«Хочу встать и облегчить жизнь близким». Врачи говорили, что шансов нет, но Алексей побеждает

|
Алексей стал инвалидом 7 августа 2016 года. Прыгнул в речку Учу, ударился головой о дно и получил серьезную травму позвоночника. Врачи не верили, что выживет, но – выжил, не верили, что будет самостоятельно дышать без аппарата ИВЛ, – дышит. Благодаря регулярным курсам реабилитации у него заработали руки, появилась чувствительность в ногах, он самостоятельно ест, чистит зубы, отвечает на телефонные звонки и пользуется телевизионным пультом. Но пока не может ходить. Реабилитацию обязательно нужно продолжать.

«Папа в речке тонул, его вытащили, а он не шевелится!»

«Ну вот и все…» – пронеслось в голове Алексея, когда он открыл глаза в воде и начал всплывать спиной вверх. Он понимал, что не может пошевелиться. Старался максимум задержать дыхание, не зная, как подать сигнал о помощи…

– Я почему-то стал считать: один, два, три… Когда досчитал до 24, меня кто-то перевернул в воде, и я смог глотнуть воздуха. Девчонки. Две сестры. Одна моего возраста, другая моложе. Они вытащили меня на берег и все время разговаривали со мной, чтобы я не потерял сознание до приезда скорой.

Я был в шоковом состоянии. Слышал голоса подбежавших ко мне друзей, слова: «Все будет хорошо, держись!» – вспоминает Алексей.

7 августа 2016 года он пришел с друзьями на речку Учу – искупаться. Все было как всегда: разговаривали, шутили, строили планы на ближайшие дни. Было жарко. Алексей переплыл на другой берег реки, поднялся на склон. А дальше – как в тумане. Не помнит, как прыгнул в воду, не помнит удара головой о дно. Но до сих пор не может забыть свои мысли под водой и как очнулся в реанимации.

– В тот день мне позвонила дочка, – рассказывает жена Алексея Екатерина. – У нее была истерика: «Папа в речке тонул, его вытащили, а он не шевелится!» В ту минуту я поняла, что та жизнь, которой я жила до этого, закончилась. Поняла, что Алешу не брошу, хотя мы с ним уже несколько лет были в разводе. Это близкий, родной человек. Мы познакомились, когда нам было по 20 лет. На мебельной фабрике. Я шила чехлы для мебели, а он был конструктором-разработчиком. Скромный, положительный, не пил, не курил. Брюнет с голубыми глазами. Моя первая любовь.

Она признается, что, узнав о случившемся, проплакала всю ночь, а утром рванула в больницу. Поговорила с врачами, выяснила, что у Алексея тяжелая позвоночно-спинальная травма, и ночью ему сделали операцию: удалили сломанные позвонки и вставили титановую пластину. Понимала, что придется смириться с ситуацией и подстраивать жизнь под новые обстоятельства. По-другому быть не может. Свой выбор она сделала.

Не чувствовал ни рук, ни ног – ничего

– Нас с самого начала врачи готовили к худшему. Говорили, что шансов выжить у Алеши нет… В реанимацию я смогла войти не с первой попытки. Подхожу к двери и – слезы. Заведующий мне сказал: «Если вы не готовы увидеть то, что сейчас увидите, и будете плакать, то лучше не заходите. Он в сознании. Это будет ему не на пользу». Я взяла себя в руки и вошла.

Алеша был весь в проводах. Раньше я такое только в фильмах видела: приборы пищат, на мониторах – кардиограмма, пульс… Трубка ИВЛ в горле, потому что сам дышать он не мог.

Все это выглядело просто ужасно! – говорит Екатерина.

В больнице Алексей провел больше трех месяцев: сначала в реанимации, потом – в хирургии. Каждый день к нему приезжали близкие, друзья – помогали ухаживать. Врачи не верили, что Алексей сможет дышать без аппарата ИВЛ, но ошиблись. Вопреки всем прогнозам, он задышал сам. Но общее состояние все-таки оставалось очень тяжелым.

– Невозможно передать словами то, что я пережил тогда в реанимации. Когда на твоих глазах чуть ли не каждый день умирают люди разного возраста, а ты продолжаешь бороться за жизнь… Основными чувствами были: боль, страх, беспомощность… – признается Алексей.

Сразу после выписки из больницы бывшая жена отвезла его в реабилитационный центр. Чтобы оплатить лечение, ей пришлось взять кредит. Другой возможности на тот момент не было.

– Мы забирали его из больницы просто «растением»: он не чувствовал ни ног, ни рук – ничего. В центре реабилитации Леше сделали полную диагностику и выяснилось, что у него запущено все – и мочевой пузырь, и колени… В ноге – тромб. Пролежни по всему телу. Нам сказали, что если бы его не привезли сразу, он бы просто умер, – рассказывает Екатерина.

Месяц реабилитации пролетел незаметно. У Алексея исчезли пролежни, зашевелились руки, появилась чувствительность в ногах. Это был пусть небольшой, но прогресс. А главное – и у него самого, и у близких появилась вера в то, что он выкарабкается.

– Врачи сказали, что курсы реабилитации нужно проходить постоянно. Раз в год – это ничтожно мало в Лешином состоянии. Все восстановленные навыки тут же теряются. Проблема в том, что в Московской области нет бесплатной реабилитации.

Я весь Минздрав на уши подняла, но выбить квоту так и не удалось. Нам везде отказали, – говорит Екатерина.

Очередной курс реабилитации стал возможен благодаря средствам, собранным нашим фондом, а значит, благодаря всем вам. Алексей стал лучше держать равновесие в положении сидя, перемещаться в инвалидном кресле, чистить зубы, самостоятельно есть, пользоваться телефоном. Но пока, к сожалению, он не может ходить. Большую часть времени проводит лежа в постели.

«Хочу встать и облегчить жизнь близким»

У него дома уже год стоит инвалидная коляска, которую на время дали знакомые. Только вот пересадить в нее Алексея некому. Три женщины – Екатерина, ее мама и дочка, которые сейчас за ним ухаживают, не могут его поднять чисто физически. А у Алексея не хватает сил сделать это самостоятельно из-за слабости мышц.

– Я очень хочу встать и облегчить жизнь близким. Прекрасно понимаю, сколько сил и терпения им нужно, чтобы ухаживать за мной. Я очень благодарен, что они меня не бросили. Но моя задача – снова стать самостоятельным. Нужно продолжать работать над этим. Как сказал инструктор ЛФК, «устанешь – знай, что это только начало. Все, что ты сделаешь выше своих возможностей, – это и есть результат», – говорит Алексей.

Очередной курс реабилитации, который так ему необходим, стоит не одну сотню тысяч рублей. Взять такие деньги просто негде. Екатерина еще не расплатилась с кредитом на первую реабилитацию. А дочери Алексея всего 18. Она – будущий юрист-криминалист, но пока только учится, не работает. И очень переживает за папу.

– Я верю, что папа встанет. И мы поедем с ним на рыбалку. Как раньше. Он у меня еще тот рыбак! У нас с ним день рождения в один день – 8 ноября. Каждый год мы отмечаем его вместе, правда, сейчас не так, как раньше… А еще папа очень любит готовить. Любая женщина позавидует его фирменному плову и борщу! Я папу очень люблю и верю, что все у нас будет хорошо! – говорит Даша.

Давайте поможем Алексею! Есть надежда на то, что благодаря регулярной реабилитации он научится самостоятельно пересаживаться с кровати в инвалидное кресло, а со временем сможет встать. И поедет с дочерью на рыбалку.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: