Главная Общество
Историков могут преследовать за их точку зрения? Протоиерей Георгий Митрофанов — о новом законопроекте
Фото: Фото: Елена Лукьянова
Новый законопроект запрещает публично отождествлять роли СССР и Германии во Второй мировой войне. Четыре комитета Госдумы его одобрили. К чему могут привести эти поправки, объясняет протоиерей Георгий Митрофанов.

Историков могут преследовать за их точку зрения? Протоиерей Георгий Митрофанов — о новом законопроекте

Но как добиться исторической правды без свободной дискуссии
Фото: Фото: Елена Лукьянова
Протоиерей Георгий Митрофанов
Новый законопроект запрещает публично отождествлять роли СССР и Германии во Второй мировой войне. Четыре комитета Госдумы его одобрили. К чему могут привести эти поправки, объясняет протоиерей Георгий Митрофанов.

Протоиерей Георгий Митрофанов — профессор, доктор богословия, заведующий кафедрой церковной истории Санкт-Петербургской духовной академии, настоятель храма святых апостолов Петра и Павла.

Законченной картины истории не существует

Законченной картины исторического прошлого не существует. По мере того, как человечество живет, оно это прошлое продолжает изучать. И чем большее количество источников исследуется, чем более свободно историки могут их изучать, интерпретировать, ведя между собой дискуссии, тем скорее мы можем приблизиться к той самой подлинной истории, которую заповедал нам Бог. 

Вот почему, с моей точки зрения, ни в коей мере не должно существовать стремления дать какую-то законченную версию истории, ее идеальную концепцию — таковой просто не может быть. Или это будет, как это было в советское время, мифологизированная история, когда историков принуждали не стремиться воссоздать реальную историческую картину событий, а дать определенного рода ее идеологически обоснованную версию.

Христианство открыло человечеству глубокий смысл истории, потому что оно по сути своей исторично. Христос приходит в этот мир в определенную эпоху, определенную культурно-историческую среду в качестве живущего в конкретном историческом времени человека, который отвечает на вызовы этого времени: нравственные, религиозные, общественные — какие угодно. Служение Иисуса Христа здесь, на земле, наполнило историю смыслом.

С этой точки зрения для христианина познавать историю означает познавать замысел Божий о человеке и человечестве. Поэтому изучать реальную историческую картину для христианина — это прежде всего постигать ту историю, которую благословил и попустил нам пережить Господь. Во многом мы познаем Бога через историю. 

Поэтому историческое исследование предполагает не какую-то достигаемую законченность или определенность, а продолжительный, растягивающийся, может быть, на многие века процесс постижения исторической истины, как это имеет место в процессе постижения научной истины во многих сферах человеческого знания.

Когда история подменяется мифотворчеством 

То, что сейчас тема именно Второй мировой войны обсуждается сторонниками единой универсальной концепции, обусловлено одним: в советское время история в значительной степени подменялась пропагандистским мифотворчеством.  

Когда прошло время и стало возможным свободное исследование нашей истории, в том числе истории ХХ века, возникло желание опровергать те или иные аспекты этого мифа. Стали создавать новый миф: советскому мифу о Второй мировой войне противопоставили антисоветский. 

И здесь проявились свои крайности, история вновь стала предметом не изучения специалистами, а обсуждения публицистами и пропагандистами.

И все же от многих идеологически ангажированных мифов и версий в предшествующие десятилетия нам удалось освободиться. Скажем, многие компетентные историки в разных странах мира очень хорошо представляли себе, когда, кто и в каком количестве уничтожал польских военнопленных офицеров в Катыни и нескольких других местах заключения. Но мы упорно отрицали сам этот факт, хотя у нас лежали документы. Мы отрицали существование секретных протоколов пакта Молотова — Риббентропа, хотя и эти документы находились в архивах Политбюро в одном из 16 запечатанных пакетов, на каждом из которых стоял гриф «Вскрыть только с разрешения генерального секретаря». И только в конце 80-х годов мы эти документы обнародовали.

Некоторые темы в истории Второй мировой войны обходили молчанием. Это естественно, потому что люди связаны своими представлениями, политическими и идеологическими пристрастиями, но дело историков заключается в том, чтобы все это обозначить, зафиксировать и высказать то, что не было высказано. 

И любая попытка остановить этот процесс автоматически приводит к тому, что знание истории подменяется мифом об истории. История становится уделом не ученых-специалистов, а пропагандистов. И через это испытание далеко не всегда с честью проходили историки советского времени.

Лучший способ отстаивать историческую правду — свободная дискуссия

Поэтому принять то, к чему нас толкают новые законопроекты, означает в значительной степени перечеркнуть свободные исторические исследования последних двух-трех десятилетий и, по существу, навязать нам опять очередную версию истории, которая потом будет опровергаться не учеными, а пропагандистами, только с другим идеологическим знаком. Нельзя же ходить по замкнутому кругу. Пушкин ведь не случайно сказал: «Мы ленивы и нелюбопытны». Мы склонны подменять труд историка наитием какого-нибудь велеречивого мифотворца, особенно если за ним стоит административный ресурс.

Самым лучшим способом отстаивать историческую правду всегда был один — свободная дискуссия, с привлечением как можно большего числа первоисточников, возможность высказывать разные точки зрения. 

Дерзну сказать, что, например, введенный в европейских странах запрет отрицать Холокост вплоть до вынесения наказания в уголовном порядке уже себя изжил. Я нисколько не сомневаюсь, что Холокост был и что это ужасное преступление. Но если есть люди, которые в этом сомневаются, с ними нужно спорить, но не затыкать им рот, ибо это скорее заставит предположить какую-то скрытую правду в их словах. Их мнения следует выносить на свободную дискуссию. Историки не должны смотреть по сторонам, опасаясь, что их будут преследовать за высказанную точку зрения.

Подводя итог, я бы вспомнил мысль нашего великого религиозного философа Владимира Сергеевича Соловьева: «Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности». Отталкиваясь от этой цитаты, я бы сформулировал свое собственное кредо. 

Я верю в Бога как православный священник. Как русский православный христианин я надеюсь на то, что Господь имеет попечение о России. И, будучи церковным историком, я убежден, что только свободное историческое исследование, только свободная историческая дискуссия помогут нам понять то, что Бог думает о нас в вечности.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.