«Как
Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
«Дочь занималась с репетитором четыре раза в неделю по два часа, а сдала на 65 баллов», — удивляются родители, потому что некоторые выпускники готовились к ЕГЭ три месяца и получили высший балл. Что делать, если надеялись на бюджет, а оказались в конце рейтингового списка, и можно ли поступить в университет без репетиторов — об этом родители анонимно рассказали «Правмиру».

«Забыла пропустить клеточки — результат 68 баллов»

— Пап, извини, пожалуйста. Столько денег на репетиторов, и все из-за моей невнимательности…

Так сказала Настя М. своему папе Александру, когда вернулась домой после базовой математики. В самом начале экзамена она обратила внимание, что бланк нужно заполнять особым образом, — и пришла в ужас. Настя поняла: два дня назад на ЕГЭ по литературе она забыла пропустить клеточки между заданиями в тестовой части. Из-за этого должны были снять минимум 15 баллов. Такая ошибка не подается на апелляцию, поэтому исправить уже было ничего нельзя.

— Ну все нормально, не переживай, — ответил ей папа.

Литература была первым экзаменом Насти, к нему она готовилась полтора года, писала хорошие сочинения. Репетитор привык, что его ученица все делает идеально. Как-то раз, проверив ее работу, не удержался и в три часа ночи прислал сообщение: «Настя, что случилось? Почему у тебя это сочинение не такое хорошее, как все остальные?»

— У Насти потом истерика, она рыдает из-за этой ерунды, переживает: «А вдруг я не сдам?» — вспоминает Александр. — Хотя все были уверены, что она-то сдаст точно, потому что столько готовиться и не сдать — это надо постараться. И все учителя говорили нам, что баллы будут выше 90.

В то утро, когда пришли результаты, Настя сидела на кухне, ела хлопья с молоком. Увидев на экране цифру 68, подумала, что это какой-то пробник или старая работа. Но это был экзамен.

— Мы потом смотрели саму работу: там еще закрались ошибки по невнимательности. И для всех это было удивлением. С другими экзаменами, к которым она готовилась гораздо меньше, все вообще не так. Русский написала на 100, а занималась три месяца. Английский сдала на 96, хотя потратила на него полгода. И литература — 68, когда полтора… Ну, это странно.

Из-за литературы Настя не поступила на журфак МГУ по бюджету и пошла на контракт. На втором курсе она хорошо закрыла сессию, и ее перевели на бюджет.

«В медицинский? Вы сильно богатая или сильно умная?»

Света К. поступила в медицинский со второго раза. В 10-м классе она решила стать стоматологом, но знала, что на эту специальность всегда самые высокие проходные баллы. Сначала она усиленно готовилась сама, но в 11-м классе мама наняла ей репетиторов.

— У нас семья не такая обеспеченная, я одна, — рассказывает «Правмиру» Марина, мама Светы. — Репетиторов по химии и биологии мы взяли в 11-м классе, а по русскому языку — так и вовсе в последний месяц. Это очень поздно, обычно начинают заниматься за два года. Поэтому репетитор сразу сказал Свете, что на высокий балл она рассчитывать не должна. Но выбора не было. По финансам это тяжело: на занятия нужно ходить по несколько раз в неделю, а химия и биология — это и так очень дорого.

«Все равно ты у меня самый умный» и еще 7 фраз, которые лучше не говорить перед ЕГЭ
Подробнее

По профессии Марина соцработник, платное обучение они с дочерью не рассматривали вообще. Когда Света приходила писать ЕГЭ, у нее был «дикий страх»: она понимала, что решается ее жизнь. Девочка сидела над заданиями и чуть не плакала. После каждого экзамена чувствовала, что баллы будут низкими.

— Этап ЕГЭ был самым стрессовым в нашей жизни. Света сдала плохо. Откровенно плохо. Химия была 55 баллов, биология 62, русский 79. Я поддерживала ее всячески, говорила: «Что-нибудь придумаем». Но сама тоже очень сильно переживала. Помню: я — в слезах и Света — в слезах. Потом предложила ей попробовать на платное. Мы бы смогли, хоть это и было бы почти неподъемно. Света не согласилась.

Тем не менее выпускница подала документы в несколько вузов. 

Она прошла на бюджет в педагогический на учителя химии и биологии, но не захотела связывать свою жизнь со школой и решила год поучиться в медицинском колледже на сестринском деле.

— Я всегда считала, что она не сможет учиться в медицинском, в семье у нас никогда не было медиков, а я сама очень боюсь всех этих терминов, — делится Марина. — Когда Света поступила в колледж, я была уверена, что сейчас она проучится год, поймет, что это не ее, и поступит в другой вуз. И каждый раз я удивлялась, когда она радостная приходила домой после практики.

После первого курса колледжа Света решила пересдавать ЕГЭ и снова попробовать поступить в вуз. Но теперь она вообще не готовилась и только в последний месяц открыла демоверсии экзаменов, чтобы посмотреть изменения. Еще она взяла целевое направление в стоматологической поликлинике: по нему поступать проще — проходные баллы намного ниже. Когда девушка поступала в первый раз, взять его не получилось — все места к тому моменту уже были заняты.

Русский, неожиданно для себя, Света пересдала на 91 балл. Химию смогла повысить на один балл, биологию — на два. С целевым направлением она прошла в смоленский медуниверситет на факультет стоматологии.

— Многие нас отговаривали поступать и после колледжа. Когда Света проходила медкомиссию, врач, который писал заключение, спрашивал: «Куда собралась? В медицинский? Ты что, сильно богатая или сильно умная?» Ее так испугала эта фраза! Она боялась, что вообще не потянет учебу, потому что рассказывали какие-то невероятные истории про коррупцию и про то, что учеба там запредельно сложная, что многих отчисляют. Но это не подтвердилось. Тот, кто хочет учиться, учится. Я всегда Свету поддерживала в ее выборе и сейчас очень горжусь, потому что она никого не послушала и выбрала ту профессию, о которой мечтала. Медицинский оправдал ожидания на 100%, и Света безумно счастлива.

«Мы разрешали ей гулять только по субботам» 

— Открываем сайт — а там 65… Мы сначала подумали: «Данные не наши?» Нам не верилось, что она на столько баллов сдала. Казалось, что не может такого быть. Наша дочь уже начала говорить, что будет сдавать ЕГЭ в следующем году, пойдет работать или в колледж. Что делать дальше, мы вообще не знали, — вспоминает Ирина Д., мама Маши.

Девочка училась в языковой школе с первого класса, поэтому другие направления, кроме филологии и лингвистики, она не рассматривала — упор всегда был на языки и литературу. Родители впервые решили нанять репетитора в девятом классе, чтобы дочь готовилась к ОГЭ по русскому. Когда она получила высший балл, стали выбирать будущий университет.

— На лингвистику была нужна литература, в некоторые вузы требовалось обществознание, — рассказывает Ирина. — Я очень хотела, чтобы она поступила в Санкт-Петербург в педагогический, это была моя мечта. Сначала Маша эту идею отвергала, хотела остаться в Воронеже, но потом согласилась. В общем, вариантов у нас было два: либо Питер, либо Воронеж, если не пройдем. Желателен был все-таки бюджет.

Девочка начала готовиться к литературе с тем же репетитором, с которым занималась в девятом классе, с ним же продолжала заниматься русским языком.

— Мы решили, что Маша будет ходить к репетитору четыре раза в неделю по два часа. В десятом классе она еще работала на хороший аттестат, репетитор ее особо не нагружал. В одиннадцатом мы добавили репетитора по французскому. Стало потяжелее, потому что учителя в школе не давали никаких поблажек, а успевать по всему было невозможно. Иногда, например, ей давали дополнительную самостоятельную по химии, зная, что она этот предмет сдавать точно не будет. Из-за этого мы иногда ссорились с учителями.

Мама и папа настраивали Машу, что она должна сдать все ЕГЭ на 100 баллов, репетиторы — тоже.

Родители от них никогда не слышали жалоб на дочь, Маша действительно старалась. Занятия обходились не очень дорого:

— Нам очень повезло, потому что репетитором по русскому и литературе была наша соседка, она брала 700 рублей за два часа, — говорит Ирина. — По французскому языку тоже платили символически, это была Машина прошлая учительница. Во второй половине одиннадцатого класса мы взяли репетитора по обществознанию — на всякий случай решили сдать дополнительно.

— Чтобы Маша все успевала, мы разрешали гулять ей только по субботам, — продолжает Ирина. — По-разному бывало… Иногда она меня уговаривала отпустить, но мы с мужем пытались быть твердыми: «У тебя ЕГЭ, тебе в мае уже сдавать. А ты гулять собралась?» Да, она нервничала, но в итоге шла и садилась за учебу.

В конце марта 2020 года всех закрыли на карантин, и у Маши появилось еще больше времени для занятий. Выпускница организовала себе такой режим: вставала в восемь-девять утра, отправляла домашнюю работу в школу (в конце года это не всегда было нужно) и продолжала готовиться к ЕГЭ: читала произведения, решала КИМы, смотрела вебинары, ходила к репетиторам или занималась с ними по «Скайпу». И так было каждый день.

«Я убитый человек, который хочет сдохнуть». Школьница про ЕГЭ
Подробнее

— Я никогда не приходила проверять, что Маша делает в своей комнате, — рассказывает Ирина. — Могла бы, наверное, и ничего не делать, но наша дочь понимала, что должна поступить на бюджет, а отдыхать будет потом.

За десять дней до экзамена по литературе репетитор сказал Маше: «Ты будешь ходить ко мне каждый день». И Маша ходила. Она прочитала все произведения школьной программы, все считали, что за два года девушка подготовилась блестяще.

Но оказалось, что главная проблема не в подготовке, а во времени, которое отводится на сам экзамен. За три часа 55 минут выпускнику нужно написать четыре мини-сочинения, одно большое и решить тестовую часть. Последнее сочинение Маша писала сразу в бланк за полчаса до конца, чтобы успеть хоть что-то.

— Посмотрели ошибки. Баллы сняли как раз за сочинения — с каждого по чуть-чуть, и это дало большой минус.

Я была очень расстроена… Но смирилась быстрее, чем думала, — вспоминает Ирина. — А вот наш папа как-то резко отреагировал.

Сказал: «Раз такие баллы, значит, недостаточно хорошо готовилась». По русскому мы надеялись на 100, а вышло — 89. Здесь уже переживали не так сильно. Балл неплохой, однако хотелось, конечно, больше. С французским тоже не получилось — 76, но мы знали заранее, что так будет — он не особо адаптирован под ЕГЭ.

Документы решили все равно подавать не только в Воронеж, но и в Санкт-Петербург. Поступление в 2020 году было дистанционным, что тоже добавило родителям головной боли: не всегда было понятно, куда что отсылать, какие документы нужны, а какие нет. На ксерокопии и сканы потратили, по словам Ирины, «целое состояние».

Как будет проходить ЕГЭ в 2021 году?
Подробнее

— Дома принтера нет, подавать нужно все в электронном виде. Ты приходишь, распечатываешь, Маша ставит подпись — и сразу сканируешь. А сканирование тоже денег стоит. И там эти заявления по 15-20 листов, плюс еще другие документы, дипломы… Прослеживать рейтинг было сложно, сайты постоянно падали из-за большого количества посещений. Их обновляли раз в полчаса. Смотришь: только что были на третьем месте, а через час — уже на 50-м. И ты понимаешь, что можно уже не пытаться…

Второй волны семья не ждала нигде — на бюджет Маша все равно бы не прошла. В итоге она платно поступила в Российский государственный гидрометеорологический университет в Санкт-Петербурге. Его нашли в последний момент: там оказались посильная цена и интересная специальность. 

«Готовился к ЕГЭ два месяца — и сдал на 100» 

Вечером после ЕГЭ по физике Максим А. сидел в своей комнате и думал, что все провалил. К тому же в этот день должны были прийти результаты по русскому языку. Узнать их было страшно: Максиму казалось, что в сочинении он написал «полную дичь». Раздался звонок — это была классная руководительница, вся в слезах:

— Максим, Максим!..

Максим ничего не понимал. Ему и так было весь день плохо, а здесь еще и классный руководитель плачет.

— У тебя 100 баллов по русскому! — кричала она сквозь слезы.

— Это шутка? Может, ошиблись, школа не то присылает?

— Нет, точно, точно!

Через несколько минут Наталья, мама Максима, тоже начала плакать от радости — ее сын к русскому языку почти не готовился.

Максим долго не мог определиться, куда поступать. Сначала он хотел стать телеоператором, но довольно быстро осознал, что оценивать себя нужно трезво: в телевизионном требуют серьезную подготовку к творческому конкурсу. Максим открывал программу вступительных испытаний, видел список фильмов, которые нужно посмотреть к собеседованию, и у него «отвисала челюсть». 

— Когда Максим только пошел в 11-й класс, у нас было несколько слезных вечеров, — рассказывает Наталья. — Я очень переживала, видя все эти метания, успокаивала его. 

В итоге он решил, что пойдет либо в технический вуз, либо в Военный институт железнодорожных войск и военных сообщений в Санкт-Петербурге: там учились его знакомые, говорили, что это престижно.

— На военное уговаривали поступать и в военкомате: «И зарплаты большие, и квартиру дадут, и девушки будут за вами бегать», — рассказывает Наталья. — Папа тоже мечтал, чтобы Максим стал военным.

В технический и военный вузы нужны математика и физика. Знаний, которые давали в школе, для ЕГЭ не хватало — у преподавателя были другие классы, ему нужно было заниматься не только с самыми сильными, но и с отстающими. В 11-м классе Максим стал ездить по субботам на курсы при энергоинституте — на автобусе, почти за 70 километров от его дома.

— Платное обучение для нас было самым последним пунктом, — говорит Наталья. — Оно не очень дорогое, но все-таки. Курсы обошлись нам около 30 тысяч за все занятия. Это дешевле, чем нанимать репетитора.

Каждую субботу Наталья будила сына в шесть утра. Особенно сложно было зимой. Гладила по голове, кормила, отправляла на остановку. На курсах его ждали три часа математики и три часа физики. Остальные предметы в школе, как сам считал, он тянул на общем уровне. Но шел на золотую медаль — старался ради репутации.

В апреле Максим понял, что у него проблемы с сочинением по русскому. Оно давалось трудно, главная боль — аргументы. Но сил особо готовиться уже не оставалось. Он рассчитывал, что наберет 80–85 баллов.  

В целом год прошел спокойно, зато конец мая и начало июня семья описывает словом «кошмар»:

— У него на столе лежала куча книжек, куча бумажек, куча тестов… Просто закрывался в комнате и начинал заниматься с утра до ночи. Чем ближе экзамен, тем больше паники. До ЕГЭ вся комната, все стены были увешаны листочками, в браузере было какое-то немыслимое количество вкладок.

Когда Максим не справлялся эмоционально, я могла заплакать, видя, что ему плохо. После каждого экзамена старалась успокоить: «Все нормально, все нормально».

Пока не узнавал результат, он думал, что сдал ужасно.

На консультации перед экзаменом классная руководительница, которая преподавала русский язык, сказала, что ждет от него 100 баллов. Так и вышло. Баллы по физике и математике были на уровне 70. «Это очень хорошо для таких предметов», — говорит Наталья.

Но в последний момент Максим передумал и отказался от военной академии. Он уже прошел медкомиссию и мог бы поехать на испытания, но пообщался с выпускниками и решил, что хочет свободно распоряжаться своим временем. Подумал идти на мехмат МГУ, но понял, что поступить туда шансов точно нет.

В июле знакомые семьи посоветовали подать документы в МГТУ им. Баумана. Максим выбрал аэрокосмический факультет. По рейтингам прошлых лет он уже знал, что, скорее всего, пройдет. Так и получилось. Только на собеседовании декан, увидев 100 баллов по русскому, посмеялся: «Ты к нам зачем пришел?» 

«Решила перепоступать и выучила английский сама»

«Ну что ты молчишь? Я теперь плохая дочь?» — спрашивала Юля Д. по телефону у своего отца. Он долго молчал в трубку, а потом сказал всего одно слово: «Да».

Юля собиралась отчисляться со второго курса Санкт-Петербургского госуниверситета. Она училась на отделении рекламы и хотела перепоступать на востоковедение. Услышав эту новость, ее мама тоже помолчала, но быстро взяла себя в руки: «Как знаешь. Это твой выбор». С папой Юля не разговаривала месяц.

Как поступить в вуз, если ты не гений и не миллионер? Педагог Константин Поливанов — о ЕГЭ и нечитающих детях
Подробнее

После 11-го класса Юля сдавала русский, историю и обществоведение. Денег на репетиторов у родителей не было, в школе кто-то из преподавателей пытался готовить класс к ЕГЭ, а кто-то принципиально не хотел натаскивать детей на тесты «как собак». Поэтому Юля решила заниматься сама: каждый день изучала новые темы и прорешивала определенное количество заданий. К дате ЕГЭ получилось так, что успела все пройти и даже повторить.

— Было страшно, что без репетиторов ничего не получится, потому что они обычно подсказывают какие-то хитрости экзамена, а у Юли могли быть только книги. Все равно казалось, что люди, которые платят, знают что-то большее. Но в итоге баллы были хорошие: русский 98, история 98, общество 86, — рассказывает Елена, мама Юли.

Юля хотела уехать из родного Кемерова в Санкт-Петербург и подавала документы только в один университет.

— Мы не настаивали, что дочь должна жить с нами или поступать куда-то поближе: «Что хочешь, то и готовь, куда хочешь, туда и поступай», — говорит Елена.

Юля поступила, но быстро разочаровалась в своей специальности. Решила отчисляться во втором семестре второго курса и поступать на востоковедение. Туда требовался английский, который она после школы знала плохо, а денег на курсы не было. Девушка попросила помощи у своих одногруппниц, и они бесплатно объяснили ей некоторые вещи, слушали устную речь. Но готовилась Юля в основном снова сама: занималась грамматикой по книжкам ЕГЭ, решала тесты, читала художественные произведения.

— О перепоступлении Юля сообщила нам весной, еще до того, как официально отчислилась. Потом, спустя месяц, мы с мужем приняли ее решение как данность. Когда она сдавала ЕГЭ, мы уже успокоились, поддерживали ее всячески. По английскому Юля получила 93 балла и сразу поступила на ту специальность, которую выбрала.

Сейчас девушка учится на востоковедении на третьем курсе и ждет, когда возобновят зарубежные стажировки. В своем выборе она не разочаровалась — говорит, что здесь ей дают хорошие знания, а на рекламе говорили лишь о том, «какая это нужная специальность».

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.