Иван отслужил в армии, четыре раза прыгал с парашютом, занимался боксом. Его мечта — стать офицером, он шел к ней с детства, окончил кадетский корпус. Но из-за несчастного случая он не может вернуться к военной службе — Ваня оступился и упал в подъезде, после этого его парализовало. После операции и первого курса реабилитации у него есть шанс восстановиться полностью. Но семья Ивана не в силах оплатить его лечение.


— О чем я сейчас мечтаю? Пока ни о чем. Основная задача — встать на ноги. Раньше, чем дадут инвалидность. Шанс есть, — рассказывает Иван. — Прогресс идет. Занимаюсь по нескольку часов в день. Если у меня что-то не получается, инструкторы ЛФК это видят и предлагают другие упражнения. А потом мы возвращаемся к тому, что не получилось. Я отношусь ко всему спокойно. В жизни разные ситуации бывают. Что паниковать? Нужно проблему решать, а не паниковать. Я же военный. 

Илья с 5-го класса учился в кадетском корпусе. Домой приезжал только на выходные. Говорит, что было непросто, но ему нравилось. 

Иван с детства учился в кадетском корпусе

— Не все ребята, мои ровесники, могли выдержать такую жизнь. Кому-то мамы не хватало, кому-то друзей и прогулок во дворе. Я смог. Когда окончил кадетское, поработал на стройке несколько месяцев, в армию пошел. Потом поступил на службу по контракту. Недавно меня комиссовали. Но я надеюсь вернуться в ряды, – говорит он.

Ваня не мог подняться — не чувствовал ног

Иван не хочет вспоминать о том, что произошло с ним в ночь с 27 на 28 февраля этого года, когда нелепая случайность изменила всю его жизнь и он оказался совсем в другой реальности. Ваня так ждал поступления в военное училище, чтобы стать офицером, а попал на больничную койку. Психологи, которые сейчас работают с ним, говорят: «Это хорошо, что он ведет себя так, будто ничего не произошло. Психика сама себя защищает. Организм борется».

Ни мама, ни другие родственники в разговоре с Ваней стараются вообще не затрагивать эту тему, чтобы не делать ему больно.

Иван с бабушкой до травмы

— Меня в тот момент рядом не было. Ваня взрослый. Живет отдельно: в поселке на окраине Екатеринбурга. Знаю, что у него в гостях были друзья, которых он с детства знает. Они вместе настраивали новый телевизор, подключали интернет. Потом Ваня пошел провожать ребят. И, представляете, упал на ровном месте! Стукнулся головой о выступ в подъезде. Подняться самостоятельно уже не мог, ног не чувствовал совсем. Друзья занесли его в квартиру и вызвали скорую, — рассказывает Ольга, мама Ивана. 

Она до сих пор не может понять, как это случилось. Говорит, что сын всегда был крепким, спортивным. 

— С детства огонь и воду прошел: рукопашный бой, сплавы на байдарках, стрельба, бокс.

Совершил четыре прыжка с парашютом! Многие парни из-за неудачного приземления ноги ломали, а у него – никогда и ничего. И тут тяжелейшая спинномозговая травма.

Больше всего пострадал шейный отдел, — продолжает она.

У нее только начинался рабочий день на заводе, когда ей позвонили и сказали, что сын в больнице, его оперируют. Внутри как будто оборвалось что-то. Ольга тут же поехала туда. Он все еще был в операционной. Врачи боролись за его жизнь: убирали отколовшиеся дужки шейных позвонков, а потом скрепляли сами позвонки с помощью специальной титановой конструкции. «Выживет — будет жить», — сказали Ольге после операции. И больше ничего.

После травмы Иван оказался в инвалидной коляске

Одного курса мало, чтобы встать на ноги

— Когда сына перевели в реанимацию, мне разрешили зайти к нему минут на 10. Предупредили: никаких слез. Вспоминать очень тяжело… Представьте, лежит твой ребенок, вроде в сознании, смотрит на тебя, но говорить не может — из-за трубок во рту. Руки, ноги у него не работают. Я что-то ему говорила, говорила. А он потом сказал, что не помнит этого. Не дай Бог такое пережить! — говорит Ольга.

Уже через два дня Ваню перевели из реанимации в палату интенсивной терапии, а через две недели доставили из городской больницы в военный госпиталь. Дышал Ваня сам. Врачи рекомендовали начать реабилитацию как можно скорее.

На реабилитации

Родственники собрали деньги на первый платный курс. Ваня научился держать в руке зубную щетку, стакан, ложку, сидеть на кровати и в инвалидной коляске, привставать с нее, писать и раскрашивать фломастерами картинки.

Чтобы не потерять уже наработанные навыки и приобрести новые, занятия нужно продолжать, причем именно в специализированном центре — под контролем специалистов.

У Вани есть шанс полностью восстановиться.

— Мы с самого начала настраивались на то, что это состояние — временное. Нужно работать каждый день. Иван в свои 22 года — настоящий мужчина. Серьезный, дисциплинированный. У него волевой характер. Захотел чего-то — сделал. Многие люди не могут заниматься в жизни тем, что им нравится, что по душе. А я, наблюдая за сыном с детства, всегда радовалась: он упрямо стремится к тому, что ему действительно нравится.

Иван

Иван рано повзрослел, говорит его мама. Ему было всего 5 лет, когда родители расстались. 

— Сын стал мне настоящей опорой. Помогал сумки из магазина носить, не просил никаких лишних игрушек, понимая, что нам тяжело. Никогда истерик не закатывал. Когда я впервые увидела его в военной форме, такая радость была внутри и такая гордость! Для меня Ваня — человек формы. Армия с детства — его идеал. Для него долг и родина — не просто слова, — говорит Ольга.

Ваня с бабушкой (после травмы)

Накопить денег на очередной курс реабилитации, который сейчас так необходим ее сыну, Ольга, к сожалению, не сможет. Помогите Ивану!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.