина его владельцев. Обстановка накалена, и мы сейчас находимся в той опасной стадии, когда физическое насилие в экологических конфликтах из запрещенной, немыслимой вещи может превратиться в некое обычное явление.

Проблема касается не только Волоколамска, она общеподмосковная. Москва производит большое количество мусора, вокруг нее находятся огромные свалки, большинство из которых образовались еще в советское время. В современном мире мусорные полигоны должны быть высокотехнологичными объектами, а на практике это хаотичные горы мусора, откуда фильтраты, вредные вещества, которые образуются при разложении, попадают в подземные воды, в окружающие водоемы и реки, а свалочные газы в большом объеме уходят в атмосферу.

Губернатор Воробьев уже пятый год эту проблему решает, причем весьма результативно с учетом непростой ситуации. Он закрыл 25 таких чудовищных, переполненных мусорных полигонов, 15-16 полигонов осталось. Но сейчас на эти оставшиеся полигоны везется мусора в разы больше. И то, что для Волоколамска и для других городов раньше являлось маленькой свалкой на окраине города, теперь превращается в центральные полигоны для всей Московской области и Москвы. Владельцы мусорных свалок и так называемые мусорные операторы все эти десятилетия не делали ни дегазацию, ни уборку фильтрата, многие полигоны работали без проектов.

В итоге получается так, что на свалки везут чудовищные объемы мусора, немного пересыпают землей, и людям приходится этим дышать. Маленький городок оказывается перед чудовищным урбанистическим ужасом. Люди смиряются, пытаются входить в положение, власть обещает, что все будет хорошо, но ничего не происходит, и случается народное восстание.

– Но власть же понимала, что все идет к этому?

– Возникло непонимание двух систем: населения, доведенного до отчаяния, и губернатора, который хочет помочь, но помочь всему Подмосковью, потому что у него такая свалка не одна, и таких Волоколамсков, которые вот-вот готовы взорваться, как минимум 10. Кроме того, губернатор располагает объективными данными.

Сегодня Роспотребнадзор опубликовал данные, что превышений по ПДК для жилых районов они не обнаруживали. Но для людей, которые ощущают меркаптаны, это неважно. Меркаптаны – пахучие газы, которые не фиксируют приборы, ведь анализаторы анализируют воздух на конкретные серьезные ядовитые вещества. Они не очень вредные, но вызывают тошнотворные реакции. Люди оказываются взвинченными, возникают противостояния, но власть не меньше активистов хочет помочь людям.

Самое главное для граждан –  чтобы власть закрыла свалку. Но закрыть свалку – сложно юридически и практически. Власть пытается маневрировать, потому что любой владелец закрытой свалки может пойти в суд и через суд ее открыть. Люди ждут от губернатора, от министра Когана немедленных действий, улучшений, а тут сложный тернистый путь.

– Какие прогнозы можете дать? Сейчас потеплеет, не ухудшится ли ситуация?

– Прогнозы просты. Жители Волоколамска победили. Старую отработанную часть свалки закрывают. Рядом со старой частью свалки сейчас создан современный небольшой полигон (вторая карта полигона на той же территории, которая создается по проекту 2014 года), куда перенаправят часть мусорного потока, который сократят как минимум вдвое. Жители хотят полного закрытия полигона, но мусор из Волоколамского и Рузского районов надо куда-то возить. В ближайшее время и новая карта полигон, и рекультивируемая часть свалки будут снабжены системой дегазации.

Старая часть свалки будет закрыта, но тут быстрых чудес не бывает. Все равно два-три месяца еще будет запах от выбросов, но рекультивация пройдет в короткий срок. И поскольку сама волоколамская свалка маленькая, ее достаточно быстро возьмут под контроль, и в какой-то момент запах уйдет.

– А если глобально – какие перспективы у Подмосковья?

Прогнозы глобально очень грустные. Мусоросжигательные заводы в Подмосковье, которые давным-давно анонсируются, не построены. Нужно также строить современную инфраструктуру мусорной отрасли с упором на раздельный сбор, мусоросортировку, мусоропереработку. В идеале поставить в каждую квартиру измельчители, чтобы органический мусор уходил в канализацию.

Важен экологический общественный контроль. В Московской области уже создан прекрасный институт общественных экологических инспекторов. Нужно вести с населением плотную разъяснительную работу. Люди не понимают, что такое, например, современный мусоросжигательный завод, что это серьезное решение, которое облегчит им и всем окружающим жизнь. Но они прекрасно знают, как в России порой происходит со сложными технологиями, что строгость законов у нас, в отличие от Европы, компенсируется разгильдяйством, мелочной экономией и хищничеством, что нормы не соблюдаются.

Владельцы полигонов хотят деньги сейчас, а дальше – хоть трава не расти. И, кстати, Росприроднадзор незадолго до передачи полигонов в область, раздал почти всем свалкам бессрочные лицензии, поэтому на мусорных магнатов теперь очень сложно давить.

Фото: dw.com

Сейчас в Москве говорят: мусор не наш

– Какой есть выход из ситуации в будущем?

– Губернатор Московской области принял несколько важных решений. Первое – переход к тотальному раздельному сбору мусора с 2019 года. Если сейчас раздельный сбор в порядке эксперимента идет в 13 городах Подмосковья, то через год 100 крупных населенных пунктов будут переведены на раздельный сбор мусора.

Идет активное обсуждение организации системы региональных мусорных операторов.  Уточняется территориальная схема по обращению с отходами в области. Это очень добротный и хорошо проработанный документ.

Но в этой схеме есть один колоссальный недостаток: нам нужна единая схема Москвы и области по обращению с отходами. Пока не будет единой схемы, получается такая ситуация: мусорные операторы собирают деньги в Москве, до области они не доходят, до области доходит только мусор. Если сейчас Москва не изменит мусорную политику, если не станет более ориентированной на человека, у нас, к сожалению, будет не один Волоколамск.

Сейчас в Москве говорят: мусор не наш, у нас есть мусорные операторы – это частный бизнес, что делают с мусором за МКАДом, нас не интересует, возможно, в Тверскую область везут. Такое ощущение, что Москва не понимает, что их мусор оседает не на Луне, а в Подмосковье, и региону очень нужна помощь. Везде, куда идут основные потоки, начинаются экологические конфликты.

Надо находить всех загрязнителей

– Как вам удалось решить проблему с полигоном «Кучино»?

– «Кучино» был крупнейшим на 2017 год мусорным полигоном в России по текущему приему мусора. Он расположен недалеко от МКАДа, и туда возили отходы со всей Москвы. За два года насыпали гору 35 метров высотой. Никто даже не знает, сколько туда сыпанули мусора, не было весового контроля. Всего за полвека там захоронено 30-40 млн тонн мусора, из них треть – это последние годы.

75 тысяч жителей Балашихи живут в прямой розе ветров от полигона, еще полмиллиона страдали эпизодически. Представьте, везут тонны мусора каждый день, невозможно воняет органикой. Так как полигон старый, разлагается пластик, пакеты.

Балашиха, крупнейший город Подмосковья, возмутился. Мы сделали 40 тысяч обращений на прямую линию президента! Сейчас проделана колоссальная работа по подготовке закрытого Кучинского полигона к рекультивации, такого не было еще нигде в России. На тело полигона завезли 400 тыс. кубов грунта, чтобы он не полыхнул. Благодаря губернатору Воробьеву ускоренными темпами за три месяца сделали систему экстренной дегазации полигона. Пробурено 55 скважин для сбора свалочных газов, установлен факел по их термическому обезвреживанию, чтобы этой вони, которая заливает город с полигона, не было.

Рекультивация будет проходить два года, полигон полностью укутают в три слоя геомембраны, будут выположены откосы, будет создана система откачки фильтрата. В дальнейшем полигон станет частью большого городского парка, и балашихинский парк вдоль всей Пехорки станет одним из лучших в России.

– А куда делся мусор? Наверняка теперь страдают другие такие полигоны и города рядом с ними?

– Да, увы. Закрыли Кучинский полигон, повезли мусорные потоки на «Торбеево», на «Тимохово», на Алексинский карьер. Теперь там люди плачут. Они всегда плакали, но теперь плачут больше, потому что мусора им стали возить больше.

С другой стороны, если бы наш полигон не закрыли, у нас был бы уже не Волоколамск, у нас была бы Нарва, Полтава, что-то невообразимое. До сих пор закрытый полигон порой воняет так, что город сходит с ума. Очень тяжело было в сентябре-декабре, сейчас легче, но проблема существует.

Восточное Подмосковье задыхается, но виной тому, конечно, не только Кучинский полигон. Есть МСЗ 4, есть МНПЗ «Газпромнефти» в Капотне, есть ряд промзон. Вокруг свалок обычно образуется россыпь гадких предприятий, которые загрязняют атмосферу: мусоросжигательные, химические заводики. Они незаметны, когда свалка воняет, но когда происходит рекультивация, люди вдруг понимают, что есть еще серьезные и страшные источники запаха.

Важно комплексно решать проблему, находить всех загрязнителей. Общественность в этом готова интенсивно помогать.

Фото: svpressa.ru

Столько людей, молодых и здоровых, просто похоронили

А какие изменения в обществе и в законодательстве должны произойти?

– Важно не откладывать мусорную реформу. Важно, чтобы в Правительстве России, в Министерстве природных ресурсов были люди, которые специально отвечают только за Подмосковье. Тут надо постоянно держать руку на пульсе, контролировать, счет ведь на дни идет. Сейчас вот весна начинается, скоро сезон срезки скосов, а Правительство еще не выпустило документ по рекультивации Кучинского полигона. А когда работать? Зимой и под аврал, нарушая европейскую технологию?

Губернатор Воробьев в 2016 году предложил прекрасную инициативу – создать в Московской области институт экологического уполномоченного. Но Мособлдума не приняла закон, который позволил бы экоуполномоченному стать реальной силой, иметь статус, аппарат.

Губернатору нужно усиливать региональное министерство экологии, где сотрудники работают на износ, приходят на работу в 8 и раньше 23 вечера домой не уходят. Нужно усилить экологические подразделения в подмосковных муниципалитетах, создать экологическую вертикаль.

– Токсикологи говорят, что еще надо выяснить, чем отравились люди в Волоколамске и что такое «свалочный» газ. Вы как считаете, почему люди пошли в больницы?

– Пошли в больницы, потому что невозможно больше терпеть, потому что у детей были симптомы. И это профессионализм учителей, мужество родителей, что они не стали замалчивать эту беду, а сразу обратились к врачам. Важно ведь не только то, что сейчас произошло, а то, что происходит хронически.

Когда мы, например, в Балашихе боролись против Кучинского полигона, я в апреле 2017 года открыл петицию людей, которые просили власть остановить химическое отравление города. Проблемы были схожие: у детей аллергия, у многих астма, рак. Все пишут: мы задыхаемся, не можем открыть окна, не можем с ребенком гулять.

В Кучино столько людей, здоровых и молодых, просто похоронили, потому что они сгорели от онкологии.  В Балашихе построили большую онкологическую больницу, ее не хватает, люди сгорают. А как работает медицина в таких случаях? Они пишут «отравление неустановленным газом». Разве трудно установить, что это свалочный газ?

А ведь жители с такой справкой могут потребовать через суды компенсацию ущерба с владельцев свалки. Мы понимаем, что из тела полигона хлещет метан в больших количествах, он вообще никак не ощущается, но люди от него задыхаются. И он является ракетоносителем для продуктов разложения, для меркаптанов, которые людей выворачивают наизнанку.

Люди, попавшие под газовый удар, в таких ситуациях должны получать своевременное и качественное лечение. Воробьев – большой молодец, что за счет бюджета области волоколамских детей этим летом отправят в лагеря отдыха, и молодец, что работает над закрытием свалок. Но эта проблема не только волоколамская.

– Как опытный борец против свалок что посоветуете жителям Волоколамска?

– Жители Волоколамска теперь сами кому угодно могут советы давать. Они молодцы, показали хорошую организованность и сплоченность.

Сейчас представители жителей Волоколамска и власти всю ночь вместе с губернатором Воробьевым разрабатывали дорожную карту. Это серьезный документ. У нас в Кучино была подобная карта, и мы, активисты, три раза в неделю собирались с властью, чтобы контролировать ход работ.

Наш кучинский опыт показал, что власть способна быстро решать проблему полигонов. И для Волоколамска работы по рекультивации будут, мне кажется, сделаны куда более эффективно, потому что наработаны технологии, методики и набиты уже первые шишки. Куратором проблемы Волоколамска губернатор назначил Александра Чупракова, зампреда областного правительства. Мы его знаем по Балашихе. Это очень серьезный уровень, который позволит сконцентрировать на Волоколамском направлении весь необходимый ресурс в сжатые сроки.

Беседовала Наталья Костарнова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: