Иван на войне с лимфомой Беркитта

|
Три года назад у мальчика не было бы шансов. Но теперь у него есть оружие для борьбы с лимфомой Беркитта. Лекарство уже изобретено и известно, осталось лишь немного помочь и стать союзниками вместе с фондом “Православие и мир”.

Если называть вещи своими именами, это война. Где, с одной стороны – третья стадия лимфомы Беркитта, зловредного, быстро развивающегося и агрессивного онкологического заболевания. А с другой – Иван Литвинов, 14-летний улыбчивый подросток из украинского Днепропетровска.

Как и положено герою, у Ивана – синие глаза и русые волосы, он спокоен, улыбчив и уверен в себе. Он, между прочим, старший брат в многодетной семье. После него идут Маша, Гриша и Коля. И, значит, Иван за них – на всю жизнь в ответе.

Но сейчас он на войне.

Эта война началась еще зимой, и сперва Иван ее проигрывал. Так бывает даже с великими полководцами. Диагноз поставили не сразу, а когда поставили, все уже было плохо: три десятка швов, невозможность лечиться дома, но Иван бился. Потому то его дело правое – жизнь.

А еще потому, что у Ивана есть серьезная мечта: стать священнослужителем. Именно это он считает делом жизни и именно таким образом рассчитывает принести людям пользу. «Знаете, я смогу сделать много добрых дел. И многим помочь», — говорит Иван.

И в этом нет ни заносчивости, ни подростковой бравады: спокойная уверенность взрослого человека. Он знает, зачем и для чего ему так необходимо.

Летом рак стал отступать. Пятиться. Иван с мамой приехали в Москву, их положили в одну из лучших клиник Восточной Европы – клинику имени Димы Рогачева. Битва против лимфомы Беркитта была трудной: семь химиотерапий, аутоимунная пересадка, капельница, антибиотики, уколы, катетеры. Но, наконец, врачи заявили, что знают одно новое средство, которое могло бы помочь Ивану в его войне.

И вот это – ужасно важная подробность. Еще десять, семь, пять лет или даже три года назад все средства в войне Ивана против рака врачи бы признали исчерпанными. И рак, наверняка бы уже торжествовал победу.

Но ровно потому, что тысячи таких людей, как Иван, по всему миру самоотверженно и страстно сражаются против рака, медицина не стоит на месте. Ученые-биотехнологи придумывают все новые средства, а лучшие на свете врачи первыми про них узнают и предлагают пациентам. На обывательском, нашем с вами языке, это называется шанс.

Шанс на победу.

Имя у шанса для Ивана – «Имбрувик». Современное таргетное (то есть, прицельное) противоопухолевое средство, считающееся ингибитором протеинтирозинкиназы.

Если по-военному, “Имбрувик” – это диверсант. Он прокрадывается в тыл опухоли и отрезает пути, по которым ей из организма поступает всякого рода снабжение. На войне тот, кто остается без еды, воды и подкрепления – обычно проигрывает. Так и с опухолью.

Первый курс “Имбрувика” показал, что это тот самый союзник, который был нужен Ивану: судя по результатам КТ, его опухоль значительно уменьшилась. Врачи говорят, лечение надо продолжать как минимум до февраля следующего года. И тогда, есть надежда, что Ванина опухоль уменьшится настолько, что ее можно будет оперировать. И это уже будет не просто шанс на победу, это будет настоящая финальная битва добра со злом, в которой Иван должен победить.

Но есть нюанс: “Имбрувик” – страшно дорогой союзник. Вот этот самый курс – который до февраля 2018-го года – стоит больше миллиона рублей.

И теперь нам с вами надо решить, на чьей мы стороне в войне между Иваном и лимфомой Беркитта.

По-моему, это даже не обсуждается.

Темы дня
Лучшие события культурной Москвы 2018-2019 по версии «Живого общения»
На следующий день после праздника Рождества Пресвятой Богородицы Православная Церковь отмечает память родителей Девы Марии -…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: