В преддверии Прощеного воскресения мы решили рассказать читателям несколько историй из жизни – о том, как люди прощали, когда простить было нелегко. Сегодня такой историей делится писатель Наталия Сухинина.

Эта история произошла в Абхазии. Седой старик ждал вечером своего сына – молодого парня, который отправился на встречу с армейскими друзьями. Но вместо сына на его двор ветром влетел всадник на коне с криком: «Отец, за мной гонятся, выручай!»

Наталия Сухинина

Наталия Сухинина

Давид (так звали старика) впустил незнакомца в сарай, спрятал его коня. Только управился – вот она, погоня. Оказывается, догоняют мерзавца, который только что убил человека.

На вопросы, не видел ли он кого, старик ответил, что никого не видел, не выдал прятавшегося у него: все-таки гость, а гость в Абхазии – это серьезно, из поколения в поколение передается традиция, как нужно обращаться с тем, кто пришел к тебе в дом. Восточное гостеприимство – это не пустой звук… Когда преследователи ускакали, накормил гостя.

Стал ждать сына. Дождался: привезли его на телеге, мертвого. Убили в случайной горячей ссоре.

Не сразу, но старик понял, что убийца его сына там – на чердаке, им же самим, Давидом, спрятанный.

В сердцах схватил пистолет, хорошо, друзья сына решили, что он собрался застрелиться, и уговорили отложить оружие… Похоронили сына.

А тот, гость-убийца, все оставался на чердаке. Уже три дня без еды. Старик разрешил ему выйти, накормил, на рыдания и просьбы простить отвечал сурово: «Прекрати!»

Оказалось, что убийца его сына – сам совсем еще ребенок, который один воспитывает младшую сестрёнку. Зовут его Беслан. Так же, как и убитого сына старика. Отец его утонул год назад, спасая чужого ребенка, мать от горя умом тронулась. Вот и стал Беслан главой семьи в свои неполные 18 лет.

Старик предложил Беслану пожить у него: «А то ещё дров наломаешь, джигит. И сестрёнку привози. Будем жить, места хватит». Никакой злости, ненависти, а тем более жажды мести в сердце Давида уже не было. Он простил и принял Беслана.

Спустя какое-то время юноша явился в милицию с повинной. А Давид остался его дожидаться и воспитывать девочку – Мананну.

Да, абхазские законы гостеприимства незыблемы, за ними – века и века традиций, за ними – голоса предков. Но явно человеку в душе нужно иметь что-то большее, чтобы вот так, до конца, до самого донышка собственного сердца – простить убийцу родного сына и принять его как второго сына…

Эта история прощения легла потом в основу моего рассказа «Горький мед с далёкой пасеки».

Записала Оксана Головко

Читайте также:

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: