На прошлой неделе парламент Черногории принял закон "О свободе вероисповедания", в том числе предусматривающий изъятие собственности Сербской Православной Церкви. Как к нему относятся верующие и почему они протестуют - комментирует Елена Зелинская, писатель, журналист, эксперт по Балканам.

Елена Зелинская

Эта история началась не сегодня:  и ранее предпринимались подобные шаги в отношении Сербской Православной Церкви,  а за последний год еще больше усилилось намерение руководства страны каким-то образом повлиять на церковные дела. 

В прошлом году я лично наблюдала, как те, кто стремятся отделить Черногорскую Церковь от Сербской, например, проводили отдельное от общенародного празднование Рождества. И вот, спустя год, развитие ситуации в этом направлении привело к принятию Закона о свободном вероисповедании.   

По моим наблюдениям, по тому, как это описывается в местной прессе, мне кажется очевидным, что сами черногорцы мало поддерживают идеи руководства страны.

Сербская Церковь существует на этой территории века, и это часть их образа жизни. Надо сказать, что и сербы, и черногорцы – не поверхностно, а глубоко православный народ, их православие – укорененное, оно неотделимая часть их повседневной жизни, а не просто внешнее соблюдение праздников и ритуалов.

Именно поэтому, на мой взгляд,  резкие шаги правительства и вызывают протестные настроения. Мы наблюдали, как в крупных городах —  в Будве, в Никшиче верующие активно протестовали против разделения Церквей. Причем протесты проходят очень энергично – люди проводят молебны,  собираются на митинги, вплоть до того, что перекрывают движения в городах. 

Надо сказать, что черногорцы —  народ горячий, но главное — вопрос их живого, искреннего отношения к Церкви.  Для них это не академический вопрос, и не политический, как, скажем, для правительства, которое, видимо,  хочет уменьшить политическое влияние Сербии. Для черногорцев Сербская Православная Церковь — это часть их самоидентификации, важнейшая часть их мировоззрения. 

На меня произвел сильное впечатление недавний случай: один из руководящих полицейских чинов в Никшиче подал в отставку, потому, что он не хочет применять силовые приемы против народа. И меня до глубины души потрясло, как он  это сформулировал: «Как верующий, как сосед и как друг, я не могу применять силовые методы против протестующего народа».

Для черногорцев очень важная формулировка – на первом месте – верующий, затем — сосед и друг. Черногория — маленькая страна, там живут всего   600 тысяч человек и каждый другому сосед, добрый приятель или родственник, все и всё очень близко и очень связано. И это добавляет, с одной стороны, эмоций и жару в отношения между людьми, с другой стороны, видимо, заставляет очень точно выбирать стиль действий.

В сербской прессе оценивают такой шаг правительства Черногории, как рискованный. Ведь было сразу очевидно, что он вызовет протест у черногорцев, а возможно, даже и волнения. И, действительно, ситуация вызывает у них недоумение, раздражение и неприятие.

Новый закон касается церковной собственности и предусматривает изъятие ее у Сербской Православной Церкви. Опять  же, как наблюдатель со стороны, я вижу, что вопросы собственности в Черногории в принципе не отработаны, нет веками сложившейся законно функционирующей системы, как, к примеру, в Великобритании.  Предъявлять сейчас требования кому- либо представить полную документацию о собственности — это явно дискриминационно. Например, из-за не сложившийся системы, сложностей с документами у них с трудом идет реализация  закона о реституции. Россияне, которые приобретали за последнее десятилетие недвижимость в Черногории, очень часто, если не сказать регулярно, сталкиваются именно с проблемами неправильно или вовсе не оформленной по закону недвижимости, что порождает огромное количество судебных дел. Вопрос оформления собственности у них один из самых сложных и самых неотработанных.

Короче, новый закон не решает накопившиеся проблемы, а, скорее, усложняет их и наполняет политическим содержанием.

Вместе с этим я считаю ситуацию вокруг Сербской Православной Церкви в Черногории внутренним делом черногорцев и сербов. Мы, русские, там гости. Но можем наблюдать и анализировать ее со стороны.

Записала Оксана Головко

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: