Главная Человек

Хирург попала на операционный стол. Но спустя семь часов после наркоза она снова оперировала

Врач спасла жизнь пациенту с инфарктом
Хирург Ольга Трощагина из Ишима спасла жизнь пациенту с инфарктом — сделала ему срочную операцию. Это произошло спустя семь часов после того, как сама врач побывала на операционном столе с аппендицитом. Корреспондент «Правмира» Елена Сидорова встретилась с врачом, который и суток не пробыл пациентом.

«На ногах держусь — значит, буду оперировать»

«Это аппендицит!» — подумала Ольга Трощагина, когда почувствовала характерную боль в животе. Обратилась к коллегам — так и есть. Ее экстренно прооперировали в ночь с 12 на 13 апреля и удалили аппендикс. Все прошло удачно, и врач стала пациенткой — лежала в палате, отходила от наркоза.  

В этот же день в пять часов утра в Тюменскую областную больницу №4 доставили мужчину 58 лет. Он находился в состоянии кардиогенного шока — крайней степени проявления острой сердечной недостаточности. На момент поступления в отделение кардиологии артериальное давление пациента упало до 80 на 50. И продолжало критически снижаться.

За помощью к Ольге Трощагиной обратились коллеги.

Второй рентгенэндоваскулярный хирург был в отпуске и при этом еще и за пределами города, так что при всем желании не смог бы быстро прибыть в больницу.

А операция пациенту требовалась срочно — состояние мужчины ухудшалось. Врач, несмотря на перенесенную аппендэктомию, поднялась в отделение кардиологии, осмотрела больного и распорядилась готовить операционную.  

— Как услышала, сказала: «Надо брать!», — вспоминает Ольга Трощагина. — Да и выбора особого не было — человек в критическом состоянии, кроме меня никто помочь ему не может — шансов нет, а ведь он чей-то сын, отец, брат. Я поднялась с кровати — стою на ногах, значит, могу помочь. Из палаты и пошла в операционную. Потом только вспомнила, что еще надо надеть тяжелый защитный халат — без специального обмундирования операции под рентген-контролем не проводятся. Но ничего, справилась. 

Мужчине провели коронароангиографию (Диагностическая инвазивная манипуляция, которая служит для определения состояния сосудов. — Примеч. ред.) и стентирование сосуда. Операция стандартная, отработанная и длилась 20 минут, но состояние пациента было крайне тяжелым. Другие врачи беспокоились за хирурга, постоянно спрашивали, может ли она стоять на ногах. 

Операционная медицинская сестра Елена Захлевных, которая работала вместе с Ольгой Трощагиной тем утром в операционной, больше всего переживала за то, что ее коллеге, хрупкой девушке, предстоит провести длительное время в свинцовой защите. 

Ольга Трощагина и Елена Захлевных

— Рентгенозащитная одежда весит килограммов десять, я очень переживала, как Ольга Владимировна выстоит, ведь после ее собственной операции прошло всего семь часов. Она справилась! — рассказывает медсестра. — Я восхищаюсь ее стойкостью. Горжусь тем, что работаю с ней в одной команде.

Впрочем, сама Ольга Трощагина не считает, что совершила что-то героическое. «Я просто рада, что спасла еще одному человеку жизнь, его состояние стабилизировалось, а это главное. Мы теперь вместе пойдем на поправку», — говорит она. 

Кстати, в качестве пациента врач оставалась недолго. Еще находясь на больничном, надела белый халат и продолжила работать.

— Я же доктор, как иначе! А свое состояние я контролирую, — отмечает она.

Почему хирург ночует на работе

Ольге Трощагиной 31 год. Она молодой специалист, так как пришла в медицину в 2015 году. О профессии мечтала еще в школе, с 10-го класса целенаправленно готовилась к поступлению в Южно-Уральский медицинский университет. И даже вдохновила родственников — ее тетя окончила медицинское училище. 

— Учиться было сложно, — рассказывает Ольга Трощагина. — Не представляю, как другим студентам хватало времени на работу — санитарами в больнице, фельдшерами на скорой. У меня каждая минута была занята учебой, не знала, что такое выходные. Даже не помню, чтобы вела обычную студенческую жизнь — встречалась бы с друзьями в кафе, например. Но это был мой выбор, в котором я ни секунды не сомневалась — просто хотела быть врачом. 

Она окончила факультет «Лечебное дело», потом ординатуру по направлению «Хирургия». Терапевтом себя не видела.

— В моем представлении понятным выглядело именно хирургическое направление — ты видишь проблему, которую надо устранить.

А как после внешнего осмотра и прослушивания фонендоскопом можно поставить диагноз и назначить лечение? — с улыбкой вспоминает хирург. 

Сейчас она выполняет диагностические операции, проводит шунтирование на сердце и шунтирование подвздошных артерий. Сколько провела хирургических вмешательств, уже не помнит, потому что их было очень много.

— Когда я начала работать в больнице, то сразу стала много оперировать, оставалась на дежурство по ночам. Мне хотелось получить как можно больше практических навыков, потому что после ординатуры наступала профессиональная жизнь, в которой наставников не будет, надо все делать самой. Так и приходила на работу со спортивной сумкой — там лежала форма для вечерних тренировок и набор вещей, чтобы не заходить домой — вдруг экстренная операция.  

До восьми операций в сутки

По мнению Ольги Трощагиной, люди часто недооценивают профессию эндоваскулярного хирурга — подумаешь, стент поставить, ничего сложного.

— Это только кажется, что стент поставить — пять минут, на самом деле операция может затянуться на час, два. Самое длительное хирургическое вмешательство у меня продолжалось около трех часов. Многое зависит и от состояния пациента. Есть ведь и те, кто тянет с визитом к врачу, терпит боль — «вдруг само пройдет», а потом возникают осложнения. Случаются и потери, но это, как правило, пациенты в 100-процентном кардиогенном шоке, с множеством сопутствующих заболеваний. 

Областная больница №4 в Ишиме

Спасенный Ольгой Владимировной пациент — Николай Селиванов — поблагодарил врача за помощь. 

— Я не знал, что меня оперировал доктор, который и сам был после операции. Только на второй день родственники сказали. Большая благодарность доктору! Чувствую себя нормально, иду на поправку, — говорит он. 

Представляла ли когда-нибудь Ольга Трощагина, что может оказаться в подобной ситуации?

— Я рада, что у меня даже не возникло сомнений в том, что надо спасать человека. Считаю, что так и должен поступать врач. 

Рабочий день хирурга Трощагиной насыщенный. С утра — планерки, обсуждение поступивших за ночь пациентов, потом операции, плановые и экстренные. Плановых операций обычно 2–5 в день, а экстренных может быть до восьми. Бывает, что больных экстренно привозят ночью. 

— Отдыхаю я обычно просто: мне надо полежать в тишине и помолчать, или прогуляться по улице. И снова на работу, не представляю себя вне ее ни сейчас, ни через лет двадцать. Потому что люблю то, что делаю. 

Фото предоставлено пресс-службой Областной больницы №4 в Ишиме

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.