Господь попустил пожар, чтобы мы собрались на литургию

, |
Осеннюю ночь едва освещал тонкий серп молодой луны. Мужчина неспешно облил бензином деревянный храм и пристройку воскресной школы. Уже через пять минут, когда столб огня был выше куполов, сторож звонил в полицию, пожарным и пытался сам потушить пламя. А вечером перед Покровом прихожане спешно заделывали крышу деревянного храма, проломленную во время тушения, убирали стекла, разносили обугленные бревна, мусор. Все богослужебные книги и практически все облачение сгорели. Остались будничные желтые стихари, да Минея на октябрь. Прихожане были уверены: праздничная литургия на Покров будет совершаться здесь, в изуродованном пожарищем храме.

“Всю субботу разгребали пепелище”

Ухтомка –  частный сектор, затерявшийся между Люберцами, МКАДом и Москвой. Район больше напоминает профессорские дачи с редкими и неуместными вкраплениями девятиэтажек, чем мегаполис. Уютные домики, утопающие в листве плодовых деревьев, деревянный штакетник, который никто не спешит менять на двухметровый профнастил. Все соседи знают друг друга, живут забор к забору, семья к семье.

Трудно описать отчаяние настоятеля Федора Яновского, а он приехал с другими прихожанами спустя двадцать минут после сообщения о пожаре. Говорит о произошедшем, едва сдерживая слезы:  “Когда мы только начинали строительство в 2013-м году, у местного населения, действительно, это вызывало протест. Были возмущенные люди. Был даже случай поджога. Тогда охрана успела затушить пакет со строительным мусором, брошенный прямо перед порогом храма.Со временем всякое возмущение утихло.

Мы ходили и общались с недовольными, а люди видели какой прекрасный храм строится и все как-то примирились. Произошедшее в субботу – шок. Мы не понимаем кто, почему, зачем это сделал, просто ли это хулиганство или злой умысел. Слава Богу, чудеса совершаются. Сам деревянный храм пострадал не так сильно, алтарь сохранился, обуглилась лишь внешняя часть, да потолок закопчен. Полностью сгорела ризница и воскресная школа”.

Перед входом в недостроенный храм иконы Божией Матери «Споручница грешных» стоит прихожанка. Перед ней на столе небольшие иконки в полиэтилене и от руки написанное объявление “Иконы уцелевшие от пожара. На пожертвование”. “Всю субботу разгребали пепелище, – говорит она, –  порядок наводили, вот иконы обнаружили. Сохранились. Представляете?! Не это ли чудо?”.

Большой и неотапливаемый храм затянут пленкой и строительными лесами. Бетонный пол застлан полиэтиленом и офисным ковровыми дорожками, но даже так ноги мерзнут. И только хору, который очень старается в этот праздничный день, специально поставили масляный обогреватель. Кирпичные стены по периметру храма, как поясом украшены именами: Екатерина, Анна, Мария, Фотиния, Вячеслав. Где-то именные пометки чёрным маркером сильно выше человеческого роста: Владимир, Нина, Олег, Василий, Татьяна. Даже стены алтаря украшены не фресками, они здесь будут еще очень нескоро, а исписаны сотнями имён тех, для кого этот храм – дом Божий.

“Мы видим промысл Божий в этот день”

После чтения Евангелия владыка Пантелеимон, епископ Орехово-Зуевский, вышел прямо в центр храма. Амвона здесь нет и вряд ли будет в ближайшее время. Владыка, стоя среди людей, которые немного расступились, чтобы всем было видно и слышно, утешал: “Мы находимся под Покровом Божией Матери. Чтобы с нами ни случалось, всякий раз учитесь принимать это с благодарностью, только тогда наша жизнь будет постоянно наполняться радостью. Тогда и на службах будет радость, и выходя со служб тоже будет радость. Если будем жить так, как заповедовал Господь, то будем радоваться и Бога благодарить. Так ведь?”. В ответ единодушное “Аминь”.

И вот уже толпа смыкается, а дьякон безмолвно, одним жестом, приглашает всех приблизиться к распахнутым Царским вратам. Священников и прихожан от престола разделяет тонкая фанерная стенка временного алтаря. Но ничто не разделяет единодушного безмолвия в этих гулких стенах, где по-особенному торжественно и умиротворяюще тонко звучит Херувимская песнь: “Всякое ныне житейское отложим попечение…”

Накануне вечером прихожане спешно заделывали крышу деревянного храма, проломленную пожарными во время тушения, убирали стекла, разносили обугленные бревна, мусор. Все богослужебные книги и практически все облачение сгорели. Остались будничные желтые стихари, да Минея на октябрь. Но все были уверены, праздничная литургия на Покров будет совершаться здесь, в изуродованном пожарищем храме.

Еще вечером там служили всенощную, а утром, узнав о трагедии, владыка Пантелеимон изменил график богослужений и приехал на Покров на Ухтомку, поддержать приход. По благословению Патриарха малым освещением освятил недостроенный каменный храм иконы Божией Матери «Споручница грешных» и совершил в в воскресенье, 14 октября, первую литургию и молебен.

“О, Госпоже! Умягчи сердца злых человеков, восстающих на нас, да не погибнут сердца их во зле,  но умоли, Благодатная, Сына Твоего и Бога нашего, да умирит сердца их миром, дьявол же – отец злобы – да посрамится! – медленно, от всего сердца произнес владыка Пантелеимон. –  О Пречудная Госпоже Дево Благодатная, услыши нас в час сей, сокрушенныя сердца имущих, огради нас с миром и любовию друг ко другу и ко врагам нашим, искорени от нас всякую злобу и вражду, да воспоем Тебе и Сыну Твоему, Господу Иисусу Христу нашему: Аллилуиа! Аллилуиа! Аллилуиа!”

“Мы видим промысл Божий в этот день, – обратился настоятель к владыке и семерым священникам, которые также приехали в храм поддержать отца Федора и его приход. – Богородица вновь покрыла нас своим омофором. Ровно год назад на Покров владыка приезжал на освящение креста, который подняли тогда над куполом. Так что наша встреча – уже традиция”.

“Господь предузнал, что мы хотим собраться здесь,  – ответил владыка Пантелеимон. – Ну как это было устроить? Храм не освящен, благословения на служение литургии нет. Многие из священников, которые сегодня с нами сослужили, и не знали про ваш храм. И вот Господь попустил человеку устроить пожар, чтобы мы с вами вместе собрались. Слава Богу. Вам же хорошо было сегодня? Мне с вами было очень хорошо и радостно, тем более, что сегодня было самое большое количество причастников –  107 человек. Это рекорд. На Пасху у вас было меньше. Я благодарен всем батюшкам, за поддержку. Мы знаем, отец Федор, как вы переживали и мучились. Ну вы же утешены? Давайте еще утешимся и соберём денег на восстановление храма и сгоревшей школы, – призвал всех пришедших на литругию владыка. – Пожалуйста, пожертвуйте кто сколько может и даже чуть больше, чем можете. Богослужения не должны прерываться. Пока малый храм не восстановим, будем совершать богослужения в большом, пусть и не достроенном. Дьявол хочет, чтобы мы не молились и не собирались на литургию. Но Господь не попускает случиться такому злу”.

“У нас сейчас очень семейный период”

Когда-то здесь было футбольное поле, где гоняла местная детвора зимой и летом. В 90-ые годы фонтанирующий идеями глава местного самоуправления планировал превратить Ухтомку в престижный коттеджный посёлок. Он искал спонсоров. На пустыре мечтал построить храм, ожидая, что мода на православие повысит цену недвижимости. Ища поддержку, нашептывал соседям, мол, чтоб народ в Косино не ездил, а к нам ходил, давайте храм строить. Ему отвечали, что храмы не строятся в пику кому-либо. Божьи дела так не делаются. Когда много лет спустя семья этого человека узнала, что храм здесь все-таки будет, они стали самыми ярыми противниками такого начинания.

Вообще, уверены прихожане, возмущение – обычное для Москвы дело. “Есть целые группы тех, кто организованно противостоит строительству храмов. Они имеют свои сообщества в соцсетях, договариваются и приезжают протестовать, поднимая на знамя редких противников из местных жителей, – рассказывает  псаломщик и местный житель Дмитрий Седов. – И разговоры о том, как на маленьком пятачке между двух частных домов планировали построить поликлинику и детский сад, ерунда. Никто из местных жителей ни о чем подобном не слышал. Да если бы на городской земле и планировалось строительство поликлиники, вряд ли бы участок отдали под храм. Как только началось строительство, нашелся ктитор. Местная жительница несколько лет назад она потеряла дочь. Продала квартиру, дачу и все деньги пожертвовала на строительство храма.

У нас сейчас такой очень семейный период. Так бывает, когда только начинается общее дело. Все близко взаимодействуют и любое горе, как этот пожар, это горе для всей семьи.  Дети плачут, потому что это не только их храм и их воскресная школа, в этом здании три раза в неделю собирались те, кто находится на семейной форме обучения”.

После службы народ высыпал на улицу. Под огромной ивой, у которой когда-то давно отец Федор служил первые молебны о строительстве, теперь приготовлена общая трапеза. Владыка тарелку за тарелкой брал со стола и нес детям, взрослым, повторяя:  “Какая бы ни была скорбь, беда, она только умножает нашу радость. Об этом нам надо помнить и никогда ничем не смущаться. Господь поможет преодолеть все то, что нужно преодолеть в этой жизни, чтобы войти в Царствие Небесное, в которое без скорбей войти невозможно”.

А Господь говорит вам: “Не бойтесь”

На крыльце, как птенцы, столпились малыши. Белобрысые головки, голубые платочки. Они пели для собравшихся свой гимн, сочиненной матушкой Ниной: “Матерь  Божья наша заступница, не покинь нас на этом пути…”

“Не бойтесь, – повторяет владыка. – Не бойтесь! В этой доме еще позавчера вы занимались. А теперь там сгорело всё. Страшно вам? А Господь говорит вам: “Не бойтесь”. Не сгорело бы, не было бы тогда вашего концерта сегодня. Не было бы так много зрителей. Батюшки бы к вам не приехали, я бы не приехал и не узнали бы как вы поете. Не было бы такой службы… Всякое зло бессильно перед силой Божией, поэтому не надо ничего бояться. Надо бояться потерять веру, бояться забыть о Боге, о правилах основ безопасности жизнедеятельности, которые дает нам Бог.

В мире действует зло, но оно бессильно. Зло может только пугать, кичиться. Когда вас крестили, ваши крестные на зло плевали, а священник на него дул. И зло улетело. Вот такая у зла бессильная сила. Бог силён победить всякое зло. Вы должны это запомнить.  Зло бессильно. Оно только умножает добро. Всякое зло оборачивается добром, если молиться и верить в Бога. Не бойтесь! Это главные слова, которые Господь нам говорит”.

Текст: Дарья Рощеня

Фото: Сергей Щедрин

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Почему чаще всего “христианская власть” не отличается ни от какой другой
Эти язвы должны пронзить наше сердце болью сострадания и надежды
Три шага, которые помогут вам повести других за собой

Поддержи Правмир

Сделай вклад в работу издания

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: