Иеродиакон Николай (Оно): Я благодарен возможности совершать Литургию и приобщаться Христовых Таин в России, вместе с русскими православными

|
Магистрант Общецерковной аспирантуры и докторантуры иеродиакон Николай (Оно), приехавший из Японии, рассказал о своей жизни до приезда в Москву, о служении в России, на благо Русской и Японской Православных Церквей.
Иеродиакон Николай (Оно): Я благодарен возможности совершать Литургию и приобщаться Христовых Таин в России, вместе с русскими православными

− Отец Николай, насколько непростым было решение приехать учиться в Россию?

− Я приехал в Россию, в Общецерковную аспирантуру, потому, что хотел учиться именно здесь, в центре современного богословского образования. Моя семья, в отличие от большинства японских, православно-священническая, поэтому с ранних лет я хотел работать и быть священнослужителем, хотел помогать людям, рассказывать им о Христе. Для этого необходимо хорошее богословское образование. Именно это подтолкнуло меня к принятию данного решения. К тому же родители всегда поддерживали меня в стремлении служить Христу.

− Существуют ли православные духовные учебные заведения в Японии?

− В Японии есть только одно высшее духовное учебное заведение – Токийская духовная семинария. Конечно, она намного меньше, чем ОЦАД: сейчас, например, там учится всего несколько семинаристов. В ее истории бывали времена, когда и вовсе не было студентов. До приезда в Россию я учился только в светском высшем учебном заведении – на юридическом факультете Киотского государственного университета, который закончил в марте 2012 г. с ученой степенью бакалавра юриспруденции. Поэтому все предметы, кроме английского языка, являются для меня новыми. Однако, несмотря на все трудности, мне очень нравится учиться, духовно развиваться, узнавать много нового. Россия – моя вторая родина, год назад я принял здесь монашество, а сейчас несколько раз в неделю служу в храме в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Ордынке. Я также учусь у других священнослужителей, ведь мне предстоит служить в Японии. С Россией у нас самые тесные духовные связи, поэтому все, что я узнаю в Аспирантуре, очень важно для моего будущего служения. Мне нравятся все предметы, но особенно меня интересуют межправославные отношения. Преподавателями этой дисциплины являются сотрудники Отдела внешних церковных связей, благодаря им мы узнаем об актуальных вопросах и проблемах в этой области. Я надеюсь, что мои знания будут способствовать укреплению взаимоотношений Русской и Японской Церквей.

− Столь интенсивное обучение невозможно без знания русского языка. Вы уже знали язык, когда приехали учиться в Россию?

− Когда я приехал в Россию, я фактически не знал русского языка. С первых дней моего пребывания здесь я начал интенсивно учить русский. В течение полугода изучение языка было моим ежедневным, основным и единственным занятием. И сейчас, после зачисления на первый курс магистратуры, русский язык по-прежнему остается для меня главным предметом. Я, как и другие иностранные студенты, занимаюсь языком ежедневно, даже на каникулах. Русский тем более важен для меня, что на современном японском языке очень мало православных книг. Первым переводчиком богослужебных текстов был св. Николай Японский, в честь которого я принял постриг. Кроме русского я также учу английский.

− Что бы вы хотели получить в результате обучения в Общецерковной аспирантуре?

− В результате я хотел бы получить богословское и церковно-практическое образование, а также знание русского языка. Я, как иеродиакон, служу под руководством владыки-ректора, митрополита Волоколамского Илариона, который постриг меня в монашество и рукоположил меня во иеродиакона. Он и учит меня служению и другим церковным практикам. Помимо основных занятий, я пишу магистерскую работу по труду Владимира Лосского – «Очерк мистического богословия Восточной Церкви». Моим научным руководителем стал заместитель заведующего кафедрой древних и новых языков и преподаватель ОЦАД, священник Арсений Черникин. Многие мне помогают – в Аспирантуре, в Новоспасском ставропигиальном мужском монастыре, в котором я сейчас живу, в храме. У японцев, как и у большинства иностранцев, на мой взгляд, несколько искаженное представление о России и русских.

− Расскажите о Ваших впечатлениях о них, о Русской Православной Церкви.

− Я прилетел в начале февраля 2012 г., поэтому первое, что я увидел, выйдя из аэропорта, это снег. Я просто был поражен тем, что все вокруг буквально утопало в снегу. Я такого никогда не видел.

Что касается русских людей, я заметил, что они в большинстве своем (конечно же, не все), в первый момент знакомства ведут себя гораздо осторожнее японцев, иногда даже подозрительно. Однако, когда начинаешь ближе общаться с русским, постепенно он раскрывает свою душу и довольно быстро становится тебе очень хорошим другом. В отличие от русских, японцы изначально больше открыты к диалогу, легче идут на контакт, но дальше раскрываются гораздо медленнее, чем русские. Если русские уже стали друзьями, то у них складываются очень доверительные отношения. Японские друзья даже спустя долгое время после знакомства остаются более закрытыми, чем русские. Удивляет также русская нетерпеливость. Я заметил, что русские не любят стоять в очередях, стараются обойти их, скорее пробраться вперед, особенно в метро.

Русская Православная Церковь, по сравнению с ее дочерью – Японской Автономной Православной Церковью МП, – конечно гораздо больше. В городе Москве находится особенно много монастырей и храмов. В каждом храме несколько священнослужителей, и по крайней мере в центре Москвы во многих храмах служат ежедневно, в отличие от Японской Церкви, где каждый священник, как правило, управляет несколькими храмами и ездит по ним в дни служб, а большинство священников служит без диаконов.

Мне очень нравятся русские песнопения. Люблю не только слушать, но и петь. Например, в храме в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Ордынке прекрасные певчие из Московского Синодального хора.

− Расскажите Ваши планы на будущее.

После учебы в Москве я бы хотел вернуться в Японию и там посвятить себя служению Японской Автономной Православной Церкви: вести миссионерскую работу и преподавать богословие. По моему мнению, современным прихожанам и семинаристам нашей Церкви необходима православная литература на родном языке: книги о Священном Писании, богословии и о богослужении. На современном японском языке такой литературы очень мало, поэтому надо переводить лучшие труды с других языков, преимущественно с русского. Но самое главное – я хотел бы быть хорошим служителем Церкви, совершать Литургию на японском языке, вести миссионерскую работу и преподавать в духовной семинарии. Я благодарен владыке-ректору митрополиту Волоколамскому Илариону за возможность не только учиться, но и служить в храме, постигать в реальности церковную практику, чтобы потом делиться всем этим с моими соотечественниками.

 

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: