К врачу идти не хотела, когда обнаружили рак – был шок

|
 “Я ведь в жизни никогда не болела”, - говорит Людмила Федоровна. Долго пыталась лечиться сама, а когда пришла к врачу и обнаружили рак, был шок. Сейчас ей нужна срочная операция.
К врачу идти не хотела, когда обнаружили рак – был шок
До болезни

Мечта стать врачом осталась мечтой

Людмила Федоровна в детстве мечтала быть врачом. Ей хотелось ходить в белом халате и лечить людей. Она даже в пионерском лагере всегда выбирала курсы медсестер. Но мечта так и осталась мечтой. «Цена ошибки – человеческая жизнь! Это большая ответственность! Нужно многое знать!» – повторяли родители. И отговорили…

Мама хотела видеть свою дочь педагогом. Возможно, потому что сама им фактически так и не стала. Выучиться выучилась, но всю жизнь проработала на заводе шлифовщицей.

Там же, на заводе в Ногинске, работал и папа Людмилы Федоровны – наладчиком станков.

А Людмила Федоровна, оставив детскую мечту, поступила в училище на кассира-контролера.  С подругами за компанию. Но по специальности она проработала всего два года. Потом устроилась на телеграф и осталась там до пенсии. Сначала была телеграфисткой, потом – телефонисткой.

До болезни

Последние четыре года она пенсионерка. Живет в Ногинске, в доме, который когда-то своими руками построил ее отец – доме, в котором она выросла.

Мы искали хозяев, спрашивали

Родителей уже нет в живых. И главная ее опора – дочь Лена.

С ними в доме живут еще четыре существа.

– Самый любимый и веселый у нас – полосатый Сема. Он моложе всех. Очень любит играть и таскает в зубах наши шарфы. Его подбросили к калитке. Мы искали хозяев, спрашивали, чей он. Никто не отозвался… Мы и забрали!

котенок Сема

 

Рыжий Пушок – ласковый мальчишка. Я нашла его совсем маленьким в коробке у магазина. Кто-то выбросил…

Черная с белой грудкой Джессика – очень ласковая девочка. Мы нашли ее на улице…

А первой появилась у нас черная Ляля. Она спокойная и немного диковатая. Я подобрала ее 8 лет назад возле гаражей, недалеко от работы.

Все они у нас очень ласковые, забираются на колени, мурлычут, –  с теплотой рассказывает о своих котиках и кошечках Людмила Федоровна. – Знаете, как они мне обрадовались, когда я из больницы вернулась! Они и у ног терлись, и мяукали. Сейчас вот снова придется оставить… На дочку».

К врачу идти не хотела

– Я ведь в жизни никогда не болела, – продолжает она. – Ну, руку ломала, ногу ломала. Давление с возрастом иногда стало повышаться, но чтобы долго болеть – нет!

У меня дом, хозяйство… В огороде овощи выращиваю, цветы. В конце лета закрутки на зиму делаю. Маринованные огурчики люблю, варенье из кабачков…

Работы полно. Животных нужно накормить. В доме – кошки. Во дворе – собака Дарья. Дворняжка. Мы ее щенком на остановке подобрали… Дел много! Если время свободное – газетку почитаю, телевизор посмотрю.

Когда мне сказали, что у меня рак, у меня такой шок был!

Свой диагноз Людмила Федоровна узнала совсем недавно. А началось все осенью прошлого года – с ноющей боли в животе. Отравление? Гастрит? Людмила Федоровна надеялась, что скоро все само собой пройдет. И проходило. Но всего на несколько дней. Потом боль возвращалась. Она пыталась лечиться. Сама. Перепробовала разные препараты – от всех предполагаемых болезней. К врачу идти не хотела.

Только когда белки глаз стали желтыми и почувствовала себя совсем плохо, обратилась к врачу. В больнице ей сделали УЗИ брюшной полости, нашли камни.  Поставили диагноз: острый калькулёзный холецистит, внутрипечёночная билиарная гипертензия, механическая желтуха.

За десять дней до Нового года ее срочно госпитализировали. И установили внутрипечёночный чрезкожный дренаж – для быстрого оттока желчи и снятия желтухи.  Еще через несколько дней удалили желчный пузырь.

Послеоперационный период был очень тяжелым – с высокой температурой. Врачам снова пришлось вставлять чрезкожный дренаж. Температура держалась несмотря на то, что кололи антибиотики и анальгетики.

Нужно срочно остановить желтуху, чтобы начать химиотерапию

В начале января пришли результаты гистологии. Врачи констатировали: «высокодифференцированная аденокарцинома желчного пузыря с инфильтрацией опухолью всей стенки. Опухоль прорастает все слои стенки и врастает в паравезикальную клетчатку». Они вынули дренаж, сделали контрольное УЗИ брюшной полости, чтобы исключить перитонит на фоне подтекания желчи, взяли контрольные анализы крови и мочи.  И направили Людмилу Федоровну в Московский областной онкологический диспансер в Балашихе.

Сейчас ей нужна срочная операция. «По словам врачей, у меня непроходимость внутрипечёночных желчных протоков и холедоха. И еще сильная, с каждым днём нарастающая, желтуха. Ее можно устранить только установкой стентов в двух местах сужений.

Проблема в том, что сужения находятся в сильно изогнутых местах желчных протоков. Пластиковые стенты, которые включены в программу ВМС и предоставляются государством, туда просто невозможно поставить. Врачи объяснили, что пластиковый стент жёсткий, плохо проходящий по линиям изгибов. Есть большая вероятность повреждения и даже разрыва желчного протока, истечения желчи, перитонита или внутреннего кровотечения.

Сделать наружное чрезкожное дренажирование также невозможно, потому что протоки сильно сужены. Дренаж туда просто не войдёт. Единственное спасение – постановка металлических стентов», – объясняет Людмила Федоровна.

И смущенно добавляет:

– Знаете, мне никогда никто в жизни не помогал. Я всегда надеялась только на себя. Но сейчас просто безвыходная ситуация! На лечение я истратила все деньги, какие были. Мне нужно год откладывать пенсию, чтобы собрать эту сумму. Но идет сильная интоксикация организма. Времени нет. Нужно срочно остановить желтуху. Потом можно будет начать курс химиотерапии.

Институт хирургии имени А.В. Вишневского готов помочь Людмиле Федоровне. Прогнозы врачей оптимистичные. Справиться можно! Операция будет проведена по квоте – бесплатно. Но металлические стенты в программу ВМС не включены. Людмиле Федоровне их нужно купить самостоятельно. Стоимость одного стента  «Бостон» – 70 000 рублей. Их нужно два. Всего – 140 000 рублей.

Давайте поможем Людмиле Федоровне вернуться домой к ее кошкам. И к дочери Лене. Горе может случиться с каждым. В наших силах продлить жизнь.
Вы можете помочь разово или оформить регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 200, 300 и более рублей на программу «Ре-Миссия Жить», в рамках которой подопечным нашего фонда с различными онкозаболеваниями оказывается помощь в приобретении лекарств, оплате операций и курсов реабилитации.

Темы дня
Тае назначают лекарства «методом тыка», а приступы возвращаются
«Свободы много, правды мало» и другие важные слова
Как жители дома в Москве борются против "заразной" онкологии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: