Игумен Филипп (Симонов): Почему я против вступления России в ВТО?

Вступление России во Всемирную торговую организацию: будет ли оно способствовать её экономическому росту или сделает российскую экономику подвластной крупным западным промышленным корпорациям? На вопрос отвечает игумен Филипп (Симонов), директор Департамента макроэкономического анализа и методологического обеспечения деятельности Счетной палаты, профессор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, член-корреспондент РАЕН.

Все 20 лет, что шли переговоры о вступлении России в ВТО, я выступал против этого вступления. Поскольку никогда не видел очевидно положительных моментов, которые могла бы принести нам политика, проводимая в рамках ВТО.

По всей видимости, польза от вступления России в ВТО будет прежде всего иностранным поставщикам товаров в Российскую Федерацию.

Что касается российских интересов: с одной стороны будут снижены или отменены импортные таможенные пошлины. С другой – как любой член ВТО мы лишаемся такого мощного оружия для защиты собственного производителя, как политика протекционизма (то есть политика защиты внутреннего рынка таможенными инструментами). Протекционизм в рамках ВТО не приветствуется, и не используется рядовыми членами Организации. А её ведущие члены (прежде всего страны Большой семёрки), в случае необходимости используют протекционистские меры, не обращая внимания на ограничительные моменты, зафиксированные в документах ВТО. Не так давно мы видели, как США использовали такие меры для защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции, хотя эта страна является членом ВТО с 1995 года.

Выиграют от вступления России в ВТО и те, кто потребляют российское сырьё. Вроде бы, мы получаем возможность экспортировать его на равных условиях с зарубежными странами, что несколько облегчает позицию наших сырьевиков в области конкуренции. На самом же деле наше сырье – уникально и мы не испытывали такой уж сильной необходимости столь резко бороться против конкурентов.

Политика ВТО принесет ограничение финансовой поддержки нашего сельского хозяйства, которое и сейчас едва существует. А благодаря ограничению, совсем прекратит совсем существование. Хотя это уже мало кто заметит, потому что даже молоко у нас чаще всего производится из импортного порошка. В промышленно развитых странах, с которыми мы, к сожалению, близко расположены географически, – перепроизводство сельскохозяйственной продукции. Они даже вынуждены платить за то, чтобы сокращались пахотные площади и поголовье скота. И мы, в силу нашей географической близости, будем получать от них продовольствие в еще больших количествах, хотя уже сейчас получаем по импорту половину от потребляемого нами сегодня. Наш сельскохозяйственный потенциал никого не интересует.

Так что я не вижу серьезных преимуществ, которые даст России вступление в ВТО. Кроме преимуществ генерального, общего плана, обещающих, например, что мы будем на равных участвовать в выработке документов, регулирующих мировую торговлю. Мы уже видим, как это происходит в рамках Большой двадцатки: сначала собираются страны Большой семерки, вырабатывают регулятивные меры, а потом спускают их уже остальным представителям «двадцатки». И, все единогласно голосуют, потому что всё уже решено без нас. Думаю, и в рамках ВТО, где не 20 членов, а гораздо больше, мы тоже растворимся в общей массе, и, хотя и будем делать вид, что участвуем в принятии решении, но в реальности будем понимать: есть, кому решать, не привлекая наш умственный потенциал.

Если говорить об экономическом росте, я вижу даже ухудшение наших конкурентных позиций. Прежде всего потому, что существуют западные производители, которые постепенно превращают всех членов ВТО (не входящих в группу промышленно развитых стран) в потребителей собственной продукции. Думаю, есть большая опасность, что в рамках ВТО мы тоже примкнем к разряду таких потребителей.

Позитивные перспективы развития образуются внутри самой экономики. Любые внешние организации, к которым мы примыкаем или не примыкаем, могут быть только формой, которая может облегчить или усложнить реализацию этих внутренних преобразований, основы которых заложены в самой национальной экономике.

Поскольку ВТО ликвидирует возможность протекционистской защиты отечественного производителя (я говорю не только о нас, но и о других странах – членах ВТО), постольку, под видом либерализации рынка, она тормозит развитие периферийных стран капиталистической экономики.

Если мы войдем в орбиту интересов западного капитала, прежде всего, промышленного транснационального, то многих российских производителей просто перекупят. Они будут включены в производственную цепочку уже как производители западной продукции. Так что рабочие места – останутся и возможно даже увеличатся, возможно, улучшится ситуация с выплатой заработной платы, с профсоюзным движением. На Западе профсоюзное движение – неотъемлемая часть экономики: они двести лет боролись за это. Но все производство будет руководиться не из нашего центра, а из неких других центров, транснациональных структур, которые строят эту глобальную производственную цепочку. Это – как с популярной идеей покупать не товары, а технологии производства товаров. Вроде бы, идея хорошая. Но подумаем: покупая технологии (с учетом того, что ничего «прорывного», сверхпередового нам, да и никому еще, никто не продаст: преимущества используются вначале изобретателями, а потом уже тиражируются), мы покупаем заодно и привязку к технике для этих технологий, к запасным частям, к источникам сырья (полупродукта) и рынку сбыта (если мы производим не готовый продукт, а его части). Т.е. мы включаемся в технологическую цепочку, руководство которой находится вне нашей экономики. И еще всю жизнь должны будем платить роялти за пользование этой купленной технологией. Раньше это называлось технологической привязкой развивающихся экономик к развитым.

Получается, вступление в России в ВТО может, в самом лучшем случае, дать некое движение вперед в социальном плане, прежде всего в плане обеспечения интересов трудящихся. И это может кому-то показаться неплохим вариантом – если люди готовы дальнейшую свою жизнь говорить на иностранном языке, то их, конечно же, все это устроит.

Но если людям важно, чтобы их дети и внуки все-таки помнили родной язык, жили в своей стране, управляемой своим правительством, а не из-за рубежа, думаю, здесь возможна некоторая настороженность.

Не всё определяется куском хлеба.

Мы помним старую историю про Исава, который променял первородство на тарелку с чечевичной похлёбкой, и помним, что из этого вышло.

Поэтому вряд ли нужно бросаться на эту тарелку, содержимое которой не так уж вкусно, как нам пытаются преподнести.

Записала Оксана Головко

Читайте также:

Кому в ВТО жить хорошо?

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
Прокачать язык, провести мастер-класс и помочь нуждающимся – что еще можно получить от путешествия
Казанская икона Божьей Матери не раз защищала нашу страну от бедствий. Сегодня этот образ Богородицы есть…

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: