«Благословляю
Фото: Надежда Яркова / kazanskoe-nikolay.ru
Фото: Надежда Яркова / kazanskoe-nikolay.ru
«Не зря вы, батюшка, мне позвонили, благословили и молились за нас. Мы чудом смерти избежали», — сказал прихожанин. В то утро отец Анатолий ошибся номером. Эта и другие истории сельского священника — в рассказе Елены Кучеренко.

Елена Кучеренко

— Я Витьку говорил: «Витек, бросай ты курить», — рассказывал мне отец Анатолий, знакомый сельский священник. — А он: «Не могу!» «Что — не могу? Помолись, и все получится. И я за тебя помолюсь…»

Мы сидим у батюшки на кухне, пьем чай. И он рассказывает свои «поповские» истории. А истории эти — простые-простые. Но прикасаешься к той «простоте», и сердце теплеет. И хочется так же верить, так же Бога любить, людей. И так же просто жить.

«Курить не умеет, а туда же…»

Вот история о том, как Виктор, прихожанин его, курить бросил.

Подружились они, кстати, еще до того, как тот к вере пришел. Оба пчелами занимались — и батюшка, и Витя.

— Он — дядька взрослый, старше меня, — рассказывал отец Анатолий. — Я его на «вы». А он — мне: «Что ты мне все выкаешь? Ты — Толик, я — Витек, все нормально».

Только когда Витек уверовал и в храм начал ходить, он сам стал отца Анатолия на «вы» называть.

— Тут уже я ему: «Ну договаривались же. Ты — Витек, я — Толик. Нормально все». А он такой: «Батюшка, я не могу сейчас с вами на “ты”, хоть убейте».

В общем, поехал как-то Витек с отцом Анатолием в Курскую Коренную пустынь. На службах стоят, молятся.

— Я вспомнил, что у него проблемы с куревом были, смолил, как паровоз, — говорил батюшка. — Уже и здоровье пошатнулось. Ну и помолился за него.

И сам Витек молился… А это такое место, там такая благодать. Все плохое уходит.

День проходит, второй… Замечает отец Анатолий, что вроде и не пахнет табаком от Витька.

— Вот и не кури, — говорит. — Потерпи. А после нашего паломничества вообще о сигаретах забудешь.

На третий день смотрит — Виктор его бочком обходит и глаза прячет.

— Покурил, что ли?

— Батюшка, даже не знаю, как сказать-то. И курил, и нет.

— Это как?..

Не выдержал Витя:

— Покурю в самый-самый последний раз. Потом — точно все.

Вышел из монастыря. А там рядом рынок и ярмарка. Достал сигарету из пачки, затянулся.

— И тут меня чуть не вырвало, — рассказывал Виктор батюшке. — Кашляю, аж кишки выплевываю. И кажется мне, что вонь такая от сигареты, как будто кто-то в нее вместо табака кизяков напихал. И трещит еще…

Для интеллигентных горожан: кизяк — это высушенный навоз.

— «Ладно, — думаю, — бракованная, наверное». Достал вторую — тот же эффект. Опять чуть не вывернуло. И стреляет, как петарда: «Дышь-дыщь-дыдыщь»! Люди на меня косятся, улыбаются. Дурак великовозрастный. Курить не умеет, а туда же… Плюнул, выбросил пачку и пошел в монастырь.

Больше Виктор сигарет в рот не брал. А при встрече пенял отцу Анатолию:

— Ну вы, отец, помолились так помолились. Какой же вы Толик после этого… Теперь я вас тем более на «ты» не смогу называть.

«Благословляю родить!»

О батюшкиной молитве в тех местах вообще легенды ходят. Хотя сам он только посмеивается над этим.

Началось все так… Есть у нас с ним общая знакомая. Сейчас у нее двое сыновей, а тогда она первого донашивала. Точнее — перенашивала. И вот сидит отец Анатолий у той семьи в гостях, чай пьет. А Лариса жалуется:

— Сколько можно… Еле двигаюсь. Скорее бы уже…

— Ну, благословляю сегодня родить! А я помолюсь, — сказал батюшка.

И помолился. Она тем же вечером и родила. Я, кстати, крестной стала, а отец Анатолий — крестным.

Два года прошло, сидит он опять у них в гостях, день рождения крестника празднует. А Лариса вторым беременна.

— А помните, батюшка, как вы меня родить благословили? — спрашивает с улыбкой.

— Помню. Ну и сегодня благословляю! Чтобы в один день праздновать.

— Так ведь две недели еще…

Но благословение — не воробей. Вылетит — не поймаешь. Этим же вечером, уже по традиции, Лариса родила. И у двух сыновей день рождения 15 января.

Я, кстати, по всем вопросам деторождения благословение и молитвы только у отца Анатолия прошу. Чтоб уж наверняка.

На эту тему у нас много шуток было. Но если серьезно, то священническое благословение и молитвы — это не просто слова.

Неслучайный звонок

Есть у отца Анатолия история про неслучайный звонок.

В очередное свое паломничество в Курскую Коренную пустынь (а батюшка очень любит этот монастырь, у него с ним многое связано) проснулся он на рассвете и прихожанину позвонил. Они договорились рано утром созвониться. Но случайно ткнул на другое имя. Тоже знакомого. Понял, что не туда, и сбросил, чтобы человека не будить. Но звонок прошел.

— Перезванивает мне этот страдалец и говорит сонным голосом: «Ну раз вы меня, батюшка, разбудили, то благословите и помолитесь».

Отец Анатолий и благословил. Потом на монастырской службе за всех, кого вспомнил, помолился.

Фото: Надежда Яркова / kazanskoe-nikolay.ru

— А за тех бедных людей — сугубо. Которых я сна лишил, — рассказывал батюшка. — И чувствовал почему-то, что очень им молитвы сейчас нужны. Я, конечно, молитвенник — так себе. Но уж как есть…

Только закончилась служба, перезванивает ему тот человек:

— Не зря вы, батюшка, мне позвонили, благословили и молились за нас. Мы чудом смерти избежали.

Оказалось — в то утро переходил этот мужчина с сыном дорогу. По пешеходному переходу, все как положено. И вдруг на огромной скорости вылетает машина и проносится в миллиметрах от них. Только чудом не сбила.

— Если честно, я сразу почувствовал, что тот звонок был не случайным, — признавался отец Анатолий.

Как Господь веру испытывал

— А есть у меня одна история, прямо наглядная, — говорил отец Анатолий. — Я ее всем рассказываю как пример… Была у меня прихожанка, Лидия Петровна, Царствие ей Небесное. Умерла уже.

Пришла она как-то к отцу Анатолию и рассказывает, что какое-то время назад у нее на ноге появился панариций. Это нагноение такое. Ходить больно, хромает сильно. Врач прописал какую-то мазь и сказал — если не поможет, будут резать.

Но дела делать надо. Пошла Лидия Петровна с этой своей больной ногой на рынок. И встречает другую женщину. Она тоже в храм приходила, но время от времени — на Крещение, Пасху. И та вторая тоже хромает.

— У тебя что?

— Панариций. 

— И у меня тоже.

Обсудили свои дела и разошлись по домам.

Прошла неделя. Опять на рынке встречаются. Лидия Петровна так же хромает и собирается уже на операцию. А вторая — скачет, как козочка, и спрашивает:

— Лид, ты хромаешь до сих пор? А я вот к бабке-колдунье съездила. Она мне на ногу что-то вылила, пошептала немного, и все прошло. Хочешь, адресок дам?

Лидия Петровна признавалась, что хотела уже согласиться. Сколько можно мучиться-то. А следом другая мысль: «С ума, что ли, сошла? К колдунье она собралась! Да пусть лучше мне этот палец отрежут, но я Бога не предам. Да хоть всю ногу!»

— Батюшка, представляете, на следующий же день все прошло, — закончила она свой рассказ. 

А у той, второй, к сожалению, скоро проблемы начались.

— Господь же веру проверяет, — говорил мне отец Анатолий. — Она без дел мертва. Подождал немного, посмотрел на человека, услышал: «Прости меня, Боже, за мысль такую. Да хоть ногу пусть отрежут…» Это же исповедничество. И награду дал. И на земле, и ТАМ венец уготовил.

«Николай Чудотворец — молодец!»

Самого отца Анатолия Господь тоже не раз испытывал. А он верит Ему — чисто и искренне, без тени сомнения. И повторяет все время:

— Насколько же близок к нам Господь! Как Он милостив. Как любит Он человека…

Даже в невзгодах не забывает это.

— Помню, был у нас момент… Матушка пятым беременна, а у нас ни денег, ни еды, — рассказывал он. — Так обстоятельства тогда сложились. Дома только пачка крупы. И машина сломалась. Хоть плачь… А я вдруг подумал: «Раз такая ситуация, что, кроме Бога, мне сейчас надеяться не на кого, то точно Он нам сейчас поможет. Господи, не оставь!»

Фото: Надежда Яркова / kazanskoe-nikolay.ru

В этот же день ему кто-то денег пожертвовал. Не на храм, а именно его семье. И все налаживаться стало. Господь руками людей сотворил чудо.

А еще помню историю… Мы поехали к свекрови. Она недалеко живет. И накануне праздника Николая Чудотворца навестили батюшку. Накупили сладостей для его детей, кучу всяких киндеров, сникерсов, и привезли.

Смотрим — радуются все, хохочут, ликуют прямо: «Чудо! Чудо! Вот Николай Чудотворец молодец!»… Ничего не понимаем.

— Да просто дети на праздник сладостей хотели — киндеров, сникерсов, шоколадок всяких, — улыбался отец Анатолий. — А денег — в обрез. «Молитесь Святителю Николаю, — говорю, — он что-нибудь придумает». А тут вы… Спасибо вам, и Богу спасибо. Насколько же Он близко к нам. Вроде бы мелочь — шоколадки. А слышит и спешит порадовать… Любит.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.