Можно ли в современной Москве случайно обнаружить монументальную икону древнерусской живописи XVI века? Как распиливали шедевры перед отправкой за границу и почему это могло послужить их спасению от еще худшей участи.

Сейчас в музее русской иконы проходит выставка «Иконописные сокровища Российской Империи. Памятники XVIII – начала XX века из Третьяковской галереи и Музея русской иконы». А какие  иконы можно увидеть в постоянной коллекции музея? Об их особенностях, а также о том, как они оказались в музее, рассказывает Наталия Горькова, заместитель директора по экспозиционной и выставочной работе Музей русской иконы.

Спас Вседержитель. XVI век,  Москва.  156,0 х 104,0 см. Дерево, темпера

Икона впервые была представлена зрителю в 2015 году в стенах Музея русской иконы в рамках выставки «Служение Красоте. Древнерусское и народное искусство из собрания Воробьевых». Позднее образ вошел в основной фонд Музея русской иконы и занял ключевое место в постоянной экспозиции музея. Интересна история ее обнаружения двумя годами ранее. Тем более, что существовала некая уверенность: все подобного рода монументальные изображения Спасителя известны, изучены и опубликованы. 

Но однажды на «вернисаже» в Измайлово к Сергею Николаевичу Воробьеву, потомственному художнику и известному коллекционеру (коллекция семьи Воробьевых по праву считается лучшим иконным собранием послевоенного времени), обратился человек примерно с такими словами: «Я знаю, что вы собираете иконы и разбираетесь в них. У меня есть большая доска, и я хочу ее предложить только вам: всем известно ваше бережное отношение к древнерусскому искусству». Едва увидев огромную доску, с аляповатыми записями масляной краской, Сергей Николаевич, как человек глубоко и тонко чувствующий красоту иконы,  понял, что за этими слоями масляной краски скрывается нечто иное и вопрос о приобретении был решен. 

Он начал раскрывать икону, снимая слой за слоем поздние записи, и в конце концов дошел до авторского слоя живописи. Таким образом был обнаружен настоящий шедевр – древний образ Спаса Вседержителя, который по ряду стилистических признаков можно отнести к столичной иконописной традиции XVI века. Если говорить более точно, то исследователи относят икону ко второй четверти XVI века, то был всплеск интереса к рублевской иконографии, который приходится на эпоху Ивана Грозного, но вновь обнаруженный памятник свидетельствует о том, что такой интерес складывается раньше, уже в 1530-е, 1540-е годы. Позднее живопись будет более холодной, более официальной. Внушительных размеров  икона служила средником поясного деисусного чина иконостаса очень большого храма. 

Тонкость, мягкость, проникновенность письма обнаруженного образа направляют нас к знаменитому Звенигородскому чину (ГТГ), который был выполнен около 1400 года и связан с творчеством Андрея Рублева. Кроме того, это единственный древний памятник, который наглядно позволяет «реконструировать» знаменитую икону Спаса из Звенигородского чина, они совпадают как иконографически, так и в размерах.   Многие памятники начала XVI века следовали именно этой иконографии. К примеру, похожую иконографию мы видим на центральной иконе деисусного чина в Покровском соборе Рогожского кладбища и, конечно же, в среднике знаменитого поясного «Облачного» Деисуса из Третьяковской галереи, который в настоящий момент впервые представлен зрителю в стенах Музея русской иконы в рамках выставки «Иконописные сокровища Российской Империи. Памятники XVIII – начала XX века из Третьяковской галереи и Музея русской иконы».

Настоящий иконописный извод пришел к нам из Византии. Мы видим прикровенную десницу Спасителя окутанную до запястья гиматием, которая именословным жестом благословляет входящих – такие изображения использовались в византийском искусстве и на византийских императорских монетах, и показывают полноту власти Господа и Царя.

Богоявление. Собор Иоанна Предтечи. 1540-е годы, Псков. 22, х 19,1 см. Проклеенная ткань, темпера.

Двусторонняя икона-таблетка написана на ткани, пропитанной специальным составом, который делает основу плотной.  Эта икона входила в серию двусторонних святцев (так называемых «полотенец»), которые выкладывались на аналой в соответствующий праздник. На Руси эта традиция известна со второй половины XV века.  Подобных икон до нас дошло не много: техника их создания не предполагает долгой сохранности.

Икона из нашего музея, скорее всего, была исполнена псковским мастером, о чем свидетельствует характерный колорит с преобладанием коричневых,  особых красных и зеленых оттенков, а также свойственная только псковской традиции техника личного письма. 

На одной стороне иконы — сюжет Богоявления. Иоанн Предтеча делает активный шаг в сторону Христа, его согбенная поза показывает удивление и, можно сказать, настоящий ужас шок от понимания: ему приходится крестить Того, Кто должен, по его мнению, крестить Сам, и при этом изображение Христа выходит на первый план. 

Богоявление. Собор Иоанна Предтечи. 1540-е годы, Псков. 22, х 19,1 см. Проклеенная ткань, темпера.

Иконография имеет уникальную иконографическую деталь. Известны лишь три памятника, где в сцене Крещения Иоанн Креститель изображен с развернуты свитком, два из которых находятся в собрании Музея русской иконы, но на всех иконах свитки содержат разные слова Евангелия. На иконе-таблетке на свитке евангельские слова: «Ты ли грядеши ко мне, аз тобою требую (креститися…)» (Мф.3:14-15) 

На обратной стороне иконы изображена сцена крещения людей Иоанном Предтечей в реке Иордан. Подобная иконография складывается только к концу XV века. 

Поскольку на одной иконе с двух сторон изображаются сюжеты, посвященные Иоанну Предтече, можно предположить, что икона могла принадлежать к храму, посвященному этому святому.

Богоявление, из праздничного чина иконостаса. 1530-е годы. Псков. 76,9×53,0 см. Дерево, темпера.

Как и на иконе-таблетке – в руках у Иоанна Предтечи развернутый свиток. На свитке крупным текстом слова Евангелия: Се Агне/ць Бжiй / вземл/и грhхъ [Ин.1:29]. Обычно этот текст встречается в изводах, связанных с проповедью святого или там, где он изображен в образе Ангела пустыни. Здесь же это связано с глубокой символической темой передачи Божественного дара от Ветхого Завета Новому – встречи Мессии всеми ожидающими спасения праведниками, что графически выражено встречным движением Иоанна Предтечи и Спасителя.  

Как уже было отмечено, подобная уникальная деталь иконографии, где Иоанн Креститель изображен с развернутым свитком можно встретить только на иконе-таблетке (Музей русской иконы), о которой говорилось выше, и на иконе 1520–1530-х гг. празничного ряда собора Корнилиево-Комельского монастыря в Вологде, но текст на ней содержит другие слова Евангелия, которые подчеркивают великое смирение Господа, принимающего крещение от Своего раба: «Ты грядеш ко мне аз требую тобою крести  тися и рече ему Господь стави» (Мф. 3, 14–15). 

Любопытная деталь — посредине иконы полоса. Если приглядеться, становится ясно, что это шов так называемого «чемоданного распила». Дело в том, что в 70е – 80е гг., много предметов древнерусского искусства оказались на Западе. Часть предметов могла быть вывезена иностранными гражданами, которые по определенным причинам не проходили процедуру досмотра.  Существует мнение, что крупные иконы распиливали для того, чтобы они уместились в перевозимые ручной кладью дипломаты.

Мы купили эту икону и много других в Германии, у вдовы собирателя русских икон. Она — человек, отличающийся прекрасным вкусом, любовью и трепетом к русскому искусству. Ею и ее супругом был спасен не один иконописный памятник. Безусловно коллекционеры, у которых мы приобретали иконы — добросовестные приобретатели, которые годами разыскивали в Европе русские иконы, выкупали и бережно хранили их.

Да, распиливать и вывозить иконы – ужасно, с этим не поспоришь. Но мы не раз сталкивались с примерами, когда иконы, оставшиеся в Союзе, просто уничтожали, сжигали, использовали, как доски – мостки для перехода через лужи. Возможно, чемоданным распилом в итоге наша икона была спасена от худшего.

Богоявление, из праздничного чина иконостаса. 1520-е годы. Москва. 65,0 х 68,0 см. Дерево, темпера

Икона была прямоугольной, и, судя по ее размерам, входила в праздничный чин большого храмам. Круглой она стала во времена барокко, когда иконостасы переделывались и иконы могли подогнать под форму нового иконостаса. 

Икона относится к московской школе первой четверти XVI века, к эпохе, когда расцветали столичные художества, прямо ориентировавшиеся на византийское искусство. В это время в царских мастерских создаются прекрасные образцы, подобные нашей иконе, в которой мы видим спокойный колорит, удлиненные пропорции, мягкость линий, розоватые оттенки пейзажного фона, отсутствие напряженности. Ангелы с прикровенными руками предстоят при величайшем событии – Богоявлении. Извод достаточно лаконичный, но, в то же время, очень изысканный. 

Икона была куплена на аукционе Сотбис, и за нее шла очень серьезная борьба.  Сэр Ричард Темпл, собиратель, коллекционер, галерист, любитель древнерусского искусства из Лондона, очень хотел приобрести эту икону в свою коллекцию. И, несмотря на то, что прекрасно относится к нашему музею, сильно горевал, что икона досталась не ему. 

Спас Нерукотворный. Конец XV –начало XVI века. Ростов. 93,8 х 73,8 см. Дерево, темпера

В XV веке на Руси складывается особое почитание и особое распространение этого образа, который напрямую связан с византийской традицией. В основе иконографии лежит древнейшее предание о чуде, совершенном Христом, запечатлевшем свой лик на плате (мандилионе), который почитался как одна из главных святынь, связанных со Спасителем. Представленная в музее икона относится к особому иконографическому типу, отличительной чертой которого является отсутствие самого плата и особые пропорции лика Спасителя. Примечательно, что к тому же типу относится и небольшой византийский образ Спаса Нерукотворного XIV века, для которого был специально выстроен в Москве Спасо-Андроников монастырь и в котором он благоговейно хранился.  Но русские иконы Спаса Нерукотворного отличались от византийских тем, что Лик Спасителя изображался очень крупно, русские мастера наделяли этот образ чертами Пантократора, но, между тем, лишали его всякой экспрессии.

Эта икона, по мнению исследователей, относится к ростовской иконописной традиции. Известно, что ростовским мастерам удавалось использовать эту иконографию наиболее выразительно и цельно. Также мы отмечаем, что ростовская живопись конца XV – начала XVI века обладает особой выразительностью и лишена вещественной тяжести.

Иконы из чикагского ранчо

В 2015 году собрание Музея русской иконы пополнилось выдающимися памятниками XVI века из коллекции Дж. Освалдо Галанте (Чикаго, США). После смерти коллекционера наследники приняли решение продать часть коллекции, о чем стало известно сотрудникам Музея русской иконы. Нужно сказать, что мы тщательно следим за подобными событиями и незамедлительно реагируем на появление информации о продаже предметов русского иконописного искусства по всему миру. Благодаря такой деятельности на родину удалось вернуть сотни уникальных образцов, некоторые из которых вернулись в государственные музеи, из которых некогда были похищены. 

Поиск и возвращение русских икон в Россию основатель Музея русской иконы, меценат Михаил Юрьевич Абрамов считал своей особой миссией. К сожалению, трагедия, случившаяся в конце августа 2019 года, прервала его наполненную блестящими идеями и делами жизнь, но то, что он начал, мы надеемся продолжать и развивать.


При подготовке текста были использованы научные статьи и описания икон И.А.Шалиной, опубликованные в следующих изданиях, где И.А. Шалина выступает и как научный редактор:

  • Каталог МРИ. T. 1, 2010.
  • Каталог выставки «Служение Красоте. Древнерусское и народное искусство из собрания Воробьевых», 2015.
  • Каталог выставки «Новые открытия русской иконописи. К 10-летию основания Музея русской иконы», 2016.
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: