Как
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Фиктивные прививки и покупка поддельных сертификатов в России не редкость. За полгода полиция возбудила 503 уголовных дела за распространение поддельных сертификатов вакцинации, установлены 293 фигуранта, выявлено 216 интернет-ресурсов, продававших фальсифицированные документы. Российские ученые разработали тест, способный определить, делал ли человек прививку или нет. Действительно ли этот тест поможет бороться с фиктивной вакцинацией? Об этом в своем блоге рассказывает молекулярный биолог и научный журналист Ирина Якутенко.

Ирина Якутенко

На днях академик Гинцбург, глава института имени Гамалеи, где разработали «Спутник», заявил, что его сотрудники создали тест, позволяющий отличить привитого от непривитого [1]. Использовать тест предлагается в больницах, куда привозят людей со средним и тяжелым течением ковида. Говорит такой пациент: «Не работает ваша вакцина, вот я привился, а все равно лежу теперь в прон-позиции на кислороде». А врач ему: «А ну-ка, мил человек, давай проверим, как ты привился» — и, хопа, тест показывает, что наврал мил человек, не прививался он ничем, а сертификат купил.

Идея заманчивая, учитывая, что масштаб покупки сертификатов в России, видимо, неприятно существенный. Но как возможно проверить человека, ведь вакцины не остаются в организме и через несколько дней никакого вколотого вещества уже нельзя обнаружить — привет антипрививочникам, уверенным, что вакцина застревает в теле навсегда и через N лет сделает с этим телом что-то плохое? Вакцина не остается, но остаются выработанные после взаимодействия с ней антитела — и именно их новый тест использует в качестве доказательства честности или лживости пациента. Целевые вакцинные антитела нацелены на спайк-белок коронавируса, и они плюс-минус одинаковые и у привитых и у, например, переболевших.

На самом деле это не совсем так, и у привитых, особенно мРНК-вакцинами, антитела более качественные, так как направлены на самые уязвимые места спайк-белка, плюс у них нет ненужных антител на другие коронавирусные белки, например на N-белок, которого в вирусной частице много, но антитела против которого никак не помогают остановить размножение вируса. Однако эти минорные отличия невозможно отловить тестом: эффективные антитела вырабатываются и после болезни, а сравнение их количества никак нельзя считать однозначным доказательством чего-либо.

Но в случае «Спутника» есть одна зацепка. Эта вакцина доставляет в клетки ген спайк-белка коронавируса при помощи другого вируса, называемого вирусом-вектором. Этот сам по себе безвредный вирус заражает клетки, заставляя их синтезировать спайк-белок — и свои собственные белки, закодированные в геноме вируса-вектора. Соответственно, организм привитого выработает антитела не только к спайк-белку SARS-CoV-2, но еще и к белкам вируса-вектора. И именно эти антитела ловит разработанный в институте Гамалеи тест. Красиво и однозначно — да, но не совсем.

Зачем людям антитела. И что они делают, когда в организм попадает коронавирус
Подробнее

В качестве вируса-вектора в «Спутнике» используют два типа ослабленных аденовирусов, вирусов, вызывающих обычные простуды. В первой дозе ген спайк-белка в клетки доставляет аденовирус двадцать шестого типа (Ad26), во второй — пятого типа (Ad5). Эти вирусы не выведены в лаборатории, они довольно широко распространены в человеческой популяции, особенно Ad5.

Аденовирусы нумеровали по мере открытия (на Западе, разумеется, в Африке их частотность другая), так что, грубо, чем меньше число в названии, тем больше этого аденовируса гуляет по людям, а значит, тем у большего процента будут антитела к нему. С Ad5 в Европе встречались около 80% взрослого населения [2], так что наличие антител к нему у заболевших ковидом, подозреваемых в покупке сертификата, ни о чем не говорит. Мы болеем простудами каждый год, и очень часто вирус, заставляющий вас чихать и кашлять — это аденовирус пятого типа. Именно по этой причине Ad5 используется как вектор во второй дозе «Спутника», а не в первой, чтобы многочисленные антитела к нему не помешали выработке антител на коронавирусный спайк-белок.

Ad26 распространен значительно меньше. По России, как водится, надежных данных нет, впрочем, для Европы тоже. В некоторых работах их не видят совсем [3], однако же в свеженькой статье в журнале Lancet, посвященной «Спутнику Лайт», антитела нашли аж у 20 из 110 добровольцев (18% — это очень много, хотя, разумеется, делать далеко идущие выводы на 110 добровольцах необоснованно) [4]. Для сравнения, в США распространенность Ad26 составляет, по разным данным, от 2-4 до 10% [5], [6] в Китае — около 35% [7].

Иными словами, если случайно выбрать 100 человек, у условных 10-15 из них тест на антитела к Ad26 будет положительным, даже если они не прививались «Спутником». То есть эти люди пройдут проверку на лживость: медики решат, что человек заболел после прививки, хотя на самом деле он не вакцинирован. Иначе говоря, придуманный в институте Гамалеи тест будет давать систематическую (постоянно присутствующую) ошибку в 10-15% в худшую для прививки сторону.

Для того чтобы делать индивидуальные выводы о конкретном человеке, 15% — это многовато, особенно если речь идет о каких-то санкциях. На самом деле ошибка даже больше, так как не у всех людей вырабатывается адекватный ответ на прививку — и эти люди как раз окажутся в группе тех, кого сочтут обманщиками. То есть это ошибка в другую сторону.

Как я покупала сертификат о вакцинации. Расследование «Правмира»
Подробнее

Для сбора статистики эти условия вполне ок: зная о наличии систематической ошибки, мы можем учесть ее в наших оценках и прикинуть, где должно быть истинное значение. В данном случае мы можем узнать нижнюю границу того, сколько же людей таки покупают сертификаты и, например, какой процент из тех, кто попал в реанимацию с ковидом и утверждает, что вакцинировался, реально делал прививки.

Чтобы вычислить нижнюю границу доли тех, кто покупает документы о прививке, нужно случайно выбрать большую группу людей с сертификатами (большую, так как мы предполагаем, что покупает их все же меньшинство, пусть и заметное, поэтому, чтобы выводы были статистически достоверными, этого меньшинства должно набраться много), и провести всем им тест на антитела к Ad26 (вопрос, правда, как убедить их пройти тест: очевидно, граждане с поддельными сертификатами не будут гореть желанием поучаствовать в исследовании).

Среди привитых антитела к Ad26 должны быть примерно у 100% (примерно — потому что, повторюсь, у некоторых людей не вырабатывается адекватный ответ на прививку — кстати, хорошо бы оценить, сколько их). Предположим, среди обладателей сертификатов доля людей с антителами к Ad26 будет меньше 100% — пускай она составит 80%. Итак, 20% гарантированно обманули государство и купили сертификаты. Но среди тех, у кого антитела есть, еще у какого-то процента они должны иметься вне связи с прививкой, то есть мы не можем сказать, сделали ли они прививку или купили сертификат.

Таким образом, у нас будет нижняя оценка — чуть меньше 20% купленных сертификатов (чуть меньше — из-за тех, у кого не выработался ответ на прививку). Важно: мы говорим только о сертификатах о вакцинации «Спутником», на две другие российские вакцины тест не распространяется, они не дают антител к аденовирусу.

Кстати, имея на руках тест, можно было бы наконец определить распространенность Ad26 в российской популяции. А то про SARS-CoV-2 мы за полтора года узнали на три порядка больше, чем знаем об обычных коронавирусах, которые с нами сотни и тысячи лет. Было бы здорово, если бы создатели теста решили провести такое масштабное популяционное исследование, связанное не только с ковидом. Но пока они о таких намерениях не заявляли.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.