Три месяца назад у Миланы лопнул сосуд в голове, произошло внутримозговое кровоизлияние. Врачи сделали ей трепанацию черепа, убрали сгустки крови, заменили пластиной удаленную часть черепа. Состояние Миланы было очень тяжелым. Никаких прогнозов врачи не делали. Но первый же курс реабилитации дал результат: Милана с трудом, но начала говорить отдельные слова, ходить. Пока остаются парализованными правая рука и правая нога. Курсы реабилитации необходимо продолжать, и есть шанс на полное восстановление.


Милана лежала на полу, изо рта шла пена

– Милана, напиши свое имя, – говорит логопед.

Девочка удивленно поднимает брови, потом берет карандаш и пишет левой рукой на листе бумаги печатными буквами слово «мама».

– Мама – вот она, рядом. Посмотри! А твое имя – Ми-ла-на. Оно пишется вот так: буква «м», потом «и», «л», «а», «н» и «а», – логопед одну за другой выводит на листе буквы. – Можешь повторить?

Милана старательно повторяет букву за буквой – прямо под словом «мама».

Милана с мамой и братом

– А почему она вместо своего имени написала «мама»? – Мадина переводит взгляд с дочери на логопеда.

– Это первое слово, которое она вспомнила и смогла написать после инсульта.

Три месяца назад – 4 июня – Милана должна была сдавать третий по счету экзамен – по географии. Она заканчивала 9-й класс и планировала поступать в медколледж. Мама разбудила ее ровно в 8 утра: «Милаш, просыпайся! На экзамен опоздаешь!» Милана вскочила с кровати, начала быстро одеваться. Белую блузку и черную юбку она погладила еще вечером. Оставалось быстро позавтракать и бежать в школу.

– Утром у нас обычно суета. Я что-то делала по дому.

Помню, спустилась со второго этажа, а дочка на кухне, на полу лежит. Я подбежала к ней: «Милана, что с тобой?!» У нее зрачки огромные, пена какая-то изо рта.

Я поняла, что она не упала, а просто сползла, задев спиной холодильник. Локти у нее были содраны. Я подумала, может, это обморок от голода или от волнения. Начала ее холодной водой обливать. Пыталась ей попить дать, а у нее глотательного рефлекса нет. Потом ее стало рвать. Мы с мужем быстро перенесли дочку на диван. Она взяла в руки мобильный телефон и с трудом напечатала «завтра болит пола». Что она хотела сказать? Голова болит или затылок? Мы тут же вызвали скорую, – рассказывает Мадина.

Милана до болезни

Пока ехала скорая, Милана кричала от боли. Ей сделали три укола. «Это волнение перед экзаменом. Мы ее сейчас в больницу отвезем, а через час ее отпустят», – успокоил Мадину врач. Она позвонила классному руководителю дочери и сказала, что та на экзамен прийти не сможет. Не смогла Милана и самостоятельно сесть в машину скорой. Папа нес ее на руках.

– Когда мы приехали в больницу, Милана была уже без сознания. Мы ей: «Милаш! Милаш!» А она не реагирует. Ее отвезли в инфекционное отделение больницы и стали делать гастроскопию. В желудке обнаружили небольшой сгусток крови. Может, она надорвалась, когда ее рвало. Ей поставили капельницу. В какой-то момент Милана сильно закричала и схватилась рукой за лицо. Рука так и застыла в этом положении. Я смотрю на мониторы – у нее пульс 40. «Быстрее сюда!» – крикнула я врачам. Они испугались ужасно. Завотделением на руках отнес Милану на КТ. Помню, вышел после обследования, а на нем лица нет. Сказал, что у Миланы обширное кровоизлияние. Я потеряла сознание, – рассказывает Мадина.

Одноклассники Миланы даже отказались от выпускного

Заведующий отделением нейрохирургии, куда немедленно перевели Милану, признался родным, что в его врачебной практике такое впервые – кровоизлияние у ребенка. Он собрал консилиум из лучших врачей Владикавказа, связался с коллегой, который когда-то работал в НИИ имени Бурденко в Москве. Операция, которую в срочном порядке делали Милане, длилась 6 часов. Ей удалили сгустки крови из головного мозга, закрыли удаленную часть черепа пластиной. Состояние Миланы было крайне тяжелым. Двое суток она была в коме, потом потихоньку начала приходить в себя. Родных она узнала только на шестой день.

Милана в больнице

– Она была очень испугана. Наверное, не могла понять, где находится и что вокруг нее за люди. «Милаш, ты упала, ударилась головой, поэтому ты здесь», – пыталась объяснить я. Милана не могла сказать ни слова, только плакала. Мне пришлось сказать, что мы с папой будем рядом – в палате за дверью, чтобы хоть как-то ее успокоить. Когда мы вышли из реанимации, моя старшая дочь, Зарина, тогда сказала: «Мам, я никогда не забуду ее глаза!» – вспоминает Мадина.

В больнице Милана провела 21 день. Из них десять в реанимации. Знакомые и незнакомые люди, узнав о том, что с ней случилось, приносили в больницу свечи, иконы, а когда встал вопрос о платной реабилитации – передавали родным деньги, кто сколько мог. Одноклассники Миланы даже отказались от выпускного. Всю собранную сумму они отдали ее маме.

Прямо из больницы, на скорой, Милану отвезли в аэропорт. Ее уже ждали в московском реабилитационном центре.

«Я наблюдала за занятиями и понять не могла, как мозг так работает. Милана всегда училась на «4» и «5», а тут буквы запомнить не может. «П», «н» и «т» постоянно путает. Цифры 2, 3, 4 забыла, а 6, 7, 8 помнит.

Логопед ей читает предложение: «В саду растет красивая…» – и показывает на рисунке калину. Милана трогает губы, качает головой: «не могу». Я ей даю подсказку, говорю, что первая буква «к» – Катя. Она пишет. Дальше букву «а» может сама написать, а как пишется «л», не знает. Бывает, по слогам прочитает целое предложение, а повторить его еще раз не может. Дежурные слова «да», «нет», «не хочу», «ужас», «спасибо» она спокойно употребляет, а предложения из них составить не может», – рассказывает Мадина.

Благодаря первому курсу реабилитации Милана начала потихоньку ходить, говорить отдельные слова, писать левой рукой. А главное – снова начала улыбаться. Особенно когда к ней в гости приходят друзья. Для девочки, чья жизнь совсем недавно в прямом смысле висела на волоске, это огромный прогресс. Причем за достаточно короткое время.

С братом

Реабилитацию нужно продолжать

Нерабочей у Миланы пока остается правая рука, и правую ногу она подволакивает при ходьбе.

– Я очень хочу, чтобы мой ребенок стал прежним. Мне ее так жалко. Миланка же с детства была очень активной, живой, жизнерадостной. Танцевать очень любила. Три года назад ее включили в подгруппу нашего Государственного академического ансамбля «Алан». Столько планов было. Она ведь и не болела никогда. Даже врачи удивились, что у нее в карте одни обходные листы. А когда с ней такое случилось, нам сказали, что у нее врожденная патология кровеносной системы, – говорит Мадина.

Милана с семьей

Милане очень важно продолжать реабилитацию. Тогда она будет лучше ходить, к ней вернется речь, начнет работать правая рука. Реабилитация платная. Для родных девочки это очень большие деньги. Помогите Милане полностью восстановиться!

Фото: Андрей Багаев

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: