Как моя мама провела незамеченным конный отряд

|
"Мама часто рассказывала, как голодали, как собирали колоски на поле, как варили картофельные очистки и каким дивным, неземным лакомством были «конфетки» из моркови. Еще она рассказывала, как через деревню проходили немцы…" Истории о своих родных героях вспоминает Наталия Кузнецова.
Как моя мама провела незамеченным конный отряд

Моя мама – Назарова Зинаида Демидовна, во время войны жила с родителями в Тульской области. У них в семье было семеро детей: Николай, Александр (1923 г.р.), Анна, Петр, Зинаида (1929 г.р.), Надежда (1939 г.р.), Михаил (1941 г.р.). Старший – Николай Демидович, перед войной закончил артиллерийское училище, прошел всю войну, имеет награды, сейчас живет в Херсоне (Украина). Второй сын – Александр Демидович ушел на войну из армии, был несколько раз ранен, награжден, после войны жил в Вологодской области, погиб в 1980 году.

Остальные – не воевали по малолетству, но тоже пережили войну. Сейчас из семерых живы только четверо.

Сдернула с головы фуражку и сказала, что не пацан

Мама часто рассказывала, как голодали, как собирали колоски на поле, как варили картофельные очистки и каким дивным, неземным лакомством были «конфетки» из моркови. Еще она рассказывала, как через деревню проходили немцы…

А один эпизод она даже сама записала – привожу его полностью:

«Мои родители – уроженцы Тульской губернии, родились и жили в Тульской области Епифанского района (ныне Кимовский). Папа – Назаров Демид Трофимович – родился в 1887 году, а мама – Василиса – в 1901. В 1934 году папа был арестован и выслан по адресу: Западно-Казахстанская обл., город Уральск, не знаю по каким статьям он был осужден, но и маму с детьми, нас уже было пятеро, тоже выслали туда же.

Когда мы уехали в г. Уральск, мне было 5 лет, а там я окончила 4 класса. А в 1941 году папе разрешили вернуться обратно – помню, что после освобождения из-под стражи он сказал маме «Сталин издал указ: сектантов, не имеющих заговора контрреволюции, распустить всех без исключения».

Папа уехал раньше, а мама с детьми должна была ехать в июне. А нас у мамы уже было семеро – самому младшему брату было 3 месяца и сестренке 2 года 4 месяца. И вот, когда нас грузчики с парохода переправляли в поезд, мама высунула голову в окно, спросила: что же такое, кто пляшет, кто плачет – женщина крикнула маме – «Ты что, не знаешь? война!». Мама закричала, заплакала, стала просить, чтобы нас опять пересадили на пароход, но грузчики сказали, что они делают то, что им приказали.

Так мы в первые дни войны вернулись на свою родину и всю войну пережили здесь. Увы, ни жилья, ничего не оказалось в своей деревне. Помню: приехало из района начальство, разговаривали с папой, извинялись и оказали содействие в устройстве семьи. Директор совхоза “Молодёнки” сбежал и нас поселили в его доме, пока в деревне Бутыровке (папино и наше место рождения) нам готовили место под постройку дома.

И вот, во время жительства в директорском доме, в одну снежную ночь, к нам в дом постучали. Папа открыл дверь – вошло много мужчин и спросили, где немцы. Папа показал на зарево пожарища, и сказал: жгут село Красное.

Командир попросил проводить их, ну, папа им показал на меня, что я все тропинки тут знаю, а я ходила в брючатах и в фуражке, под которую прятала свои косы. А брата Петю, который был постарше меня, папа не отпустил – боялся, что он не вернется домой, уйдет с отрядом.

Вот я их и повела через реку к деревне Муравлянке, там рос терник, где можно было пройти незамеченными, коней провели в обход, а сами проползли на коленях по тропинке через терн. Вышли в редкий березняк, из которого за Стрелицами (это была роща такая) был виден пожар в селе Красном. Командир подал мне руку и сказал: «Живы будем – найду тебя, пацан», а я, сдернув с головы фуражку, сказала, что я не пацан, и он очень удивился.

А потом от жителей поселка Бучалки, где были шахты, мы прослышали, что конный отряд из леса растрепал фашистов. Но ни имени этого командира, ни названия отряда мы не знали, поэтому найти их после войны не удалось».

Весь побелел, когда увидел меня под кустом и медведя

Мой дядя Саша – Назаров Александр Демидович, 1923 года рождения, русский, беспартийный, в РККА с 23.03.1942, красноармеец, сапер.

Из наградного листа: “Несмотря на потерю здоровья, вызванного четырьмя ранениями… все боевые задания выполнял честно, проявляя смелость и отвагу. Под интенсивным огнем противника в составе взвода проявил максимум энергии, строя мост через канал Быстры. В г. Хайльсберге на пути движения наступающих войск обнаружил и обезвредил четыре противотанковые мины противника, упредив потери наших войск… достоин правительственной награды – ордена “Красной звезды”

У меня нет его военных фотографий, где-то были послевоенные – не нашла.

Вот он тут на семейном фото – сзади по центру, второй по счету из семерых детей (старшего – дяди Коли – здесь нет).

После войны уехал в Вологодскую область, женился, вырастил трех дочерей. Умер в 1980-м на какой-то дальней заимке, где сторожил приготовленный к сплаву лес (говорили, что убили, потому что не дал лес увезти, но дело то ли не завели, то ли быстро закрыли).

Учил меня находить в речке Верденьге таких странных червячков, живущих в полых палочках, и ловить на них рыбу в речке Кубинке… Однажды взял с собой на ночную рыбалку (тайком от моей мамы, т.к мне было лет шесть всего, кажется). Взял меня за лесной малиной – тоже всего однажды: весь побелел, когда увидел меня под кустом, а медведя – над кустом. Больше решил не испытывать судьбу и приносил мне малину в плетеных туесках все лето, пока меня не забрали обратно в Москву.

Царствие Небесное всем вам, дорогие! Вечная, светлая, добрая память.

Источники: сайт “Наша Победа”фейсбук Наталии Кузнецовой

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Если праздник Успения – это радость, почему мы готовимся к нему постом
Почему организация «Справедливая помощь» Елизаветы Глинки оказалась в центре скандала и уголовного дела

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: