Главная Новости Аналитика и комментарии

Иеромонах Макарий (Маркиш): Ничего личного, или Сталинград в Хамовниках

На общем фоне других событий так называемые ‘последние слова’ подсудимых дают повод для любопытных наблюдений.

Иеромонах Макарий (Маркиш)

Со времен фон Клаузевица известно, что война продолжает политику, лишь иными средствами. В наше «миролюбивое» время никто не усомнится в том, что международная политика – продолжение войны, будь то иными средствами, или теми же самыми: горячими, холодными, военно-морскими, военно-воздушными, террористическими, информационными, экономическими, идеологическими, хулиганскими. Примеры множатся ото дня ко дню.

К сфере международной политики относится и дело о хулиганстве в московском Храме Христа Спасителя. Убеждать в этом читателя нет ни малейшего резона: кто еще сам не убедился в этом исходя из обстоятельств дела, от похабного английского лозунга в самоназвании подсудимых и тщательной организации хулиганской выходки, и до перечня чужих и чуждо-финансируемых СМИ, которые, вполне по-большевицки выполняя задачу пропаганды, день за днем, как заведенные, бьют по указанному поводу в русофобский и антихристианский бубен, тому уже навряд ли чем-то поможешь.

Однако на общем фоне других событий так называемые «последние слова» подсудимых дают повод для любопытных наблюдений. Как подметил еще Гюстав ле Бон, в политике дела куда менее важны, чем их названия: взять хоть «марш миллионов», хоть публичный коитус в исполнении тех же подсудимых – в согласии с их самоназванием, – заявленный как «произведение современного искусства».  Так же и тут: опубликованные отрывки – поток нытья о недостатке свободы в сегодняшней России, безо всякой связи с обвинением.

Серенады о свободе иллюстрируют геббельсовский принцип: «чтобы ложь действовала, она должна быть чудовищной». Не что иное, как их собственная «акция», доказывает наличие у нас произвола и безнаказанности, немыслимых в цивилизованной стране, в том числе и откуда поступил на нее заказ. С дрожью представляю себе такую же «акцию» где-нибудь в синагоге на Истерн Паркуэй в Бруклине: трупов бы не нашли, а дело об убийстве, даже и начавшись, закончилось бы оправданием.

Выделяется самодовольное заявление одной из подсудимых: «Нет у меня сожаления о содеянном». – Как тут не вспомнить реплику подсудимого на другом процессе с религиозным подтекстом, когда в XIX в. англичане очищали Индию от адептов одного своеобразного культа: «Сожаление, сагиб? – Никогда! Радость и возбуждение – нередко…».

Тысячи расстрелянных и сгнивших в тюрьмах индусов – жертвы войны за свои убеждения и ритуалы. Ненавистный им закон одержал верх, и война окончилась разгромом. Очень жаль каждого из них… Но ничего личного.

То же самое скажем о трех подсудимых по делу о хулиганстве: ничего личного. Они ведут свою войну; им не угрожает ни заряд орудийной картечи в спину, ни пожизненный каземат, но они должны быть побеждены. Alaguerre comme ala guerre.

Пусть так; но сравнить мелкое дело о хулиганстве со Сталинградом?… – Зимой 43-го года узкий участок фронта вдоль берега недаром был залит кровью: отдать его значило открыть врагу путь за Волгу. А за Волгой для нас земли нет.

И если мы отдадим наши святые храмы для подобных «акций»» – как отдали для позорных гомонстраций славные площади своих древних столиц народы Западной Европы – нам не будет земли на нашей Родине.

Сталинград – это точка невозврата, узкий участок фронта, уступая который, мы открываем для удара свою яремную вену. Беда в том, что мы не всегда видим эти Сталинграды, а когда видим, медлим с решительными действиями.

«Государство жуликов и воров!» – трубят те же самые СМИ, в том же контексте, с тем же послушным постоянством. А нам и невдомек, что это очередной Сталинград: принять этот тупой лозунг, согласиться, привыкнуть к нему – значит распахнуть настежь двери двум другим лозунгам, реальным средствам международной политики (сиречь войны), не раз доказавшим свою убойную силу в ХХ веке.

А именно: «Государство чурок и жидов!» (по способу Розенберга-Гитлера) и «Государство богачей и попов!» (по способу Ленина-Сталина). Поскольку я принадлежу к двум из четырех упомянутых групп населения, то знаю, о чем говорю.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.