Врожденный порок сердца у Натальи обнаружили только в 56 лет, хотя учащенное сердцебиение, одышка, частые головокружения у нее были с детства. Отверстие в межпредсердной перегородке, через которое кровь из левого предсердия поступает в правое, довольно большое, есть угроза жизни. Врачи рекомендовали Наталье срочную операцию с установкой окклюдера — устройства, выполняющего роль заплатки. Она дорогая, Наталья на пенсии и не может оплатить операцию и окклюдер самостоятельно.


Проблемы со здоровьем у Натальи начались еще в детстве: она вдруг покрывалась красными пятнами, а в затылке стучало так, что казалось, голова вот-вот расколется надвое. Приступы длились примерно 20 минут, потом проходили. Если это случалось на улице во время прогулки, мама давала ей успокоительные капли и предлагала спокойно посидеть на лавочке. 

Врачи диагностировали у Натальи вегетососудистую дистонию, освобождали от уроков физкультуры, просили исключить любые физические нагрузки. Каждый год осенью девочка проходила курс лечения в больнице.

— Я всегда была уверена, что проблемы у меня именно с сосудами, раз «сосудистая дистония». Помню, мне часто делали болезненный укол. Я очень его боялась. Как только слышала название «магнезия», сразу начинала плакать. Зато куклам очень любила делать уколы и перевязки. Мечтала стать врачом. Мне очень хотелось лечить людей, помогать им. Тем более, медиком была моя старшая сестра, — рассказывает Наталья.

Наталья

«Это не лечится»

Но в медицинский после школы Наталья, к сожалению, не поступила. Пришлось выбрать другую профессию: экономист. В 22 года девушка вышла замуж и вскоре забеременела. Рожать врачи не запрещали. Кардиограмма, анализы — все было в норме. Да и пугающие приступы, частые в детстве, стали случаться намного реже: примерно раз в три месяца, а то и в полгода.

Роды были тяжелыми. После них Наталья полтора месяца пролежала с ребенком в больнице. Потом ненадолго ее состояние нормализовалось. 

— Сыну был примерно годик, когда у меня начались адские головные боли. Причем с левой стороны. Меня тошнило, рвало. Болели даже зубы. Я так растерялась. Глотала таблетки. Однажды не выдержала и вызвала скорую. На ней работала моя соседка.

«У тебя мигрень, дорогая, — сказала она. — Это не лечится. Придется смириться и найти способ купировать приступы», — вспоминает Наталья.

Она родила второго сына. Но воспитывала мальчиков одна. Сначала муж-военный часто уезжал в командировки, в том числе в «горячие точки». Потом они развелись. 

— Переживаний в жизни было очень много. И помочь особо было некому. Родные жили в Саранске, у всех свои семьи, дети. Мои мальчишки видели, что у меня проблемы со здоровьем, и старались сделать все, чтобы меня не расстраивать. Они и убирались дома, и готовили. А у меня случались такие приступы, что я по четыре дня лежала пластом, — рассказывает Наталья.

Наталья с сыном Дмитрием

Набирала 03, а язык уже не слушался

В декабре 2018 года состояние Натальи резко ухудшилось. Она только вышла на пенсию, работала администратором в автошколе. Разговаривая как-то по телефону с сестрой, пожаловалась: «Что-то у меня в глазах все двоится, троится… Не пойму, что это». — «Быстро вызывай скорую! Похоже, инсульт!» — закричала в трубку встревоженная сестра. Наталья с трудом набрала 03. Язык уже не слушался. И рядом никого не было.  Приехавшие на вызов врачи застали ее сидящей в кресле. Встать она не могла. Правую сторону полностью парализовало.

В московской больнице после полного обследования диагноз «инсульт» подтвердили. К счастью, Наталья смогла быстро восстановиться — правая рука и правая нога заработали. Речь вернулась.

Но беспокоило теперь другое: на снимках КТ врачи обнаружили опухоль в головном мозге. Сказали, что без операции не обойтись. Опухоль давит на сосуды, нарушая кровообращение.

— Операцию я перенесла тяжело. С кровати встала только на седьмой день. Сил не было совсем. Мне приходилось заново учиться ходить — потихоньку. Сначала дошла до соседнего дома, потом до соседней улицы. Расстраивало меня то, что полностью удалить опухоль, как оказалось, доброкачественную, врачи не смогли. Она находилась в труднодоступном месте. «Один миллиметр — и вас могло бы уже не быть», — сказали они мне. 

Через полгода опухоль снова стала расти. Пришлось пройти лучевую терапию.

«Вот так умерла бы — и не знали бы, от чего»

В начале июля этого года Наталье снова стало плохо. Она трижды за день вызывала скорую. Врачи приезжали, делали уколы. Но давление удавалось снизить на 2–3 часа. Потом оно подскакивало снова. Госпитализировать ее отказывались. В больницу Наталью отвезли сыновья.

Наталья в больнице

— В Склиф меня положили сразу, без разговоров. Тут же провели полное обследование. Пять человек собралось: «Ой, смотри! А вот это… А вот здесь…» Академика пригласили. Тот мне вдруг говорит: «У вас, наверное, мигрени? Голова часто болит?» — «Всю жизнь мучаюсь», — отвечаю. Он мне снова: «Рожали?» — «Рожала!» Он: «А вам нельзя было! У вас врожденный порок сердца, дырочка в межпредсердной перегородке. После родов нагрузка на сердце пошла, кровь из одного предсердия в другое переливалась. Мигрени начались, одышка. И инсульты у вас от этого же. Вообще, у детей до пяти лет такой порок сердца устраняют, а у вас, видимо, не заметили вовремя».

В 56 лет узнать про врожденный порок сердца! Вот так умерла бы — и не знали бы, от чего, — говорит Наталья.

Врачи сразу объяснили ей, что есть два типа операций. Полостная — с остановкой сердца и рассечением грудной клетки. И эндоваскулярная — когда специальное устройство (окклюдер), выполняющее роль заплатки, через бедренную артерию с помощью тонкого катетера подводится к сердцу и закрывает дефект. Первую делать не советовали. Она очень тяжелая. И с учетом недавних операций Наталья может ее просто не перенести. А операция с окклюдером — щадящая, но платная.

Наталья

— Я жду операцию, как манну небесную. Хочется пожить нормальной жизнью, чтобы сердце не болело. Знаете, я и подумать не могла, что оно может так болеть, что до груди дотронуться нельзя. Адская боль! Как будто нарыв какой-то внутри. А иногда кажется, что в меня нож воткнули и он насквозь прошел. Одышка сильная, рука болит, спина. Причем боль появляется в разное время — днем, ночью. Независимо от того, были нагрузки или нет. Страшно становится: не хочется уходить из жизни, не увидев внуков, а может, и правнуков. Это моя большая мечта, — говорит Наталья.

Помогите Наталье!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям с врожденными и приобретенными пороками сердца получить необходимое лечение, в том числе доступ к малоинвазивным операциям на сердце. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.