Что делать, если ваш близкий без сознания, а вы уверены, что в больнице его плохо лечат? Имеете ли вы право перевести его в ту клинику, которая кажется вам лучше? Могут ли врачи при этом удерживать пациента? Вместе с медицинскими юристами «Правмир» подготовил инструкцию.

Могут ли врачи отказать о переводе пациента в другую клинику? 

У медиков есть законные основания отказать в транспортировке пациента в другое медицинское учреждение, даже если родственники на этом настаивают.

Все зависит от состояния больного. Основополагающим в этом вопросе можно считать принцип автономной воли пациента — без его согласия с ним никто ничего сделать не может вне зависимости от того, насколько он болен. Пока пациент находится в сознании, в соответствии с 20-й статьей 323 ФЗ «Об охране здоровья граждан», врачи обязаны проинформировать его о том, какие медицинские услуги планируют предоставить, и получить на это информированное добровольное согласие.  Пациент вправе отказаться от медицинской помощи. За детей до 14 лет это решение принимают родители или законные опекуны. 

Совсем иначе обстоят дела, если больной находится без сознания. В этом случае ответственность за его жизнь и здоровье полностью ложится на лечащего врача, что описано в 70-й статье того же закона. Пациента могут эвакуировать, когда в медицинской организации, в которой он находится, нет возможности оказать ему всю необходимую помощь. При этом решение об этом принимает лечащий врач или консилиум врачей. 

Родственники никак не могут влиять на волю пациента и врача, если больной находится в бессознательном состоянии. Положений, разрешающих это, в российском законодательстве не существует. 

Можно ли заранее передать право на согласие или отказ от медпомощи?

Алексей Горяинов

 Это неотчуждаемое право, оно связано непосредственно с личностью человека и передать его невозможно, объясняет медицинский юрист Алексей Горяинов. — Единственное, что пациент может сделать, в согласии на обработку персональных данных указать, что он разрешает при жизни и после смерти членам своей семьи или другим указанным лицам (это может быть кто угодно, даже сосед) получать сведения, составляющие врачебную тайну, то есть всю медицинскую информацию. Если пациент такого согласия при жизни не даст, врачи имеют законное право не сообщать медицинскую историю даже близким родственникам. 

— Лучше делать это в рамках нотариальной доверенности с указанием права на доступ к медицинской документации. О том, что согласие было дано, должны знать третьи лица. Нередко бывает, что пациент может дать согласие, находясь уже непосредственно в больнице, не сказать об этом родственникам, — говорит Горяинов.

Как все-таки можно добиться перевода?

Полина Габай

На практике перевозка пациентов из одной клиники в другую, конечно, осуществляется, но является делом скорее  понятийным, чаще всего построенным на личных договоренностях, полагает медицинский юрист Полина Габай. 

В случае, если у родственников есть объективные причины считать, что в  клинике не хватает ресурсов для необходимой помощи, им нужно пытаться найти контакт с лечащим врачом, с заведующим отделением или главным врачом. Алексей Горяинов говорит, что нередко руководство больницы идет навстречу, потому что ему тоже не выгоден риск смерти пациента. 

Если с больницей договориться не получается, следует требовать содействия в переводе от органов управления здравоохранением. В Москве, например, это Департамент здравоохранения. Те напрямую сделать это не могут, но могут простимулировать врачей на уровне личных договоренностей.

Юрист Алексей Горяинов в своей практике сталкивался с ситуациями, когда пациент и его близкие подавали иски на больницы, отказавшие в переводе. Однако, по его словам, такие истории редко доходят до суда, чаще судят как раз врачей, согласившихся на транспортировку. 

— Есть показательный случай,  когда молодого человека из психиатрической клиники с пневмонией доставили в больницу, там его принял дежурный врач, она планировала госпитализировать его, но мама пациента настояла на том, чтобы его перевели поближе к дому, в иное структурное подразделение этой же больницы. На следующий день парень там скончался. Следствие считает, что доктор недооценил состояние пациента, чем подверг его здоровье и жизнь опасности. Кроме того, в том структурном подразделении даже не было реанимации, — рассказывает Горяинов. 

Имеет ли врач право не отпускать пациента?

Кроме норм закона, существуют нормы врачебной этики, которые в профессиональном сообществе также важны. Многие сходятся на том, что исходя из них, врач не имеет права удерживать пациента. 

Если доктор уверен, что решение родственников явно навредит больному, он должен инициировать обращение в суд. Однако выбирать врача или медицинскую организацию — это абсолютное право пациентов или его близких, считает заведующий отделением кардиореанимации Московской городской больницы имени Баумана Алексей Эрлих.

Главный врач Ильинской больницы Алексей Живов называет саму постановку вопроса о том, могут ли родственники перевести пациента в другое медицинское учреждение, неверной. По его словам, задача врача проинформировать о пользе и вреде, возможных рисках и осложнениях, а пациент и его родственники абсолютно автономны в своих решениях.

Кардиолог и терапевт Артемий Охотин на примере Тарусской больницы, в которой работает, объяснил, что отношение к пациентам, выстраивание коммуникации с ними в каждом медучреждении индивидуально, и многое зависит от позиции главного врача. 

«Среднестатистическая российская больница — это тюрьма. И та, где я работаю, тоже тюрьма. Просто некоторые из нас пытаются быть плохими тюремщиками, но власть быть тюремщиками у нас есть», — написал Охотин. 

Врач-реаниматолог скорой помощи, иеромонах Феодорит (Сеньчуков) отметил, что вопрос транспортировки пациентов реаниматологи-анестезиологи видят иначе, чем специалисты других направлений. Они, опираясь на свой опыт, оценивают риски, и исходя из этого, а не из пожеланий родственников, принимают решение. 

— Врач стационара под транспортабельностью понимает не только возможность довезти, но и целесообразность этого переезда. Врач-транспортировщик оценивает свою локальную задачу — довезу или нет, а если довезу, то как. При этом каждый опирается на свой опыт. Отсюда и расхождения, — написал Сеньчуков. 

Подготовила Наталья Костарнова

При поддержке Фонда президентских грантов

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.