Илья любит футбол и греко-римскую борьбу, а еще хочет стать военным. Но больше всего он сейчас мечтает снова научиться ходить и бегать. В Рождество мальчик попал в беду — водитель сбил его на пешеходном переходе. После этого мальчик месяц пробыл в коме и перенес несколько операций. Чтобы снова встать на ноги, ему нужна реабилитация. Но очередной ее курс — платный, а родители еще не выплатили кредит за предыдущие.


На лавочке у дома сидят ребята и играют в «съедобное-несъедобное».

— Арбуз! — кричит ведущий.

12-летний Илья пытается поймать мяч, но из-за тремора в правой руке сделать это ему не удается. Мяч ударяется о землю, подпрыгивает и катится в сторону. Илья спокойно встает с лавочки:

— Ребят, а может, в футбол? — он подходит к мячу, слегка пинает его ногой и тут же падает.

Илья поднимается по лестнице

— Илья! — Елена, наблюдавшая за игрой, подбегает к сыну и с тревогой смотрит на него. — Ударился? Тебе не больно?

— Мам, да все нормально! Мне не больно! Просто в футбол давно не играл! — виновато улыбается Илья.

— Илья очень любит футбол, — продолжает Елена. — Ждет не дождется, когда снова побежит по полю с мячом. Он с самого детства был очень живой, всегда в движении. Сесть и мастерить что-то руками — не его. И на авиамоделирование пытался ходить, и в художественную школу. «Мам, я спортсмен!» — сказал сын. И все! Кроме футбола он еще занимался греко-римской борьбой. Летом катались с пацанами на велосипедах, зимой — на горках, которые сами же заливали. 

Илья с семьей

С 7 лет Илья в вице-кадетском казачьем классе, — продолжает она. — Школа обычная, это не кадетский корпус. У них там строевая и огневая подготовка, езда на лошадях, фланкирование, танцы, уроки православия. В церковь ребята ездят, поют с хором. У Ильи прадед по отцовской линии казаком был. Еще и со старшего брата Вадима берет пример. Он тоже кадет. Оба хотели в будущем военными стать. Но сейчас у Ильи одна мечта — встать крепко на ноги и вернуться в школу к ребятам.

Илью сбили прямо на пешеходном переходе

Вспоминать о том, что произошло полгода назад, в Рождество, Елене очень тяжело. Утром они с мужем поехали поздравить его маму, а мальчишки — Илья и Вадим — ушли на футбол. У Ильи в тот день были соревнования. Команда заняла 3-е место. Брат ходил с ним за компанию — поддержать. Вторая половина дня была свободна, и они с друзьями отправились гулять по городу.

Примерно в 7 часов вечера 14-летний Вадим позвонил домой: «Мам, мы с Илюхой домой идем. Свари нам пельмени!» 

До аварии

— Я уже начала ужин готовить, когда Вадим снова позвонил, но уже на телефон мужа. Сказал, что Илюшу сбила машина, и положил трубку. Мы были в шоке и сразу же бросились туда. Когда мы прибежали на место ДТП, Илью уже забрала скорая. Мужа и старшего сына один из очевидцев повез на своей машине следом. Меня тоже ждали: «Вы мама? Поехали!» Представляете, совершенно чужие люди отвезли меня в больницу, — рассказывает Елена.

О том, что именно случилось на нерегулируемом пешеходном переходе, она узнала позже от очевидцев. Компания ребят переходила дорогу по «зебре». Маршрутное такси, увидев их, притормозило, как и большинство других машин. Не притормозил только 19-летний водитель легкового автомобиля. Он, напротив, прибавил скорость — хотел проскочить. Не вышло.

До аварии

От сильнейшего удара о капот машины Илья отлетел в сторону на несколько метров. Его друзья, которые чудом не пострадали, были в таком оцепенении, что не сразу поняли, что делать. 

Из маршрутки выскочила девушка. Она первой подбежала к Илье, села рядом на корточки и держала за руку до приезда врачей. К счастью, скорая оказалась на месте уже через две минуты — возвращалась с вызова именно по этой дороге.

— Мозг у меня тогда будто отключился, — вспоминает Елена. — Я слушала врачей и не слышала их.

Они говорили, что сын в крайне тяжелом состоянии: в коме, подключен к ИВЛ, у него тяжелая черепно-мозговая травма, сломан таз, лопатки… Из Волгограда выехала бригада Центра медицины катастроф. Когда Илью осмотрел нейрохирург, он сказал: «Я вас в Камышине не оставлю! Возможности лечить его здесь нет. Парень просто не выкарабкается».

Хлопала в ладоши и пела, пока сын не пришел в себя

В три часа ночи на реанимобиле Илью повезли в Волгоград. Там ему сделали трефинацию, чтобы удалить скопившийся воздух и сгустки крови внутри черепа. В черепной коробке просверлили небольшое отверстие с помощью короткого бурава – трефина. 

На реабилитации

От ИВЛ мальчика отключили только на 10-й день, установили трахеостому (искусственное дыхательное горло). Срастить кости таза пытались, зафиксировав ноги в позе лягушки.

— Весь февраль сын находился в коматозном состоянии, но при этом глаза были открыты. Врачи говорили: «Это хороший знак». Советовали разговаривать с ним. Я ставила рядом с кроватью стульчик и читала Илье книжки. Включала «видеоприветы» от одноклассников, ролики про футбол. Пела песни. Реакции первое время не было никакой. Илья лежал и смотрел в одну точку. 

Я хлопала в ладоши, звенела колокольчиком, ходила туда-сюда вокруг кровати до тех пор, пока однажды не заметила, что у сына чуть двигаются зрачки. Когда он впервые приподнял руку, пытаясь дотронуться до мобильного, мы поняли, что он приходит в сознание, — рассказывает Елена.

Свой 12-й день рождения Илья провел в больнице. Ни на праздничный торт, ни на шарики, ни на поздравления он никак не реагировал. Зато примерно через неделю у него началась живая реакция на телефонные звонки. А вскоре он стал показывать зубы, язык, кивать головой и даже улыбаться.

— Когда нас с Ильей перевели в палату, врачи из реанимации продолжали к нам заглядывать.

Удивлялись: «Лена, вы что с сыном делаете? Колдуете над ним? У вас такая динамика! И так быстро!»

— «Да мы просто занимаемся каждый день!» — отвечала я. Муж купил азбуку, я показывала сыну буквы, потом учила складывать слоги. Илья ничего не говорил, но уже слышал, — вспоминает Елена.

Когда мальчику первый раз поставили заглушку на трахеостому, чтобы он учился дышать сам, Елена попросила: «Илюша, попробуй что-то сказать». 

— И он сделал вот так: «А-а-хааа». И тут же заплакал. Я так испугалась, что побежала за нейрохирургом. А он мне: «Не переживайте! Возможно, Илья первый раз после травмы себя услышал», — продолжает она. — Вскоре сын говорил по слогам: «ма-ма», «жи-раф», «е-жик». А когда я спрашивала, сколько будет 1 плюс 2, показывал на пальцах «3». Еще он стал присаживаться на кровати, и мы высадили его в коляску. 

Голову он держал сразу. У борцов ведь шея сильная. Если бы Илья спортом не занимался, все было бы намного хуже, считают родители.

— Незадолго до выписки нейрохирург нам сказал: «Вы у нас чудо! Только не вздумайте останавливаться, если уж идете напролом!»

Денег на реабилитацию нет, но без нее не восстановиться

Елена пообещала и врачу, и себе: не останавливаться. Из больницы сразу отвезла сына в бесплатный реабилитационный центр в Волгограде. А потом они с мужем взяли кредит, чтобы оплатить курс восстановления в Москве. 

— Первые две недели было ощущение, что сдвигов нет вообще. Сыну было очень тяжело. Боль, слезы, даже отказ заниматься. А потом как пошло у него все! Илью подняли с кресла, поставили на ноги, научили ходить сначала с помощью ходунков, потом — скандинавских палок. Научили удерживать в руках стакан и даже резать колбасу для пиццы. Как он радовался! Благодаря занятиям с логопедом намного улучшилась речь.

Из реабилитационного центра Илья уезжал такой счастливый: «Мама, я скоро смогу не медленно ходить, а быстро! А может быть, и бегать!» — рассказывает Елена.

Илье осталось совсем чуть-чуть до полного восстановления. Но еще один курс реабилитации его родные оплатить не смогут. Сумма для них слишком большая. Еще не выплачен первый кредит, взятый на лечение. 

Подозреваемый в совершении ДТП, к сожалению, так ни разу и не навестил Илью, не говоря уже о помощи в оплате лечения. Дело сейчас находится в прокуратуре и вскоре будет передано в суд. Но до выплаты компенсации, если будет принято решение о ее выплате, пройдет еще очень много времени. 

Илье нужно восстановиться сейчас, пойти в школу, взрослеть и развиваться наравне со сверстниками. Помогите ему!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.